23:10 25 апреля | Футбол — РПЛ
Газета № 7910, 26.04.2019

Александр Протасовицкий: "Сказал Паку, что это добрая шутка. В ответ сразу последовали оскорбления"

23 апреля. Москва. Александр Протасовицкий перед заседанием суда. Фото Александр Федоров, "СЭ"
23 апреля. Москва. Александр Протасовицкий перед заседанием суда. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Обвиняемый по делу "Кокорина и Мамаева" дал показания в Пресненском районном суде.

Протасовицкий, а также полузащитник "Краснодара" Павел Мамаев, нападающий "Зенита" Александр Кокорин и его брат Кирилл обвиняются в участии в двух драках в центре Москвы 8 октября 2018 года, в результате которых пострадали водитель Виталий Соловчук, чиновник Минпромторга Денис Пак и гендиректор ФГУП "НАМИ" Сергей Гайсин.

О конфликте с Соловчуком

– Я был в Подольске, дома, потом мы созвонились с ребятами. мы решили встретиться. Я подъехал по адресу.

– Из "Эгоиста" я выходил одним из последних. Мы ждали вторую машину. Услышал, что Кокорина Александра обозвали петухом. Была фраза: "Водитель назвал Кокорина петухом". Я развернулся, увидел Павла и Александра, они общались с водителем. Я был у всех за спиной. Я ему (водителю Соловчуку.Прим. "СЭ") задал вопрос: "Какое основание было?". Он сказал: "Это мое мнение, я вправе высказывать". Вы знаете, я был удивлен: он вел себя уверенно. Рядом стоял охранник, я обратился к нему, чтобы узнать, кто это. Он не знал. В это время Александр с Павлом беседовали. Ничего не предвещало конфликта.

– В какой-то момент Павел взял Соловчука за область подбородка. Соловчук ударил Павла. Мамаев отшатнулся. Александр поймал его. Потом Соловчук пятился, Павел пытался ударить его, но безуспешно.

– Соловчук оббежал машину и побежал вдоль дома. Я не побежал за ним – за ним побежали ребята. Видел, что упал Павел, запнувшись. В какой-то момент Соловчук остановился, Кирилл поравнялся с ним. Потом Соловчук ударил Кирилла в область груди. Мы с Александром побежали туда. По какой-то причине Соловчук остановился. Кирилл поравнялся, начал сближаться, получил удар в грудь и упал. Павел встал, направился туда.

– Возле крыльца произошел контакт Павла с водителем. Я не верю, что Павел мог сбить его ударом. Короче, Соловчук упал на крыльцо. Все произошло быстро. В какой-то момент там оказались все. Моя цель была – предотвратить конфликт. Я хотел поднять Соловчука, и в какой-то момент, не сразу, мне это удалось.

– Была ситуация, что мы с Кокориным на повышенных тонах поговорили. Он думал, что я пытался его ударить. Александр Кокорин просто пытался предотвратить конфликт.

– Я помог встать Соловчуку. У меня было желание довести его до машины, чтобы он быстрее уехал. Мы шли вместе, компания поравнялась с нами. Там был проход между перил. Напротив своего автомобиля Соловчук вырвался из руки. Я думал, что конфликт может продолжиться, не хотел, чтобы его били. Я все же прорвался к нему, расставив руки. В какой-то момент он оскорбил меня нецензурно. Меня в тот момент это задело, не сдержался, нанес ему два удара в лицо.

– Думаю, вряд ли мои удары могли причинить ему телесные повреждения. Если сильно бьют в челюсть, человек просто падает. Но он остался на ногах, так что я могу сделать вывод, что не причинил ему ничего.

– Соловчуку извинения приносил. И не раз. Я расцениваю ситуацию так: я все же не имел право наносить ему эти два удара. Я сожалею об этом. Я раскаиваюсь.

О конфликте в "Кофемании"

– После ситуации около "Эгоиста" поехали в "Кофеманию". Я, Павел, Кирилл, пара девушек. Мы сначала приехали не в ту "Кофеманию". Потом созвонились и приехали в нужную.

– Было не очень много людей. Мы просто сидели и болтали.

– Не обратил внимания на то, когда появился Пак. Его внимание, наверное, привлекло сравнение с певцом.

– Мы смеялись в нашем кругу. Эта шутка была не применительно к Паку. Мы смеялись между собой, ни к кому не обращались. Я даже не знал о его присутствии. Но в какой-то момент мы пересеклись взглядами. Он спросил, в его ли адрес я произнес шутку. Я посчитал, что он мог на свой счет воспринять ее. Я извинился, сказал: "Не воспринимай на свой счет. Это добрая шутка". Я услышал оскорбление сразу же.

– Пак был злой. На лице была негативная гримаса. Его явно не устроили мои извинения. К его столику подошел Кирилл. Потом – Александр Кокорин. – Александр, кстати, в тот момент был рядом со мной. Я сидел с заднего торца стола от Пака. Перед Александром стоял стул. Думал, он хочет отставить стул. Повторил вопрос: "Кого ты так назвал?". Услышал тот же ответ. Потом удар стулом. Пришелся на левую руку, левое плечо и, возможно, левое предплечье.

– К месту конфликта начал скапливаться народ. Там и Гайсин появился. Я счел нужным подойти и забрать Павла. Павел стоял напротив Гайсина. По-моему, туда подошел Александр. Я увидел, что Гайсин "отодвигает" Мамаева от себя. Потом я встал между ними. Увидел, что Гайсину прилетел удар от кого-то. Это была открытая ладонь. Дальше Гайсин схватил его за руку. Получилось, что заломал руку. Я схватил Гайсина за шею, отвел от Мамаева. Я ему сказал: "Не нужно конфликта". Дал понять, что не хочу конфликта.

– Дальше мы переместились в соседний зал, там пробыли некоторое время и пошли обратно. Александр стоял и общался с этими мужчинами. Я подошел к нему. Они разговаривали без конфликта, мирно, попросили прощения друг у друга. Пак сказал: "Извините, если чем-то обидел". Александр принес извинения.

– Потом было рукопожатия, и мы ушли. Я, уходя, пожал руку Гайсину, Паку сказал: "Зачем было это нужно, я извинился перед вами?". Гайсина я не бил. В мыслях не было кого-то бить.

Кокорин и Мамаев. Главное о скандале

Газета № 7910, 26.04.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ