16:00 2 августа | Футбол — РПЛ
Газета № 7698, 03.08.2018

Из комы – на трибуну. Мощная история болельщика "Спартака"

Антон ДОБРЯНСКИЙ.
Антон ДОБРЯНСКИЙ.

Интервью со спартаковским болельщиком Антоном Добрянским, который в мае после тяжелого ДТП на мотоцикле попал в кому, а уже в июле пришел на матч любимой команды.

30 мая в Москве, недалеко от Лужников, случилась серьезная авария – автомобиль "Ауди" повернул на красный свет и сбил мотоциклиста. За рулем машины находилась 23-летняя девушка, мотоциклом же управлял 52-летний спартаковский болельщик Антон Добрянский. С тяжелейшими травмами Антона госпитализировали. Он оказался в коме, жизнь его висела на волоске.

Новость шокировала спартаковских болельщиков. Добрый – так называют Антона в фанатских кругах – ходит на стадионы с конца 80-х, с той же поры он не пропустил ни одного домашнего матча любимой команды. Все, кто давно переживает за "Спартак", знают этого человека – либо лично, либо через общих друзей. Красно-белый мир сплотился. К лечению болельщика подключился клуб.

Несмотря на тяжелый прогноз, множество травм, в том числе черепно-мозговых, и перелом грудного отдела позвоночника, Антон пришел в себя. И медленно пошел на поправку.

А 28 июля он пришел на открытие сезона, играли "Спартак" и "Оренбург". Доброго встречал весь стадион.

КОГДА СКАЗАЛИ ПРО ПОЛГОДА, СТАЛ КРИЧАТЬ: ПУСТИТЕ, УХОЖУ. ПРИСТЕГНУЛИ К КРОВАТИ

Мы сели с Антоном в центре Москвы, в одном из ресторанов на Новом Арбате. Когда договаривались об интервью, он предупредил: "Только я не буду говорить, что кататься на мотоциклах это плохо, лучше скажу о том, что любить футбол это хорошо".

А еще попросил не делать из него героя.

– Есть много других, гораздо более заслуженных людей, – эту фразу я слышал во время разговора несколько раз.

Накануне нашей встречи Антон был в Тарасовке – врачи "Спартака" во главе с Михаилом Вартапетовым курируют восстановление болельщика. Активно помогает и пресс-атташе Леонид Трахтенберг. Клуб включился с первых дней несчастного случая и продолжает помогать и сейчас.

– Показали меня всем спартаковским врачам, назначили реабилитационный цикл, дали контакты, – говорит Антон. – Беспокоила голова немного, отечность была. Врач сказал, нужно обязательно делать массаж. Страховочную подушку надо убирать таким образом. Вартапетов видел, как я быстро начал ходить, а ходить нельзя, мышцы атрофированы. Надо в воде их разбудить. Что я могу сказать, тарасовские врачи лучшие! Потом еще и в столовой накормили. Нет слов! Тарасовка это наша вотчина.

– Борщом знаменитым?

– Мне нельзя, мясо жирное не ем. Ел вареную куриную грудку! И пил вкуснейший компот.

– Как вообще на тебя вышел "Спартак"?

– Я давно ведь хожу и езжу на "Спартак". И сижу на центральной трибуне. Регулярно вижу врача Вартапетова, пресс-атташе Трахтенберга, давно знаком с ними. И когда попал в эту… неприятную ситуацию, Вартапетов сам позвонил моей девушке, сказал, что готов помогать. Ну и если бы не Вартапетов… то даже не знаю. Я бы не согласился на операцию.

– Почему?

– Да хрен его знает. Я же хоккеист, в армии служил. Очнулся, зашевелился, хотел встать и уйти. А когда мне сказали, что полгода надо лежать, немного крыша поехала. Мозги заклинило. Стал орать: пустите, ухожу! У меня на тазу аппарат Илизарова, срываю его. Прибегают врачи, пристегивают к кровати наручниками. Ужас.

– Да уж.

– Как раз тогда ко мне приехали Вартапетов и Трахтенберг. Сказали: не будь идиотом, будь мужиком, операцию надо делать обязательно! Иначе будешь ходить, как утка, всю жизнь. А я не хочу, как утка. Я в хоккей люблю играть… Наиль Измайлов сказал: Антон, собери волю в кулак. Ребров приезжал. Убедили они меня, выбили эту дурость. Операция так операция. Сделали.

– Тебе говорили, что полгода будешь лежать, но прошло гораздо меньше времени.

– Через 41 день пошел на одной ноге. На двух – через 55.

– Как?

– Потому что мы красно-белые! Поставил себе маячок – открытие сезона, "Спартак" – "Оренбург". Вот тебе мотивация. Сказал себе: надо быть там! После операции приходит врач: садись, все прошло удачно, прогнозы хорошие. Говорю: когда смогу ходить? Он – ну, числа 10-го в лучшем случае. Поехал в реабилитационный центр, одобренный Вартапетовым. И там началось восстановление – долгое и интенсивное. Я реально себя насиловал. Болело все. Когда сделал первый шаг, врачи на меня орали, потому что пульс был под сто. Не слезал с костылей, бегал. В общем, поставили на ноги. Точнее – на ногу. Сначала-то прыгал на одной.

– Почему?

– Правая травмирована, левая живая. Вот на ней, говорят, и прыгай. 25 июля сдаю контрольные анализы. Врачи смотрят и не верят глазам: фантастика, такого не бывает! В правой ноге все срослось, из головы ушли гематомы. Говорят: бог с тобой, становись на вторую. И я полетел (смеется). Гораздо легче на двух жить! Огромная благодарность врачам Первой Градской. Виктор Михайлович, Дарья Васильевна! Спасибо людям, которые все это время были рядом. Я сказал себе, что пойду на футбол – и пошел. Моя серия не прервалась.

ФОТОГРАФИЯ, ТАБЛО, СЛЕЗЫ

– Какая серия?

– Впервые попал на футбол в 1977 году, матч "Спартак" – "Памир" Душанбе в Лужниках. Первая лига. На стадионы несовершеннолетних без взрослых не пускали, и мы с дружком Петей уговорили какого-то дядьку провести. У нас на "Соколе" весь двор был красно-белым. И это несмотря на генеральские дома и на то, что рядом ЦСКА. Я мало что понимал в футболе, мне было 10 лет всего. Но очень нравилась публика, красно-белая торсида, вот эти все демонстрации, проходы! Прямо балдел от этого. Стал все чаще бывать на стадионах. В 85-м ушел в армию, в 87-м пришел, и с осени того же года домашние матчи не пропускаю. Вот что за серия.

– Круто.

– Есть среди спартаковских фанатов гораздо более серьезные люди! Я же просто люблю ходить на футбол.

– Что ты увидел, когда пришел на "Спартак" – "Оренбург"?

– (после паузы) Меня это убило… Самое убойное, что испытал в этой жизни... Фотография, табло... Слезы... Я благодарен Богу. Такого, как на этом матче, со мной не было никогда. Плакал.

– Как ты себя чувствуешь сейчас?

– Чувствую, что пора выкидывать костыли. Но я дал врачу слово, что покажусь 10 августа и до этого времени – без глупостей. В конце концов, стоит железный болт вот тут (показывает на бедро), надо вытащить. Надо заниматься.

– Курс упражнений врачи "Спартака" назначили?

– А то! Вартапетов расписал. Девушка будет следить, чтобы все выполнял. Восстановление у меня быстро идет, нагрузок-то нет. Вчера в Тарасовке посмотрели снимки и ахнули: "у тебя плечо, как у Веллитона, а быстрее поправился!". Да понятно – потому что в меня не врезаются защитники. Но будут. В ноябре сыграю в хоккей. Или я не Добрянский.

– В хоккей?!

– Раз в неделю у меня всегда был хоккей. А по средам и пятницам футбол. Надо возвращаться. Врачи смеются, говорят, что я медицинский уникум. Кто его знает. Но за 52 года ни разу не пробовал спиртное и не курил. Может, помогло.

ОБРАЗ ФАНАТОВ СИЛЬНО ИСКАЖЕН

– Класс! Еще один трезвый фанат, прямо как Коля Угодник (болельщик, который посетил рекордное количество матчей чемпионата мира. – Прим. Д.З.)

– Для меня любовь к команде это не обязательно бухать. Вообще не нравится сформированный стереотип о фанатах. Недавно в Твиттере наткнулся на такую запись: а почему не освещается, как болельщики помогают детдомам, больным, ходят на кладбище к ветеранам, ухаживают за могилами? Почему пишут о том, какие фанаты хулиганы?

Ведь образ действительно сильно искажен. Вы поймите, что футбол и трибуна за воротами – неразрывные понятия! Уберите ее, и футбола не будет. Будет театр. За воротами стоят прекрасные ребята. Просто молодых надо воспитывать. Объяснять: хотите пить – пейте, но не мешайте другим. Хотите шизить – делайте это красиво. Как сейчас "Фратрия". Пусть меня многие осудят, но мне очень нравится, как шизит вираж у "Зенита". Такой фанатизм должен сохраниться и прогрессировать. Мне 52 года, и я прусь от этого. Хотя я и сижу на центральной трибуне.

– Многие твои ровесники не согласятся: мат, драки, опасность.

– Стереотипы! На стадионах нормально абсолютно. Я много лет в деле. Случались редкие ситуации, исключения. На "Сатурне", когда ОМОН к нам ворвался, и Романцев пошел с мегафоном успокаивать всех. С "Хаарлемом" в 82-м – да. Я был на том матче, в давку не попал, но знаю, что там произошло. И виноваты точно не фанаты, а милиция, которая неправильно организовала выход. У меня на северную трибуну на "Открытие" ходят дети друзей, родственники. Никакой опасности! Файера? Так это красиво!

– Согласен. Но вот в те же девяностые среди фанатов чуть ли не поголовно были распространены нацистские идеи. Это разве нормально для нашей страны?

– Считаю, что это проблема страны, а не фанатизма. В девяностые везде был бардак у нас. Я люблю Россию, никогда ее ни на что не променяю. Но у любой страны бывают проблемы в истории. Для нас это девяностые годы.

– Околофутбол – хорошая вещь?

– Это не хорошо и не плохо – вот моя позиция. Это нормально. И если людям, которые этим занимаются, получаю удовольствие, договариваются между собой, действуют по своим правилам, да пожалуйста. На масленицу люди на речке стенка на стенку выходили, это традиция. Не буду хвалить околофутбол, поскольку не имею к нему отношение. Но ругать его не стану.

– Сколько у тебя золотых выездов?

– Официально три. 2008, 2009. И прошлый сезон, 17-18, тоже был золотым.

– Включая Севилью?

– Да! Сидел на трибуне вот с девушкой как раз.

– Как попал? Испанцы же не пускали болельщиков "Спартака".

– Пусть это останется маленьким секретом. Девушка тоже пробивала золотник. Первый для себя. И я понимал, что мы не можем не попасть на сектор. Но чтобы не злить людей, не стану рассказывать деталей.

– Почему, кстати, ты сказал "официально"?

– Есть спорные моменты в предыдущих сезонах. Но за три отвечаю!

– Самый запоминающийся выезд?

– Два. Один в хорошем смысле, другой в плохом. Очень понравилось в Марселе в 2008-м. У нас была прекрасная компания, взяли микроавтобус и поехали по маршрутку Канны-Антиб-Ницца. Столько впечатлений! На пароходе до острова Монте-Кристо доплыли. Черта морского ели! Фантастика.

– Действительно.

– Да вообще хорошего много было. И раньше, и в новое время. Ну а самая жесть – это Прага-2007. Наши вывесили баннер с танком, и чешский спецназ пошел зачищать сектор. Очень жестко, с шумовыми пакетами, долбили русских без всякого разбора. А я был на игре с дочерью. Незадолго до того, как все началось, тогдашний лидер Фратрии Иван Катанаев, Комбат, сказал мне: Антон, уводи детей. И я, к счастью, успел вывести наверх свою дочку и дочку друга. Выглядело все очень мрачно.

– Баннер с танком – нормально?

– Нет. Я вообще против любой политики в футболе. Готов отстаивать свою позицию. Футбол – это спорт.

– Твой любимый "Спартак"?

– Всегда жалел тот "Спартак", у которого что-то не получается. Поэтому в сердце навсегда осталась горечь и жалость от Лиги чемпионов-2002/2003, 1:18. Помню, как мы приехали в Валенсию, Данишевский попал в перекладину, и это было самым радостным моментом. Как Бесчастных попросили играть опорника, и он играл. Как влетали все эти голы в наши ворота. Мне жалко этот "Спартак", но я его буду помнить всю жизнь. Как и "Спартак"-95, который одержал шесть побед в Лиге чемпионов! Да кто его забудет? Шесть побед в Лиге чемпионов из шести. Учитесь!

– Лучшие игроки "Спартака" на твоей памяти?

– Для меня – Гаврилов и Титов.

– Главное дерби?

– Вообще "Спартак" – "Динамо" Киев. И в Киеве было круто, и в Москве. Битва на поле и возле стадионов. Сейчас, понятно, ЦСКА. Привыкли, что это самый принципиальный теперь соперник. И за день до дерби лично меня уже трясет.

ВИНОВНИЦА ДТП НЕ СЯДЕТ В ТЮРЬМУ

– Известно, что виновница ДТП, в которое ты попал – молодая девушка. Вы с ней общались после этого?

– Она приходила, извинялась. Но не суть, не будем подробно об этом. Ее адвокаты общаются с моими. Считаю, что тюрьма эту девочку может только испортить. Ей 24 года, права всего семь месяцев. И я ее простил. В тюрьме она сидеть не будет. Желаю здоровья и счастья всем, даже своим врагам. Это мой принцип. Может, поэтому у меня так много друзей.

– Что дальше?

– Хочу 2 сентября поехать в Питер на матч с "Зенитом". На самолете мне пока летать нельзя, а вот на поезде – можно. И цель ставлю.

– "Спартак" станет чемпионом?

– Для меня "Спартак" – всегда чемпион. Это мой воздух. Если бы "Спартака" не было, я бы его себе придумал.

– Как ты себе объясняешь чудо, которое с тобой произошло?

– У меня есть Ангел-хранитель. Спасает меня в третий раз. Спас в армии, спас в девяностые, когда погибло много моих друзей-спортсменов, и спас сейчас. 30 мая я мог погибнуть, но выжил. Благодарен судьбе, друзьям, девушке. И мне очень важно, чтобы этим интервью вы не показывали меня как какого-то героя. Во-первых, в нашем мире есть люди более заслуженные. Знаю болельщиков, которые по 17 золотых выездов делали. А во-вторых, и это главное, в моей истории определяющую роль сыграл спартаковский девиз "Один за всех и все за одного". Это не просто слова. Это то, чем мы живем.

Я попал в беду, оказался в коме. А когда очнулся – 1466 непрочитанных сообщений со словами поддержки. Такого у меня никогда не было! Друзья, соратники, просто болельщики, люди из спартаковского руководства. Олег Зеленый, сколько людей он подключил! Вася из Гладиков написал такое, что я просто обалдел. Поддержка от такого воина бесценна. Коля Угодник, Сережа Уткин, Ваня Солнцевский. Моя группировка фанатская – "ВИП крю". Я этим людям буду до конца жизни благодарен. А руководство "Спартака" показало, что не бросает своих. Мне очень приятно. Эта поддержка и поставила меня на ноги. Я выдержал удар. Один за всех и все за одного!

Газета № 7698, 03.08.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...