21:40 12 ноября 2017 | Футбол — ФНЛ
Газета № 7494, 13.11.2017
Статья опубликована в газете под заголовком: «Станислав Меркис: "Талалаев проявил неуважение - и даже не извинился"»

Станислав Меркис: "Поведение Талалаева возмутило красноярских журналистов"

Сегодня. Красноярск. Андрей ТАЛАЛАЕВ и Станислав МЕРКИС. Фото twitter.com/Merkis_
Сегодня. Красноярск. Андрей ТАЛАЛАЕВ и Станислав МЕРКИС. Фото twitter.com/Merkis_

ФОНБЕТ – ПЕРВЕНСТВО РОССИИ. ФНЛ. 23-й тур. ЕНИСЕЙ - ТАМБОВ - 2:0

Пресс-атташе "Енисея" Станислав Меркис рассказал подробности скандальной пресс-конференции, в ходе которой возникла перепалка между наставником "Тамбова" Андреем Талалаевым и красноярскими журналистами.

– На видео все отражено. Поведение Андрея Викторовича все видели, – сказал Меркис. – Если он считает, что может себя так вести, с неуважением относиться к журналистам, некоторые из которых гораздо старше него… Отмечу, что начало пресс-конференции задержалось на полчаса. Он ходил по своим личным делам: мыться или еще что-то, я не знаю. На мой взгляд, задержка на такое длительное время – это неуважение к журналистам. И он даже не извинился за это. А потом начал вступать в полемику, уворачиваясь от вопросов, что тоже видно на видео.

– Талалаев сказал, что два человека, которые покинули зал, были не журналисты, а болельщики. Проясните ситуацию.

– Один из этих журналистов является главным редактором самого старого красноярского портала о спорте. Его зовут Алексей Потылицин. А второй – один из директоров красноярского телеканала. Это авторитетные журналисты.

– Почему они покинули зал?

– Почувствовали неуважение к себе со сторон Андрея Викторовича. Он младше их и, возможно, годится одному из них в сыновья. Такое поведение возмутило, поэтому они покинули зал.

– Талалаев высказался и в ваш адрес. Он сказал, что вы прервали его разговор со спортивным директором. Как могли бы это прокомментировать?

– Перед матчем мне нужно было обсудить один момент со спортивным директором Павлом… не помню отчества. (Павел Худяков. – Прим. "СЭ"). Я подошел, дождался, пока у них в разговоре возникнет небольшая пауза, вклинился, но потом понял, что разговор у них не закончился. Андрей Викторович сказал, мол, ты не видишь, что мы разговариваем? Я отошел, извинился. Я не думаю, что в этом плане есть какие-то вопросы. Ну а то, что он в интервью перешел на какие-то личные описательные характеристики, это его право. Он опускается до такого уровня… Я такого в его сторону себе не позволю.

– Талалаев не знал о том, что к нему подошел пресс-атташе, и на пресс-конференции могла быть месть с вашей стороны.

– В чем это могло выразиться? На видео все видно. Мое участие в пресс-конференции минимальное. Я только поспросил его ответить на вопросы.

– Вы говорили ему, что он ведет себя некорректно?

– Он сказал, мол, это пресс-конференция, почему я не могу задавать вам вопросы? Это его пресс-конференция и на вопросы должен отвечать он. Время на брифинге ограничено и не совсем уместно принимать вопросы от тренера.

– Талалаев говорил, что был недоволен судейством. Он пришел на пресс-конференцию уже взвинченным?

– Безусловно, он был взвинченным. Заявил, что все скажет. Когда мы перед брифингом ехали с ним на лифте, он начал задавать мне вопросы по поводу матча. Я высказал свое мнение по вопросу судейства, сказал, что оба удаления были корректными. Он ответил, что считает по-другому. Не более того.

– То есть никаких оскорблений в его адрес на пресс-конференции вы не допускали?

– Нет, конечно. Никакой ненормативной лексики не было. Вряд ли таковым можно назвать фразу: научитесь себя вести. Это ему сказали журналисты. Не я.

– Талалаев говорит, что после пятнадцати минут пресс-конференции с ним делали фото.

– Брифинг длился девять минут. А потом с Талалаевым сфотографировались два болельщика, которые ожидали его в холле манежа. Видимо, будучи игроком, он оставил у кого-то впечатление. Я в силу возраста его игры не застал.

 

Газета № 7494, 13.11.2017
Материалы других СМИ