12:00 2 января 2017 | Футбол

Патриарх "Динамо".
Не стало Виктора Царева

2002 год. Виктор ЦАРЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
2002 год. Виктор ЦАРЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

В понедельник на 86-м году жизни скончался Виктор Царев - один из лучших защитников в истории "Динамо", участник чемпионата мира-1958 и чемпионата Европы-1960. Публикуем часть его интервью корреспонденту "СЭ" Павлу АЛЕШИНУ

ЭКЗАМЕНЫ Аркадия ЧЕРНЫШЕВА

- Как вы попали в "Динамо"?

– В юности поигрывал в футбол на стадионе "Пламя" с видом на знаменитую таганскую тюрьму. Как оказалась там юношеская команда "Динамо", сейчас не вспомню. Нам предложили сыграть против нее. После матча ко мне подошел Володя Шабров, будущий правый крайний "Динамо", и от имени тренера Ильи Бизюкова пригласил на тренировку. Так с 1947 года я оказался в "Динамо". На следующий год стал выступать за молодежную команду, с которой работал впоследствии великий хоккейный тренер Аркадий Чернышев. Перепробовав меня на всех позициях, Чернышев сделал вывод: "Тебе лучше играть в обороне". Мне же хотелось в атаку. Тогда он и говорит: "Попробуй, обведи меня". Попробовал, не получается. В общем, убедил.

– В команду мастеров вы попали по "протекции" Чернышева?

– Аркадий Иванович почему-то относился ко мне особенно внимательно. Сажал рядом с собой на матчах команд мастеров и начинал задавать вопросы: "Почему этот игрок побежал с фланга в центр? А кто должен теперь врываться в освободившуюся зону?" То есть устраивал мне экзамены по тактике и часто хвалил за ответы. И говорил обо мне старшему тренеру мастеров Михаилу Семичастному: "Этого парня нельзя отпускать из "Динамо". Потом пришел Якушин и утвердил меня полузащитником оборонительного плана.

ПУТЬ В ОСНОВУ

– Свой дебют в команде мастеров помните?

– Из начала карьеры больше всего запомнился второй матч за дубль. В нем харьковский нападающий Королев локтем сломал мне нос. Наш врач Юрий Зельдович уложил меня на землю и начал с хрустом вправлять нос на место. Немножко выправил его, а Якушин уже тут как тут, спрашивает врача: "Сможет играть?" Тот: "Ни в коем случае!" Он тогда ко мне: "Решай сам, команде нужно". Сейчас любой игрок с такой травмой недели три лежал бы не вставая. А я вышел на второй тайм. На следующий день меня повезли в Боткинскую больницу, от наркоза я отказался, но как только хирург двинул нос щипцами, я потерял сознание от боли. Но с тех пор нос стоит на своем месте. А до команды мастеров было еще далеко, Якушин считал, что любой игрок должен пройти школу дубля, который он сам тренировал параллельно с основным составом. За три года я стал капитаном дубля, а по футбольному поверью это означало: останешься там на всю жизнь.

– Вам самому интересно было в дубле?

– Бывший динамовский вратарь Вальтер Саная однажды начал уговаривать меня: "Иди в "Спартак", там будешь за основу играть". Приглашали и в другие московские команды. Якушин об этом знал и часто приговаривал: "Виктор, не теряй головы, твое время вот-вот придет". А в дубле Якушин оставлял многих сходящих знаменитостей – Бескова, Трофимова, Соловьева, чтобы молодежь набиралась у них ума-разума. Однажды выпускает на поле Карцева. А тот артачится. Якушин говорит: "Два забьешь и уходи". Василий вышел, за пять минут забил два гола и пошел с поля. Якушин ему: "Ты куда?" – "Но вы же обещали". – "Я пошутил". – "А я не шучу", – и ушел в раздевалку. После того как молодой торпедовец Валя Иванов в матче с "Динамо", можно сказать, отправил на пенсию нашего ветерана Владимира Савдунина Якушин заявил: "Теперь в полузащите будут играть Соколов и Царев".

ПРОТИВ ПЕЛЕ ОДИН ЗА ТРОИХ

– А в сборную СССР как попали?

– Начинал-то я со второй сборной. А с 1957 года Гавриил Качалин со своим помощником Михаилом Якушиным начали оставлять меня в первом составе. Играл по заданию. Якушин любил говорить: "Если исключить дирижера, что будет с оркестром?" И ставил меня в основном против соперников, которые вели командную игру.

– Вы обладатель четырех золотых, трех серебряных и одной бронзовой медалей чемпионатов СССР...

– О бронзовой лучше не вспоминать, хотя вечер, когда я ее получил, из памяти не уходит. Собрались чествовать лауреатов первенства, а Михаил Семичастный, возглавлявший тогда отдел футбола ЦС "Динамо", как начал нас ругать, стыдить за то, что остались в чемпионате только третьими. Ему говорят: "Михаил Васильевич, им же пора медали вручать". А он: "Да какие это медали!" – и дальше нас чешет почем зря.

– Против каких знаменитостей вам довелось играть за "Динамо", за сборную?

– Против Пеле, Бобби Чарльтона, уругвайца Скьяффино, лучшего нападающего чемпионата мира 1954 года, венгра Альберта. "Динамо" обычно предоставляли право первого выбора зарубежной поездки. И в 1955 году мы играли с "Миланом". Я вышел против Скьяффино. Якушин предупредил: "Если дашь ему свободу, он таких дел натворит". И я в первом тайме не дал уругвайцу принять ни одного мяча, а в перерыве его заменили. Тут Алекпер Мамедов разошелся, при полных трибунах "Сан Сиро" забил "Милану" четыре мяча. Шуму было! Из Милана поехали во Флоренцию, а там встречает толпа журналистов: "Кто из вас Мамедов? Где он?" И когда к ним вышел невысокий скромный паренек, они были в шоке. Зато каким техничным был Алик! Очень жалел, что не довелось сыграть против Ди Стефано. Мы должны были встречаться с испанцами в квалификации к Кубку Европы 1960 года, но они отказались. Репетицию сборная СССР проводила с Польшей. И Качалин сказал мне: "У поляков сильный центрфорвард Эрнест Поль. Представь себе, что это Ди Стефано, постарайся закрыть". И я ничего не дал сделать Полю – ни принять мяч, ни отдать. Игра вообще вышла мировая, мы разгромили Польшу – 7:1. После чего испанцы и отказались с нами играть.

– Дебютант сборной Бразилии Пеле, которого вы опекали, не забил Льву Яшину на чемпионате мира-1958 в Швеции. Зато в московском товарищеском матче 1965 года со сборной СССР отличился дважды, да еще и голевую передачу сделал. А ведь его, наверное, опять держали персонально?

– В Москве за Пеле должны были присматривать трое – Валерий Воронин, Георгий Сичинава и Георгий Рябов. Сичинава еще перед матчем бравировал: "От нас троих он никуда не денется". И что вышло в итоге? Рябов, вернувшись из сборной в "Динамо", удивлялся: "Как же ты семь лет назад один с ним справился? Он же неуловим. Только приблизишься, а Пеле уже рывок в сторону успел сделать, ты – к нему, а его опять уже нет на прежнем месте". Продолжая о знаменитостях, против которых играл, сильнее тандема Валентин Иванов – Эдуард Стрельцов не встречал. Оба были потрясающими индивидуальностями да еще и понимали друг друга, словно с рождения лежали в одной колыбели. Жаль, что они очень мало вместе играли в сборной, могли ведь затмить весь цвет мирового футбола.

– В принципиальных матчах со "Спартаком" против кого вы играли?

– Против Сальникова. Первый раз Якушин меня наставлял: "Встань около него и никуда не отходи. Убежать от тебя он не сможет". И я стал перехватывать все, что летело к нему. Он терпел-терпел, а потом разозлился и как даст мне ногой по спине. Судья удалил его с поля и меня за компанию. Тогда удаленных в раздевалку не отправляли, и мы сели рядом на скамейку. "За что ты меня огрел?" – спрашиваю. "А чего ты ко мне пристал, играть не даешь? Ладно, все – забыто?" "Забыто", – отвечаю. Дружили с Сергеем до его смерти. На следующий день после матча мы вместе со спартаковцами шли в Центральные бани или Сандуны, разбирали матч, после чего они отправлялись в любимый "Арагви", а мы в "Советский".

Виктор ЦАРЕВ: "НАМ БЫ ЕЩЕ СТРЕЛЬЦОВА С ОГОНЬКОВЫМ И ТАТУШИНЫМ..." 
Воспоминания Виктора ЦАРЕВА - о чемпионате мира-1958, первом для сборной СССР. Защитник московского "Динамо" отыграл на турнире в Швеции все матчи нашей команды.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...