«Странная это профессия»

Аксель Вартанян
Историк/статистик
4 декабря 2020, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Странная это профессия»»

№ 8338, от 04.12.2020

Футбол. Чемпионат СССР. 1979 год. Лучший футболист страны Виталий Старухин «Шахтер» (Донецк). Фото Сергей Колганов
Летопись Акселя Вартаняна. 1980 год. Часть первая.

С наступающим вас 1980 годом, друзья, олимпийским. Впервые Олимпийские игры пройдут на нашей земле, в Москве. Под давлением обстоятельств вынужден сменить праздничный тон. За неделю до новогодних торжеств, 25 декабря 1979 года, советские войска вступили в Афганистан. Через четыре дня Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) со страниц газеты «Правда» провело в доступной форме среди населения нашей страны разъяснительную работу. Краткое содержание: руководство Демократической Республики Афганистан просит Советский Союз оказать помощь афганскому народу для отражения агрессии извне. СССР, ссылаясь на статью 51 Устава ООН и статью 4 советско-афганского Договора о дружбе и сотрудничестве, заключенного в 1978 году, выполняя интернациональный долг, ввел в Афганистан «ограниченный контингент войск». Эта акция заметно ухудшила отношения СССР с окружающим миром.

Обычно стараюсь избегать событий политических. Когда же политика вторгается в содержание нашего повествования, приходится реагировать. Военное вмешательство во внутренние дела Афганистана аукнется позже: ведущие мировые спортивные державы бойкотируют московскую Олимпиаду. Подробнее расскажу об этом в главе, посвященной футбольному турниру ОИ-1980. Пока же, следуя сложившейся схеме, объявлю результаты плебисцитов двух еженедельников — советского и французского.

«Футбол-хоккей»

Раздав «бюллетени» 161 журналисту из 98 печатных изданий, ТАСС, АПН, радио и телевидения (представляли города, чьи команды участвовали в чемпионате СССР), провел прямое, поистине демократичное голосование. Процедуру, если кто запамятовал, напомню. Каждый выборщик вносил в анкету фамилии троих самых, на его взгляд, достойных игроков прошлого сезона. Первому в перечне начисляли три очка, второму — два, третьему — одно. В общей сложности были названы 33 футболиста, 32 — высшей лиги и один (Степан Юрчишин, форвард львовских «Карпат») — первой.

Набрав наибольшую сумму баллов — 248 (50 первых мест, 34 вторых и 30 третьих), футболистом № 1 сезона-1979 стал нападающий «Шахтера» Виталий Старухин, он же лучший бомбардир чемпионата. Отрыв от преследователей заметный. Второй, спартаковец Вагиз Хидиятуллин, получил 175 баллов (28+36+19), самую малость уступил ему одноклубник Юрий Гаврилов — 172 (33+27+19).

Пользуясь случаем, попытаюсь создать небольшой словесный портрет (скорее набросок) победителя. Старухин — воспитанник группы подготовки минского «Динамо». В зрелом призывном возрасте зачислен в одесский СКА. С тех пор его футбольная карьера протекала на Украине. Отслужив, подался в полтавский «Строитель», немного поиграл за команду «Шахты» Кировская. Там на него положил глаз Олег Базилевич и пригласил в «Шахтер». Какие качества привлекли тренера?

Усердие, трудолюбие, напористость, неплохой удар с обеих ног, приличная результативность... Главный козырь — игра головой. Рост не Гулливера — 183 сантиметра, прыгуч. Есть ребята мощнее и прыгают выше, но Старухин господствовал в воздухе за счет верного выбора позиции: взлетал из нужной точки и в нужную долю секунды. Именно долю, она решает исход поединка в воздушных единоборствах. Еще одно достоинство: Виталий не подставлял голову под летящий мяч (как это делали и делают многие футболисты), а играл, именно играл головой, бил по нему прицельно туда, куда надо. Или сбрасывал мяч партнерам.

Уж больно идеальным образ получился. Чуть разбавлю его. Ничто человеческое не было ему чуждо. Непросто было с ним тренеру, товарищам. Задирист, горяч, рубил сплеча правду-матку, упрям. Но беззлобен, отходчив, прост в общении, без «звездняка». Тяжела доля форвардов, особенно бомбардиров. Доставалось Старухину от «телохранителей»: не церемонились, били часто, сильно и больно. А судьям — от Виталия. Чаще по делу, потому как наказывали не столько костоломов, сколько самого пострадавшего. Возмущался форвард прилюдно — красноречивыми жестами, случалось, и крепким русским словом. И сам бывал не безгрешен, отрепетированные на досуге приемы применял в игре, артистично изображая «умирающего лебедя».

Как только распознали хитрость, штрафовали беспощадно, даже когда натурально валили его на землю: поди знай — симулянт или жертва. Объективности ради отмечу — на грубость не отвечал. А как футболист рос и развивался. Постоянно. Разнообразил, можно сказать, осовременил игру.

Расширял диапазон действий, отходил назад, помогал защите. Помощь от «короля воздуха» при угрозе воротам во время стандартов весьма существенна и эффективна. Если раньше команда играла на него (на «столба»), то со временем Виталий приобщился к плетению комбинаций из глубины, то есть активно участвовал в командных операциях уже не как солист, а как рядовой член коллектива. Так что журналисты имели весомые основания признать Старухина лучшим футболистов года.

France football

C наступлением Нового года публиковал табель о рангах европейских сборных, неизменно напоминая читателям принципы, которыми руководствовался. Учитывался прежде всего ранг матча, его турнирная значимость, затем приоритет официальных встреч в рамках европейского и мирового турниров перед товарищескими. Наконец силу соперников, место проведения встречи и, естественно, результат.

Возглавили рейтинг, вполне заслуженно, не блиставшие в предыдущие годы югославы. Они выиграли в 1979-м все матчи в своей отборочной группе, включая непосредственных конкурентов Румынию и Испанию, кроме того, убедительно переиграли сборную Италии (4:1) и чемпионов мира аргентинцев (4:2). В обеих встречах отличился форвард Сафет Сушич, сделавший по хет-трику.

Югославы — молодцы, но нас интересует советская сборная. Найти ей место в обширном списке было непросто. Сыграли много, 11 матчей, по валу уступили только сборным ГДР и Швеции (по 12 игр). Что же касается качества, здесь организаторам пришлось поломать голову. Общий баланс вроде неплох: +6=3-2. Но какие перепады! Товарищеские встречи провели уверенно, на «четверку с плюсом»: +6=0-1. Пятнадцать мячей забито, шесть пропущено.

А итог четырех отборочных матчей со сборными, значительно нам по сумме футбольных параметров уступавшими (что отражено и в рейтинге — расположили их ниже нашей команды), — слезы: +0=3-1, мячи 5-6. Проигрыш грекам, ничья с венграми, две ничьи с финнами и последнее место в легко проходимой, вегетарианской группе, безусловно, жюри озадачили. Отнеслись к нам все же снисходительно, поместили на 11-е место. Поблагодарим французов и немедля обратимся к делам домашним.

Еретики

Советский футбол нуждался в коренной перестройке. На высоких заседаниях и собраниях, в СМИ стали поговаривать о необходимости перемен. Валерий Лобановский настаивал на переходе к футболу профессиональному. Ловко манипулируя словами и понятиями, он избегал крамольного слова, характеризующего спорт буржуазный. Поддержали Валерия Васильевича руководители «Спартака» и особенно член президиума Федерации футбола СССР Виктор Понедельник, и прежде предлагавший юридически оформить взаимоотношения игроков и тренеров с руководством клубов. Неудачи советских команд и сборной на международной арене, ставшие в последние годы хроническими, вынудили Виктора Владимировича осенью 1979-го вновь вернуться к этой теме. 23 сентября трибуну ему предоставила «Советская Россия». С несколькими выдержками из статьи Понедельника по существу вопроса вас познакомлю.

Предупредив, что за неудовлетворительные выступления клубов, особенно сборной, тренеры не несут всей полноты ответственности, он категорически заявил: «Виновата организация нашего футбольного дела». И приступил к деталям. Я же ограничусь небольшими из статьи выдержками: «Прежде всего, нужна реорганизация команд высшей лиги... Нам нужны настоящие футбольные клубы... Пора уже всем подумать о деловых соглашениях между тренерами и клубами, между футболистами и клубами. Так как, развиваясь, футбол на высшем уровне должен решать спортивные задачи и нести функции социального свойства, которые, с одной стороны, предъявляют ему требования как к искусству, а с другой — вовлекают в сферу, где действуют неумолимые экономические законы. Нынешние же условия существования наших команд мастеров не позволяют им проявлять себя во всех необходимых качествах».

Жесткие цензурные тиски вынуждали тщательно подбирать слова. Не потому ли ругательное у нас «контракт», без которого не обойтись в профессиональном футболе, автор заменил на «деловые отношения».
Так что же делать? Послушайте: «Необходимо в порядке эксперимента разработать хотя бы к концу этого года соответствующее «Положение о футбольном клубе», которое будет регулировать правовые, финансовые, бытовые и другие реальные условия существования команд высшей лиги и их игроков.

Давно пора профсоюзным, спортивным руководителям, футбольным специалистам, юристам, экономистам, финансистам и строителям сесть за стол и помочь нашему футболу. Наверняка новое положение нанесет удар по истокам меценатства, ведь тогда официальные заботы по созданию и содержанию клубов будут брать на себя не «заботливые» одиночки, под видом помощи футболу залезающие в государственный карман...
С созданием клубов, — заключил автор, — появится и реальная возможность принять «Устав клуба» на базе действующего трудового законодательства, а это внесет ясность в права и обязанности тренеров и футболистов — членов клуба".

Ровно через месяц, 23 октября, на страницах той же газеты высказался председатель Всероссийского тренерского совета Николай Глебов. Поддержав предложения Понедельника, он затронул глобальный вопрос, выраженный в заголовке статьи:

«Кому футболом управлять?»

«Поддерживая инициативу, высказанную на страницах газеты В. Понедельником, хочу подчеркнуть необходимость максимального повышения самостоятельности футбольных клубов вплоть до планирования международных игр, — обозначил свою позицию автор. — Но прежде надо четко определить, какова будет структура этих клубов и кто ими будет руководить непосредственно.

Думается, что нынешнее положение дел совершенно неприемлемо. Посмотрите: Федерация футбола СССР является действительным членом ФИФА и УЕФА. Наши заслуженные представители являются вице-президентами всемирной федерации. Казалось бы, Федерации футбола СССР (как и федерациям других стран) должны быть свойственны все функции руководящих международных органов: развитие массового футбола, организация и проведение национального чемпионата, рассмотрение конфликтов, решение вопроса о переходах игроков и т.п.

А что произошло в последние годы? Всеми важнейшими вопросами, по существу, единолично руководит Управление футбола Спорткомитета СССР. На практике получается так, что управление, к нашему горькому сожалению, не прислушивается к здравому голосу ведущих тренеров, специалистов, а также спортивной общественности. За последние годы принято много волевых решений, срочных мер для крайне срочных побед". И примеры Николай Яковлевич привел из деятельности управления последних лет: отторжение игроков сборной от клубов и ломка чемпионата-1976, бездумные календари игр с «рваными интервалами, большими переездами и затратами средств», отмена в приказном порядке ничьих (1973) и лимита на ничьи (1978)... «Единоначалие управления глубоко и широко пустило свои корни и, принизив роль союзной и республиканских федераций, вершит делами всей футбольной жизни в стране», — возмущался автор.

Структура и уровень работников управления вызывали у Глебова серьезные сомнения. Из 34 тренеров-методистов только четверо прошли практику в высшей или первой лигах. «Как же люди, не имеющие должного опыта и квалификации, могут руководить футболом?» — задавался вопросом Глебов (видимо, намекал не только на методистов). Необходимо, считал он, доверить ведение футбольных дел в стране федерации. Что же он предлагает, управление распустить? Отнюдь. Распускать нет надобности, но функции его ограничить необходимо. «Следует повернуть Управление футбола к выполнению своих прямых обязанностей. В его ведении должны остаться институты физкультуры, где есть кафедра футбола, Высшая школа тренеров, футбол в вузах, школах, ведомствах и спортобществах, а также вопросы науки и методики по футболу.

Безусловно, в компетенции Спорткомитета должны находиться развитие футбола в республиках, забота о спортсооружениях, прокате спортинвентаря в зонах отдыха... И главная задача — контроль за подготовкой сборных команд СССР и деятельностью федерации футбола, но не подмена ее!

Организация клубов и реорганизация футбола — дело, не терпящее отлагательства. Но подготовка Положения о клубах должна идти параллельно с разработкой Положения о Федерации футбола СССР, ее комиссий, кодексов футболистов и тренеров, регламентирующих их права и обязанности, взаимоотношения между собой и клубами", — резюмировал Глебов.
Наивно. Кто же добровольно от власти откажется и какими-то вузами, школами и прочей мелочью заниматься станет? Не на тех напали. Не сложилась у нас традиция такая. Ожидать, что высшее спортивное ведомство со всеми его подразделениями добровольно отойдет от дел футбольных, не приходилось. Потому и не сочли нужным начальники вступать в дискуссию, сделали вид, что ничего не слышали.

Трудна ты, тренерская доля

Как-то редактор «Футбола-Хоккея» Лев Филатов предложил выдающемуся советскому тренеру Борису Аркадьеву написать статью о работе тренера. После долгого раздумья Борис Андреевич сказал: «Странная это профессия. В высшей степени странная». И ушел. Статью не написал, и Льву Ивановичу пришлось самому призадуматься над загадочной фразой Аркадьева: в чем же странность тренерской профессии?

Мыслями своими поделился с читателями еженедельника. Да, трудна тренерская доля. За успехи хвалят игроков, в проигрыше винят только «стрелочника». Состав не тот выставил, план неверный наметил, игроков не настроил, замену не ту произвел... И глубже копали: оказывается, не такой уж он квалифицированный, как говорят. Просто везло ему часто. На самом деле и тренировать-то не умеет и с игроками не ладит. К тому же дерзок, заносчив, критику не приемлет, умные статьи за него, поговаривают, дружок-журналист пописывает, вечно ноет, жалуется на невыносимые условия работы и жесткие, несправедливые решения начальства.

Поскольку в поражениях винят его одного, инстинкт самосохранения подсказывает средства защиты. Самый примитивный набор: судья «убивал», вратарь зевнул, нападающий с трех метров в ворота не попал... Или: поле нестандартное, мягкое (жесткое), погода не та, дорога дальняя, отдохнуть не успели, гостиница на шумном перекрестке, травмированных много... Сам понимает, оговорки в пользу бедных, но надо же как-то защищаться. Редко кто признает: проиграли, потому что соперник был сильнее. Впрочем, это не имеет значения, неудачников не щадят: не справляетесь — закройте дверь с обратной стороны, уволены.

Бесправие тренеров, коих мог уволить кто угодно и когда угодно, волновало и возмущало футбольный люд. Время от времени в прессе появлялись статьи, подобные опубликованной 3 декабря 1979-го в «Правде» в защиту тренеров. Спортивный обозреватель газеты Лев Лебедев, уверен: именно футбольное управление совместно с Федерацией футбола СССР способны исправить положение, если проявят принципиальность и твердо противостоят натиску разного рода «ходатаев», озабоченных местническими целями. Автор не мог не знать, что ни управление, ни Спорткомитет СССР, ни тем паче бесправная федерация не в силах противостоять «разного рода ходатаям». Не озвучивая имен, их чаще меценатами называли.

Комитет физкультуры и спорта (Спорткомитет СССР) в ежегодно издаваемых приказах, указах, распоряжениях не уставал напоминать: без ведома и распоряжения высшего спортивного органа никто не волен ни назначать, ни увольнять тренеров. На деле отдельные лица и организации, имея власти больше, нежели Спорткомитет, все их распоряжения, вместе взятые, просто-напросто игнорировали. Перестановки, часто необдуманные (порой под горячую руку), продолжались.

Вячеслав Колосков недавно, летом 1979 года, возглавил Управление футбола СССР. Не знаю, как глубоко изучил он этот больной вопрос, но что повлиять на положение вещей не мог, как и непосредственный его шеф Сергей Павлов, вы убедитесь из ответов нового начальника на вопросы корреспондента «Комсомольской правды (от 4 декабря) С. Шачина.

«По сравнению с прошлым годом в 9 из 18 клубов высшей лиги опять сменились старшие тренеры. Как к этому относится управление футбола?» — поинтересовался журналист. Колосков о проблеме знал, нездоровую ситуацию осудил, но по тому, что сказал, изменить ничего не мог. Послушайте: «Чехарда во многом объясняется тем, что руководители иных клубов, принимая тренеров на работу, проявляют недостаточную требовательность к мнению управления футбола».

На вопрос начальник фактически не ответил и косвенно признал: тренерскую «чехарду» ни он, ни даже Спорткомитет ни предотвратить, ни прекратить не в состоянии.

В январе обычно приходят в движение все механизмы нашего футбольного хозяйства. Главное место в этом ряду занимает

Всесоюзная конференция тренеров

Казалось, новый руководитель советского футбола поставит вопрос о, как он выразился, «тренерской чехарде» в полный рост в присутствии самих тренеров и постарается совместными усилиями как-то изменить ситуацию к лучшему. Ничего подобного.

Конференция, как и в прежние годы, проходила по образу и подобию партийных съездов, где генсек КПСС, обозревая в отчетном докладе положение вещей за пять предыдущих лет, информировал делегатов съезда, а через СМИ все население СССР, об огромных успехах на пути строительства коммунистического общества, не скрывая все еще имеющиеся отдельные недостатки и призывая в ближайшее время их искоренить. Часто при этом повторял слово «надо» и близкие по смыслу: «нужно», «необходимо». И так из года в год, из пятилетия в пятилетие.

В докладе руководителя советского футбола схема оставалась той же. Достижений много: обострение конкуренции в чемпионате, повышение результативности и, наоборот, понижение количества ничьих, яркая игра тбилисцев в матчах с «Ливерпулем», серебро юниоров на чемпионате мира и (чему тренеры немало, наверное, удивились) заметное повышение качества судейства. Не голословно заявил — цифры, референтами подготовленные, озвучил. На бумаге 57 процентов матчей наши доблестные арбитры отсудили на отлично, четверки получили 38 процентов, оставшиеся распределились так: четыре достались троечникам, а брак обнаружили лишь у одного процента судейского корпуса. Кто бы мог подумать. По опубликованным в прессе судейским скандалам с последующими оргвыводами и наказаниями виновных предположить столь светлую картину было немыслимо.

Когда дошел черед до недостатков, Колосков назвал три причины, тормозившие движение нашего футбола, то есть отставания от зарубежного: а) слабый научно-методический уровень учебно-тренировочной работы; б) малый объем нагрузок и низкая интенсивность тренировочных занятий; в) недостатки в воспитательной работе. Наибольшее внимание уделено пункту «б». Докладчик иллюстрировал выступление примерами, от которых тренерам должно было стать стыдно.

Сезонный объем тренировочных занятий баскетболистов и хоккеистов примерно одинаков — на уровне 1200 часов. У футболистов — лишь 700. Причем треть приходилась на подготовительный период. Не может удовлетворить и нагрузка. В соревновательный период футболисты работают с малой нагрузкой, в лучшем случае со средней. «Учиться надо у ведущих футбольных стран», — советовал Вячеслав Иванович, ссылаясь на опыт работы сборной и клуба одной их ведущих футбольных держав.

Сборная ФРГ в день прилета в Тбилиси, за два дня до встречи с нашей командой, тренировалась полтора часа. Накануне матча провела двухразовую тренировку: сначала игроки 90 минут развивали атлетические качества, затем еще час интенсивно, в игровой обстановке, совершенствовали технику.

На следующий день после игры наши отдыхали, а немцы перед отлетом на родину еще полтора часа тренировались. В «Гамбурге», по словам лучшего футболиста года Кевина Кигана, в течение всего сезона практикуют двухразовые интенсивные занятия.

Работой многих тренеров Колосков недоволен: исключили в процессе подготовки к сезону кроссы, отказались от занятий в условиях среднегорья, весьма для футболистов полезных, ослабили контроль (кое-кто и пренебрегал им) над интенсивностью, объемом и эффективностью повседневной работы игроков. А задачу поставил: «Для повышения класса игры наших футболистов необходимо перестроить работу таким образом, чтобы тренировки были намного сложнее и труднее, чем сами игры. В наших клубах — обратная картина».

В освещении работы конференции наметился в сравнении с предыдущими годами заметный крен. Значительное место «Советский спорт» (две с небольшим колонки из трех) и «Футбол-Хоккей» (пять с половиной колонок из шести) уделили речи Колоскова.

О содержании докладов тренеров высшей лиги, интересных, полезных, дискуссионных, ничего не сказано, отмечена лишь тематика. Константин Бесков поделился планами сборной к Олимпиаде, Йожеф Беца проинформировал о подготовке резервов в «Арарате». Виктор Носов («Шахтер») и Иван Мозер (московское «Динамо») стажировались в Голландии и Италии. Они подробно рассказали об особенностях учебно-тренировочной работы в ведущих клубах этих стран. Эдуард Малофеев (Минск) посвятил выступление постановке воспитательной работы. Валерий Лобановский (Киев) сообщил об особенностях построения технико-тактических упражнений разной направленности. Юрий Морозов («Зенит») доложил о планировании и построении тренировок в подготовительный и соревновательный периоды.

Нодар Ахалкаци (Тбилиси) поделился опытом работы в области сложной, плохо у нас разработанной психологической подготовки футболистов.
Отметили и доклад заведующего лабораторией теории и методики футбола Всесоюзного института физкультуры, кандидата педагогических наук М. Годика, а также руководителей комплексных бригад научных групп. О выступлении самой значительной (по занимаемой должности) фигуры, присутствующей на совещании, сообщили в нескольких словах:

«На конференции выступил заместитель председателя Спорткомитета СССР В. Сыч».

О чем он говорил, не сказано. И в архивах материалов конференции я не обнаружил. Потому и вам ничего иного сообщить не могу.

Вы уж извините.

Перед началом нового сезона мы обычно газетки почитываем, умных людей цитируем, за ходом совещаний разных и заседаний в душных помещениях наблюдаем... В следующий раз уже живым футболом угощу: в январе на турнир «Недели» (опять под крышей) сходим, а в начале марта, уже под весенним небом, серьезный футбол посмотрим, еврокубковый, за «Динамо» московское поболеем. Если помните, осенью зачет динамовцы сдали и были к весенней сессии допущены. Первая игра — на нашем юге, вторая — в загнившей капстране, тогда еще основной массе советского населения недоступной. Вас, уважаемые читатели, визами обеспечу.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
20
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир