00:15 8 июня | Футбол
Газета № 7652, 08.06.2018

Разоблачение игры. Отрывки из книги Алексея Зинина

Книга Алексея ЗИНИНА "Разоблачение игры. О стратегиях. Скаутинге. Трансферах. Аналитике". Жозе МОУРИНЬО. Фото AFP Олег РОМАНЦЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Сборники Алексей МИРАНЧУК, Александр ЕРОХИН и Далер КУЗЯЕВ (слева направо). Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 2011 год. Александр КОКОРИН (слева) и Федор СМОЛОВ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА Один из статусных российских центрфорвардов последнего десятилетия Артем ДЗЮБА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Книга Алексея ЗИНИНА "Разоблачение игры. О стратегиях. Скаутинге. Трансферах. Аналитике".

Уже в эти выходные на прилавках книжных магазинов появится книга "Разоблачение игры. О стратегиях. Скаутинге. Трансферах. Аналитике". Ее автор – Алексей ЗИНИН, известный футбольный менеджер и аналитик, постоянный автор "СЭ". Сегодня мы публикуем отрывки из книги – подборку отдельных размышлений, посвященных оценке и качествам футболистов и тренеров.

ОТЗЫВ "СЭ"

Путь Алексея Зинина уникален для российского спорта. Человек, начинавший как журналист, освоил многие профессии в футболе и стал одним из ведущих специалистов в стране по вопросам скаутинга, трансферной политики и общего устройства клубов.

Редакция "Спорт-Экспресса" давно и плодотворно сотрудничает с Алексеем: его интервью и аналитические тексты всегда имеют высокие рейтинги и вызывают большой резонанс как среди простых читателей, так и у футбольных людей, потому что суждения Зинина действительно нестандартные и глубокие, а его прогнозы и оценки по поводу тех или иных игроков, тренеров или решений очень часто попадают точно в цель.

Прежде никто в такой развернутой и в то же время доступной форме не рассказывал читателю о многочисленных нюансах профессионального футбола. Потому так увлекательна и книга – она позволяет отбросить стереотипы и шаблоны восприятия, дает обильную пищу для размышлений и обсуждений, позволяет взглянуть на процессы в спорте № 1 совершенно новым взглядом.

Это потрясающе интересно!

Футбол при всем своем многообразии и при всей своей бесконечной вариативности абсолютно заштампованная отрасль. Очень часто люди, даже те, кто много лет в нем работает на самом высоком уровне, привыкая к этим штампам, уже не могут видеть саму суть футбола, его нерв, чувствовать его дыхание. Они стараются за максимально короткий срок отыскать что-то, что можно подогнать под шаблон, на что можно набить клеймо, и тогда они чувствуют себя в своей тарелке, они понимают, что им делать и куда двигаться.

Причем каждая категория людей, имеющих отношение к футболу, культивирует свои стереотипы, заблуждения и ограничения. Например:

СТЕРЕОТИПНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ СКАУТОВ И ТРЕНЕРОВ

Ограничение 1. Цитата: "Я знаю этих игроков как облупленных с 17 лет. Смолов сильнее Кокорина".

Смолов и Кокорин приведены здесь лишь для примера. Фамилии звучат разные. Чуть ли не каждую неделю приходится слышать, в том числе и от достаточно профессиональных людей, подобные безапелляционные заявления.

Безапелляционность уместна лишь тогда, когда сразу по четырем основным критериям − "игровые качества", "игровой уровень", "отношение к делу" и "масштаб личности" − восприятие затрагиваемых фигур кратно разнится. Называю это "игроки с заведомо разных этажей".

Во всех остальных случаях не может человек знать, кто из игроков сильнее, опираясь на наблюдения былых лет. Хотя бы потому, что футболисты примерно каждые полгода меняются.

Как аргумент приведу личную историю прославленного нашего игрока и тренера Владимира Федотова − одну из тех, которые Григорьич рассказывал при наших многочасовых посиделках:

"Я считался техничным игроком, и соперники меня нещадно били. Самое любопытное, что под занавес своей карьеры я сам стал дубасить всех направо и налево. Великий хоккейный тренер Анатолий Тарасов, который тогда пришел в футбол, изменил мое мировоззрение. Он учил нас жесткости. На каждой тренировке кричал: "В чем дело? Не вижу крови!" Если бы кто-то из наших игроков хоть раз в стыке убрал ногу, его со словами "Вон отсюда!" сразу бы выкинули из команды. Дошло до того, что я выходил на поле с одной мыслью – "высечь искру", и стоило прозвучать стартовому свистку, как я тут же бежал искать жертву. И только после того, как искры летели во все стороны, я мог позволить себе переключиться на созидание.

Это было шоком для многих. Люди не понимали, как умный, техничный игрок мог превратиться в олицетворение жесткости, а порой и грубости на поле. А как не превратиться, когда попадаешь под влияние Тарасова?! К тому же оказалось, что запах крови тоже способен доставлять удовольствие".

В спорте не существует застывших форм. Тренер, атмосфера в клубе, партнеры по команде, игровая концепция, тактика, игровая модель/схема, ситуация в личной жизни, травмы, тренер по физподготовке команды, количество матчей в сезоне, восприятие игроком самого себя, личностное мышление, мотивация и десятки других показателей оказывают на футболиста серьезное влияние. В чем-то даже относительно себя самого он прибавляет, в чем-то делает шаг назад. А теперь представьте, что и объект, с которым его сравнивают, тоже видоизменяется относительно себя самого.

Если изначально фигуры примерно равного масштаба и если оба "бегут по дистанции", то их позиции в табели о рангах будут меняться. Порой каждый месяц.

Да и что значит "сильнее"? Это общее понятие. Оно не учитывает особенности игрока и его необходимость для той или иной команды.

Часто бывает, что формально более "сильный" игрок может оказаться в команде невостребованным, а более "слабый" стать незаменимым. И тогда в соотношении "сильный/слабый" возникнет окончательная путаница.

Сборники Алексей МИРАНЧУК, Александр ЕРОХИН и Далер КУЗЯЕВ (слева направо). Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Сборники Алексей МИРАНЧУК, Александр ЕРОХИН и Далер КУЗЯЕВ (слева направо). Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Есть такое понятие "формат", которое при построении команды играет порой ключевую роль.

Вот перенесемся в лето 2017 года и возьмем для сравнения трех игроков центра поля "Зенита": Жулиано, Ерохина и Кузяева.

Кто, на ваш взгляд, был более сильным игроком?

Напомню расклады.

27-летний плеймейкер сборной Бразилии Жулиано по итогам предыдущего сезона стал одним из ярко выраженных лидеров "Зенита": забил 17 голов и отдал 13 голевых передач.

28-летний Ерохин провел хороший период в "Ростове", но в креативной составляющей был сильно ограничен и статистики как таковой не имел.

А 24-летний Кузяев играл то опорника, то находился в роли затыкателя дыр − правого защитника в "Тереке"/"Ахмате". Ни в какие сборные не привлекался и статуса не имел.

И если бы большинство расставляло тогда названную тройку по силе, то рейтинг был бы такой: Жулиано, Ерохин, Кузяев. Особенно в свете того, что Манчини позиционировал себя как постановщик остроатакующей игры.

По факту же Жулиано оказался не нужен Манчини. И дело не в отсутствии российского паспорта. Просто позиция плеймейкера в тактических построениях итальянца не подразумевалась и была приведена в жертву второму нападающему (при схеме 4-4-2) или инсайду (в схеме 4-3-3), а набор качеств Жулиано для перевода в другую роль тренеру показался недостаточным.

Более же "слабый" на тот момент Кузяев за счет объема и универсализма мгновенно превратился для питерцев в незаменимую фигуру, да и Ерохин, который, казалось бы, уровню чемпионской команды не соответствует, получил достаточно игровой практики. И часто то один, то другой вынуждены были брать на себя функции основного созидателя.

Мы сейчас не оцениваем, прав ли был Манчини, мы говорим о том, насколько могут быть относительными суждения о силе игроков.

Поэтому-то зависимость от своих прежних представлений, полагаю, одна из самых распространенных ошибок селекционеров в российском, и не только российском, футболе.

Нередко селекционер может ответить на предложенную кандидатуру: "Да, я его знаю. Видел в позапрошлом году вживую. Он нам не подходит!"

Считаю подобные ответы должностным преступлением.

И те же Смолов с Кокориным это подтверждают. Постоянно и неоднократно. Как много людей стали заложниками своих прошлых представлений о них! Как много людей смеялись над Смоловым, над его неспособностью забивать, и как много людей ставили ему в пример Кокорина. Самое интересное, что большинство этих же людей потом смеялись над Кокориным и ставили ему в пример Смолова. А теперь добавьте сюда еще одного статусного центрфорварда последнего десятилетия Дзюбу. И посмотрите, как менялась по дистанции результативность Артема, его спортивный имидж, относительно Кокорина и Смолова…

2011 год. Александр КОКОРИН и Федор СМОЛОВ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА
2011 год. Александр КОКОРИН (слева) и Федор СМОЛОВ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА

БОЛЬШИНСТВО ИГРОКОВ – ЭТО ЗЕБРЫ

Одна из самых распространенных тенденций – приверженность выбранному полюсу.

Люди на всех уровнях привыкли мыслить материями: "белое-черное", "плохой-хороший", "сильный-слабый".

Очень часто, опираясь на несколько отрицательных факторов, выносят полностью отрицательное заключение или, увидев несколько положительных моментов, начинают воспринимать все аспекты игрока сугубо положительно.

Но ведь помимо белых и черных цветов есть другие. И даже если бы существовали только два этих цвета, то подавляющее большинство игроков выглядели бы как зебры.

Мне кажется, необычайно важно не пытаться подогнать решение под ответ, который изначально сам себе придумал. Вот в этом стремлении разложить игрока на составляющие, вынести каждому аспекту свою оценку и по совокупности "дать резюме" применительно к предлагаемым обстоятельствам и заключается основная суть трансферной работы.

Здесь самое главное четко проанализировать, какие именно качества игрока окажутся востребованными в твоей команде. И не получится ли так, что игроку придется действовать на своих минусах.

А как много в футболе значат эмоции! Они сильнее знаний. Очень часто люди свое отношение к поступку игрока за пределами футбольного поля переносят на его профессиональное мастерство.

О ВОПРОСАХ СТРАТЕГИИ

У меня было огромное количество часов разговоров о стратегии, о стратегическом видении. Очень часто в футболе я сталкивался примерно с такой реакцией клубных руководителей: "Стратегия − это все глобально. Нам некогда этим заниматься. Вы нам лучше дайте игрока, который нам поможет. А о разработке стратегии мы с вами давайте после окончания сезона поговорим".

И тогда я хитрил, говорил: "Хорошо, если не возражаете, я задам вам несколько уточняющих вопросов".

И этими вопросами переводил мышление ничего не подозревающего человека в другую плоскость:

* А какие цели у вашего клуба на ближайшие пять лет? Какие игровые и турнирные задачи вы хотите решать в следующем сезоне, через три года?

* Вы согласны на результат любой ценой? Или для вас важно, чтобы команда демонстрировала созидательный интеллектуальный футбол и на нее ходили зрители?

* Вы планируете зарабатывать на трансферах игроков или для вас, как для бюджетного клуба, трансферная привлекательность игроков вообще не имеет значения?

* Каким образом у вас выстроена модель спортивного департамента? Она заточена под конкретного тренера? Под чье видение она заточена? Каким образом у вас принимаются решения о расставании с игроками, о подписании новичков?

* Почему вы решили, что вам нужен игрок именно на позицию опорного полузащитника? И какие игровые качества − разрушительного или созидательного свойства − в нем должны доминировать?

* Должен ли этот человек быть наделен лидерской ментальностью? Опытом? Или вы бы предпочли в нем преобладание свежести и азарта? Вам нужен тот, кого надо учить, или тот, кого не надо переучивать?

* Что вы предпочитаете, взяв на одну и ту же сумму: троих игроков, каждый из которых способен усилить команду в теории максимум на +3, или одного, который гарантированно усилит на +6?

И так далее...

Редко когда удавалось успеть задать хотя бы десять вопросов. Потому что ответ на каждый вопрос требует усилий, а готовых ответов у человека не было.

Зато если руководитель втягивается в процесс поиска ответов, если идет на диалог, значит, он готов перейти на другой уровень. Структурированно выстроенная компоновка ответов на ключевые вопросы, увязанная следственно-логической цепью, − это почти уже стратегия, по которой можно работать. Единственное, по каждому озвученному человеком тезису еще желательно задать глубинный вопрос: "Почему это для вас так важно?" И вот тогда мы можем подняться еще на один этаж в прояснении ситуации, в создании настоящей стратегической ментальности.

Один из статусных российских центрфорвардов последнего десятилетия Артем ДЗЮБА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"
Один из статусных российских центрфорвардов последнего десятилетия Артем ДЗЮБА. Фото Дарья ИСАЕВА, "СЭ"

О ПАЗЛЕ БАЛАНСА

Успешная команда – это совокупность качеств, влияющих на результат, таких как: физическая скорость, скорость мышления, скорость работы с мячом, умение входить в единоборства, жесткость, игра на "втором этаже", дальний удар, дриблинг, тактическая гибкость, ментальность и так далее. Поэтому, комплектуясь, важно мыслить комплексно: соблюдать баланс в насыщении команды всем набором необходимых качеств.

Однако нередко игроки в команде подобраны таким образом, что сложить из них нужный пазл, дающий возможность побеждать любой тип соперника, не представляется возможным. Значит, на стадии комплектования были допущены упущения. Их надо исправлять.

Селекция не должна быть примитивной, направленной лишь на затыкание дыр, она должна быть частью большого проекта, где каждый игрок, каждое имеющееся у него качество становятся частью победной мозаики.

Если клуб берет просто "сильного" игрока, но у того нет ни одного качества, в котором нуждается команда, то этот трансфер не решает глобальной задачи.

Нередко трансферные решения находятся в большой зависимости от настроения первого лица клуба, принимающего решение, от времени суток, антуража просмотра и сопровождаются при этом полным отсутствием системы. Многие первые лица не занимаются футболом как серьезным бизнес-процессом, они в глубине души относятся к нему как к статусному хобби, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

ПЕРЕД ПОДПИСАНИЕМ ИГРОКА…

Перед подписанием игрока, даже при отсутствии у клуба стратегии и осмысленной политики, важно ответить хотя бы на четыре блока контрольных вопросов:

1.Что приход этого игрока даст моей команде: в каких качествах он позволит нам прибавить?

2. Какой функционал (игровой, ментальный) он сможет выполнять и на каком уровне?

3. Соответствует ли этот игрок нашей команде по стилю и игровой модели?

4. И наконец, будет ли этот игрок полезен клубу, если завтра поменяется главный тренер? Насколько текущее мастерство и потенциал этого игрока выше уровня имеющихся?

Идеология, тактика, порядок, атмосфера, уверенность, концентрация энергии в совокупности с умением сложить сбалансированный пазл состава – это то, что удачно можно противопоставлять большим деньгам и большим клубам, не вставшим на твердый путь.

При наличии стратегии главное – преемственность. Все правила должны работать независимо от смены тренеров, спортивных директоров, игроков. Если не будет шараханий, будет движение вперед.

Олег РОМАНЦЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Олег РОМАНЦЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПОЧЕМУ ОПАСНО ЗАКОСТЕНЕЛОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О КОМ-ТО?

НА ПРИМЕРАХ РОМАНЦЕВА И МОУРИНЬО

Тренер, как спортсмен: он не остается в замороженном состоянии, меняется каждый сезон. В обязательном порядке! Стагнация если и бывает, то по законам диалектики длится недолго, за ней непременно следует движение. Или вверх, или вниз.

Даже внутренний стержень может прилично изогнуться после одного потрясения: большой ли победы, обидной ли отставки. Редко когда движение представляет собой ровную прямую, как это было у Леонида Слуцкого вплоть до назначения его на пост наставника сборной страны. Куда чаще карьера тренера – это зигзаги.

Когда ведется обсуждение тренера, важно договариваться о понятиях (в целом мы говорим или на данный момент). Вот мне посчастливилось пять лет плотно проработать с Олегом Романцевым (с 1999 по 2004 год). Если вы спросите, какой он тренер, я не дам однозначного ответа. Были периоды, когда я готов был спорить до хрипоты, что он гений. Олег Иванович и был гением, тем самым, который один на миллион. А были моменты, когда весь "Спартак" поражался, почему великий тренер не видит и не понимает элементарных вещей. Олег Иванович был разным. Менялись настроение, энергетика, стрессоустойчивость, представление о себе, о врагах и друзьях. Менялись игроки, атмосфера, среда. Менялись время, здоровье, тенденции, цели, эмоции, внутренний порыв... Когда-то Олег Романцев хотел побеждать ради факта самих побед, в последние годы работы – ради того, чтобы заткнуть рот недоброжелателям. Это совершенно разные уровни мотивации и мышления и разные уровни уверенности в себе. И самое главное – это разные уровни морального выгорания и психической и физической изношенности.

То же самое можно сказать про Моуриньо. Если вы поговорите с Дмитрием Аленичевым или Алексеем Смертиным, то они вам расскажут о том, насколько фанатично предан делу этот человек. Десять-пятнадцать лет назад он в рамках психологического хода сам завязывал футболистам шнурки, знал по именам их жен и матерей, каждый элемент профессиональной жизни спортсменов разжевывал им так, что все было понятно. А если мы послушаем тех, кто выступает под руководством португальца в "Манчестере", то нам не для протокола расскажут о том, что Моуриньо не ведет сам тренировки, не всегда за ними наблюдает, а при просмотре потенциальных новичков засыпает прямо по ходу матча.

Люди меняются. Все, ну или почти все. Потому что работа – это движение. От себя прежнего к себе новому.

Выражение "нельзя войти в одну реку дважды" – та прописная истина, о которой многие не задумываются. Особо остро это проявляется в публичной среде. Люди, находящиеся под большим давлением, меняются быстрее. Тот же изможденный постоянными вызовами судьбы и хроническим недосыпом Романцев в 2001-м менялся буквально на глазах. Олег Иванович образца весны 2001-го и весны 2002-го, не говоря уже о весне 2003-го, – это разные люди.

Жозе МОУРИНЬЮ. Фото AFP
Жозе МОУРИНЬО. Фото AFP

НОВЫЙ ТРЕНЕР ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ В ПЕРВЫЙ ГОД РАБОТЫ НЕ ДОЛЖЕН ОПРЕДЕЛЯТЬ ТРАНСФЕРНУЮ ПОЛИТИКУ КОМАНДЫ

Много говорю о достоинствах больших тренеров, сейчас хотел бы помочь клубам защититься от тренеров совсем иного плана.

Тренер – это ключевая фигура в спорте. Он как врач, который делает операцию. Если хирург талантлив, то зачастую и в полевых условиях он способен сотворить маленькое чудо. Ну а если он плохой врач, то ему несильно поможет и оборудование за многие миллионы евро.

Именно поэтому категорически не должно быть так, что комплектование команды и вся жизнь клуба заточены под тренера. Это право тренер должен заслужить, в том числе высокими результатами, проявлением на деле своих профессиональных и человеческих качеств или годами надежной работы в структуре клуба. Когда же "человеку с улицы" дают право покупать и продавать, кого он хочет, это в большинстве случаев приводит к отрицательному результату (посмотрите на того же Манчини в "Зените").

"Даже хороший тренер может быть плохим селекционером". К тому же среднестатистический тренер не принимает во внимание трансферно-маркетинговую составляющую, философию клуба, он отрезан от прошлого и не ориентирован на будущее. У тренера основная задача – дать результат здесь и сейчас. Он не смотрит на перспективу, на то, сможет ли клуб зарабатывать на игроках, и на многое другое. У каждого наставника свой курс, а клуб в такой ситуации лишен курса, потому что его водят взад-вперед.

Сегодня − тренер Петров, завтра − Иванов, послезавтра − Сидоров. У каждого своя политика. И с каждым разом клуб ожидает шоковая перезагрузка. В итоге команда наполняется игроками разной игровой направленности, разного игрового мышления. Они не приведены к единому знаменателю и плохо стыкуются между собой. В идеале тренер, делом не заслуживший особого уровня доверия, должен лишь расставлять по приоритетам трех-пять кандидатов на позицию, которых ему дал спортивный департамент. И любой из этих кандидатов должен быть подобран "под команду".

Универсальные футбольные тренеры – редкость. Большинство наставников подходят только для одного типа задач, в рамках только одной ментальности, только в одни временные рамки, только для одной стилистики. Перевод их в другие категории – огромный риск.

Тренер сборной и тренер клуба – два абсолютно разных амплуа, примерно как центральный защитник и центральный нападающий.

Хуже всего, когда клуб средних, а то и низких возможностей берет на работу "шаблонного" тренера, который красиво мыслит материями "Баварии". Такой тренер, выбирая игроков, старательно выискивает у них минусы, всячески игнорируя их конкурентные преимущества.

Вообще, это очень шаткая почва, когда тренер, пребывающий не в лучшей форме или в затяжном психологическом ли, творческом ли кризисе, имеет полную власть над игроками. С одной стороны, у него подобная власть должна быть по определению, иначе игроки не будут его воспринимать, что неминуемо отразится на всех процессах в коллективе и непосредственно на результатах команды.

С другой стороны, объясните мне, какое тренер имеет право ломать карьеру достойного игрока, навешивать на клуб проблемы и погружать его в финансовые потери? Если уж тренер решается разжечь войну, то он точно должен понимать, ради чего, и обязан, просто обязан дать результат!

Кто сказал, что индивидуальный подход развращает коллектив? Почему решили, что к людям разных возможностей и разной значимости нужно относиться одинаково и стричь всех под одну гребенку?

Вообще, чем больше игрок, тем он сложнее, тем тверже его характер. Топовые тренеры (если, конечно, они еще не заболели звездной болезнью) понимают, что "опираться можно только на то, что сопротивляется". Важно обратить такого неординарного человека в свою веру, и тогда он принесет тебе пользы больше, чем десяток рядовых игроков. Но для того, чтобы обратить такого человека в свою веру, нужно иметь внутреннюю силу, мудрость и не иметь при этом комплексов и уметь управляться со своим эго…

Газета № 7652, 08.06.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...