Весенняя сессия киевского «Динамо». Полуфинал

Аксель Вартанян
Историк/статистик
18 октября 2019, 00:05

Статья опубликована в газете под заголовком: «Весенняя сессия киевского «Динамо». Полуфинал»

№ 8053, от 18.10.2019

6 апреля 1977 года. Киев. "Динамо" (Киев) - "Боруссия" (Менхенгладбах). Берти Фогст и Олег Блохин. Фото Ефим Шаинский

Летопись Акселя Вартаняна. 1977 год. Часть четвертая

«Боруссия» (Менхенгладбах)

На заключительном этапе чемпионского турнира жребий вновь испытал киевское «Динамо» немцами, на сей раз «Боруссией» из Менхенгладбаха. Еще 12 лет тому назад «Боруссия» была широко известна в очень узких кругах, ограниченных пределами своего региона. Тогда-то и взялся за нее преподаватель физкультуры кельнского колледжа Х. Вайсвайлер. И в скором времени чудо сотворил — вывел команду в первую бундеслигу, превратив гадкого утенка в белого лебедя: трижды «Боруссия» выиграла чемпионат ФРГ, дважды Кубок, даже Кубок УЕФА однажды прихватила.

Тренер привил команде атакующий стиль, и новые веяния мирового футбола не были ей чужды. Успехи Вайсвайлера не остались незамеченными за пределами западных границ немецкого государства, соблазнившись высокими гонорарами, он трудоустроился в «Барселоне». Осиротевшую «Боруссию» возглавил Удо Латтек. С ним команда еще раз выиграла золото бундеслиги. Весть о сопернике в четвертьфинале Кубка чемпионов обеспокоила нового тренера: «Как нарочно Киев. Эта игра будет для нас тяжелой. Свое преимущество я вижу лишь в том, что мы сначала играем в Киеве», — поведал журналистам после жеребьевки.

Наступивший в команде кризис (четырехочковое после первого круга преимущество «Боруссия» растеряла, но к первому матчу лидерство вернула) объяснил травмами ведущих игроков — Фогтса, Хайнкеса, Витткампа, Даннера. На игру в Киеве вышли все, кроме Даннера.

«Динамо» — «Боруссия»

До игры

Неплохо держался Латтек в Бориспольском аэропорту, когда, спустившись с трапа самолета, оказался в плену у журналистов. На импровизированной пресс-конференции повторил: недоволен происками жребия, подсунувшего его команде самого трудного из трех оставшихся конкурентов. В конечный успех, однако, верил. Находясь в возбужденном состоянии, пытался пошутить: «И все же я доволен: лучше играть с киевлянами два матча в полуфинале, тем более первый в гостях, чем один в финале. Говорят, мы хорошо играем на выезде. Попробуем подтвердить эту репутацию завтра, а 20-го (дата ответного матча. — Прим. А.В.) докажем, что в гостях хорошо, а дома лучше».

Валерий Лобановский не сидел сложа руки, изучал соперника по предоставленной его штабом информации, а как только возможность появилась, слетал в ФРГ и посмотрел его в деле в матче с прямым конкурентом по внутригерманским делам — «Айнтрахтом» из Брауншвейга (1:1). На Валерия Васильевича «Боруссия» произвела сильное впечатление мощью, динамичностью, добротной техникой и боевым духом. Отметил чемпиона мира-1974 Райнера Бонхофа, огромную работоспособность и широкий диапазон действий хавбека, те качества, какие прививал своим хлопцам.

На динамовской базе в Конча-Заспе царила рабочая обстановка. К этому времени поспел свой чемпионат, советский. В день открытия киевляне размялись с «Карпатами». Игра, больше напоминавшая двустороннюю тренировку, завершилась миром — 1:1. Я крайне редко позволяю себе иронизировать, кого-то упрекать или, упаси Господь, обвинять. Обычно ссылаюсь на письменные документы, мнения очевидцев, публикации в прессе. В данном случае газетные отчеты. Рецензий много, избрал три, исполненные украинскими журналистами.

Киевский корреспондент центральной спортивной газеты Г. Борисов: «Создавалось впечатление, что они (динамовцы Киева. — Прим. А.В.) ведут игру в тренировочном ключе. В какой-то степени это объяснимо. Ведь в среду команде предстоит труднейшая полуфинальная игра на Кубок европейских чемпионов с командой ФРГ. В общем, полуторачасовой фильм об этой встрече, отснятый западногерманским телевидением, вряд ли особенно пригодится тренеру менхенгладбахской «Боруссии» Удо Латтеку при разработке тактического плана на игру» («Советский спорт» от 5 апреля).

Хозяева имели неосторожность забить гол, после чего позволили львовянам отыграться. Но у тех сбился прицел. Видя, что сами не смогут, подсобили гостям. Вывод я сделал из того же отчета Борисова, а вы, ознакомившись с небольшим фрагментом, уверен, со мной согласитесь: «Участившиеся контратаки львовян долго не приносили желаемого результата. Мяч после ударов летел куда угодно, но только не в ворота «Динамо». «Выручил» «Карпаты»... Буряк, толкнувший в спину прорвавшегося в динамовскую штрафную Козинкевича. Пенальти! Чорба был точен».

А. Мельник в заметке, озаглавленной «Подтекст одной игры», уверен: динамовцы исходили не из особенностей игры «Карпат», а были запрограммированы на встречу с «Боруссией» и «демонстрировали вчерне те комбинации, которые намерены показать в среду... Но в большинстве так и остались незавершенными. Причина? Киевляне во избежание случайных травм сознательно исключили всяческий риск в ситуациях, чреватых опасными последствиями» («Правда Украины» от 5 апреля).

Аналогичную мысль выразил в тот же день в «Комсомольском знамени» В. Мирский: «Динамовцы Киева играли на «чистых мячах»: преобладание технической игры над силовой... не характерна и тренерами не поощряется, но перед игрой с «Боруссией» желательно обойтись без синяков и шишек».

Беспокоила Валерия Лобановского травма Онищенко, полученная в недавнем матче сборной СССР в Тунисе. Эскулапы делали все от них зависящее, чтобы Владимир на поле вышел. Побаливала нога и у Блохина, а Колотов и Веремеев все еще находились на больничном.

Предматчевый ажиотаж зашкаливал. Билеты на стотысячник разлетелись вмиг. В Киеве высадился десант из нескольких сотен поклонников «Боруссии» и более семидесяти корреспондентов из двадцати стран. Администрации и работникам Центрального стадиона пришлось туго: в жесточайшем цейтноте расширяли ложу прессы, проводили дополнительные линии связи, благоустраивали десятки комментаторских кабин — радио- и телерепортажи велись не только на европейские страны, но и на Алжир, Тунис, Сенегал и некоторые другие.

Игра

Предугадать характер встречи легче легкого, к гадалке ходить не обязательно: развивалась по негласным еврокубковым правилам, не раз на практике опробованным соперниками примерно равного класса. В первом раунде, домашнем, хозяева атакуют, гости обороняются. Во втором поведение команд может измениться в зависимости от результата предыдущей игры.

Динамовцы, как и ожидалось, вели себя по-хозяйски, инициативу взяли в свои руки, мяч — в ноги и владели им на протяжении большей части матча. Их огромное, я сказал бы тотальное, территориальное преимущество, к сожалению, не стало следствием обилия голевых моментов. Массированные атаки, в них участвовали все без исключения игроки, кроме вратаря Рудакова, упирались по мере приближения к цели в качественный немецкий «бетон». Не тот примитивный, хаотичный, отбойный, применяемый от осознания собственного бессилия перед превосходящим в уровне мастерства соперником. Отнюдь. Бетон гости соорудили трехслойный, четко организованный. Один слой находился невдалеке от ворот, второй — чуть поодаль, третий, как определил его Лев Филатов, «служил резервом обороны и скрытым оружием контратаки».

Немцы до поры до времени позволяли динамовцам распоряжаться мячом, как им заблагорассудится, как того желали и сколько желали. Но при приближении непосредственно к воротам вступали в ближний бой, действовали самоотверженно, решительно, жестко. А контратаки, используя малейшую возможность, проводили мгновенно, слаженно и четко. Такая возможность в первом тайме возникла трижды, а игравший первую скрипку в линии атаки датчанин Алан Симонсен, заводила, импровизатор, имел реальные шансы запечатлеть свою фамилию на долго скучавшем табло, в судейском протоколе и отчетах журналистов.

Если бы тогда определяли процент владения мячом, то киевляне в тот день, возможно, и рекорды «Барселоны», когда Гвардьола ее тренировал, сумели перекрыть. С той лишь разницей, что каталонцы при этом и голы забивали, а динамовцы, имея колоссальный перевес по многим статистическим показателям (в первом тайме только по угловым переиграли немцев с устрашающим счетом — 9:0), нанесли до перерыва лишь два более или менее опасных для ворот голкипера Кнайба дальних удара. С одним вратарь справился, а к удобной передаче с фланга Блохин не смог приноровиться и с близкого расстояния пробил мимо.

Старания активных Буряка, Конькова, Мунтяна, того же Блохина при появлении их в опасной зоне умело нейтрализовали гости. Онищенко, все же вышедший на поле, поддержать товарищей не мог: последствия незалеченной травмы сказывались. Электронное табло проводило команды на перерыв унылыми нулями, надеясь, что хозяева хоть разок его потревожат. Надеждой жили десятки тысяч болельщиков на трибунах и миллионы у телеэкранов.

Второй тайм внешне, по рисунку и характеру, очень уж на первый походил: хозяева скопом навалились на немцев, атаковали энергично, но безрезультатно. Гости грамотно оборонялись, нападали редко, но эффективно, в том смысле, что создавали угрожающую большими неприятностями остроту. Время шло, динамовцы продолжали упорно, капля за каплей, подтачивать крепость импортного бетона. Он-таки не выдержал монотонного давления, треснул.

Успешно справлявшийся с Блохиным Фогтс, разрядил напряжение у ворот, парировал его удар на угловой, 14-й в матче. Буряк мастерски, с подкруткой, завернул мяч в штрафную, в скопище людей. И тут, в этой кутерьме, проявил лучшие свои качества Онищенко: удачный выбор позиции, интуицию, решительность, умение играть головой. Он мгновенно вынырнул из толпы, опередил всех, в том числе и высоченного, под два метра, вратаря и умело распорядился подарком Буряка — 1:0. Не подвела интуиция и Лобановского: он долго терпел, не заменял не оправившегося после болезни Онищенко, словно знал (голос ли услышал свыше, или сон вещий показали?) — забьет Владимир. Забил, как видите, и встречу благополучно доиграл.

Шла 71-я минута. В оставшиеся 19 (судьи тогда без крайней надобности время не добавляли) одностороннее течение игры не изменилось. Аккуратные немцы, сосредоточившись исключительно на обороне, старательно удерживали изменившийся на табло счет. Им это удалось.

После игры

Матч, не дав ответа на окончательный исход двухраундового противостояния, умножил вопросы. Что дальше? Этого никто не знал. Тревожное состояние не покидало ни киевских почитателей (это весь Советский Союз), ни тренера, ни саму команду. Как, впрочем, и конкурентов. Это чувствовалось по их поведению и общению с журналистами.

Латтеку уже не до шуток: тщательно подбирал слова, старался быть объективным, чувствовалось — немного озабочен: «У меня нет претензий к футболистам, все дисциплинированно выполнили задание. Однако пропущенный мяч огорчил. В Киеве мы планировали ничью. Не позволили это сделать хозяева, они играли лучше, чем с «Баварией». Если динамовцы до повторной встречи усилят среднюю линию, нам придется еще труднее».

И у Лобановского нет претензий к парням: «Я тоже доволен действиями своей команды. Согласно плану, мы применили прессинг, чтобы сократить соперникам время владения мячом. До перерыва это удалось. Во втором тайме тяжелое поле вынудило динамовцев снизить активность. В целом игра мне понравилась. Что до результата, по мне он ничего в Дюссельдорфе не гарантирует».

Почему в Дюссельдорфе? Причина прозаичная: в небольшом, трудно нами произносимом Менхенгладбахе, 34-тысячный стадион пригоден только для внутреннего употребления, матчей бундеслиги. Встречи повышенного спроса «Боруссия» проводила в Дюссельдорфе на построенном специально к чемпионату мира-1974 «Рейнштадионе» на 72 тысячи персон.

«Боруссия» — «Динамо»

До игры

В Киеве, приоткрывая моментами «чадру», «Боруссия» не показала истинного облика, надо полагать, более привлекательного: не могла ведь команда с «дурной внешностью» выиграть такой сильный чемпионат, каким являлся западногерманский. Нетрудно догадаться, как проявит себя, когда полностью обнажит свой лик. Но как вести себя в гостях Киеву? Примитивный вариант «выездной модели» не раз себя дискредитировал, во всяком случае в серьезного ранга международных встречах. Неужели еще раз к нему прибегнет? Скоро узнаем.

Все билеты до единого распродали задолго до назначенной на 20 апреля встречи. Учитывая огромный к ней интерес в стране и за ее рубежами, организовали телетрансляцию на многие страны Европы и Африки, а на следующий день в записи показали игру в Южной Америке.

В двухнедельном промежутке между играми с «Боруссией» динамовцы провели еще одну — в своем чемпионате, опять домашнюю. На этот раз с «Зарей», но с тем же исходом, что и с «Карпатами» — 1:1. «Боруссии» в Германии поблажек не делали: проводила матчи внутреннего календаря строго по графику. Дома победила «Кельн», в гостях уступила «Шальке» — 0:1. Неожиданную осечку, правда, не лишившую лидерства, прокомментировали тренеры полуфиналистов.

Лобановский: «Проигрыш в своем чемпионате лишь подхлестнет наших соперников, заставит их играть с нами изо всех сил. Слишком большая ставка делается на игру в Дюссельдорфе. Иначе и не может быть, впереди финал».

Латтек: «Всегда обидно проигрывать, особенно сейчас, когда наши шансы победить в чемпионате ФРГ как никогда высоки. Но в то же время, учитывая важность игры с сильной советской командой, после матча с «Шальке» мне не придется особенно настраивать своих футболистов на победу, они понимают, как важно и почетно победить «Динамо» и впервые выйти в финал Кубка чемпионов».

В ФРГ «Боруссия все же выиграет золото. Удастся ли и на Кубок чемпионов замахнуться? Ей бы с Киевом сначала разобраться. Сумеет? Об этом и собираюсь рассказать.

Обычно Латтек перед матчем состав не объявлял. А тут вдруг расщедрился и на предматчевой пресс-конференции разоткровенничался, повторил тот, что в Киеве играл. Добавил при этом: изменения возможны. Решился на одно — вместо Хайнкеса, так и не оклемавшегося после долгой болезни, ввел Хайденрайха. Выбор тренера озадачил специалистов, пишущую братию и болельщиков: футболист изредка появлялся в основе. Как показала игра, тренер знал, что делал: Хайнденрайх вместе с Бонхофом оказались лучшими в составе обеих команд.

Киевляне прибыли в Дюссельдорф за день до игры. Без Буряка: в день отлета он стал отцом. Но к матчу успел, вылетел другим рейсом. Поместили динамовцев в 12 километрах от города, в отеле «Гут Хене», расположенном на склоне невысокого холма. Вечером провели часовую тренировку на роскошном зеленом газоне с подогревом, как и у всех команд бундеслиги. Рядом — еще два поля такого же качества, теннисный корт, сауна, бассейн... Описываю со слов делегированного на матч спортивным и футбольным изданиями известного футболиста Виктора Понедельника, сменившего футбольный мяч на журналистское перо. Он не смог при виде этой красоты сдержать чувство восхищения, разбавленного (так мне показалось) изрядной долей зависти. Белой, разумеется.

Погода изумительная, футбольная. Весна успела почувствовать себя полновластной хозяйкой. Солнышко прогрело воздух до 10-12 градусов, тихо, безветренно... Благодать! За тренировкой внимательно следило множество любопытных глаз. И наблюдательных. Заметили в общей группе долго хворавшего Веремеева. Рискнет ли советский коуч поставить Владимира на игру? Коуч, как и его немецкий коллега, состав назвал, но полную достоверность не гарантировал. В итоге сделал лишь одну замену: агрессивного, тяготеющего к атаке Мунтяна оставил на лавке, а крепкого «лавочника» Зуева, чистых кровей, натурального защитника, включил в состав. Замена диктовалась результатом первого матча. Латтек в Киеве и Лобановский в Дюссельдорфе мечтали о ничьей, хоть открыто в этом, по крайней мере наш тренер, не признавались.

Игра

началась нервозно, соперники заметно волновались, суетились, часто без видимых причин теряли мяч в безобидной ситуации. Вскоре хозяева пришли в себя, заключили тесный союз с мячом, подолгу с ним не расставались, и у ворот Рудакова, вдруг занервничавшего, с небольшими интервалами стали возникать острейшие ситуации, некоторые из них претендовали на голевые. Поклонникам киевлян смотреть на это без скоропомощных средств было тяжело.

Полыхающему у киевских ворот огню способствовала неразбериха в оборонительных рядах с явно раздутыми штатами. Зуев занял позицию правого защитника, вытеснив оттуда Трошкина, который не сразу освоился с новым местом и не понимал, как себя вести. Его все время тянуло на привычное, обжитое. Левый защитник Матвиенко тоже получил роль незнакомую — последнего страхующего защитника, либеро то есть. В переводе с забугрового — чистильщика. Справлялся с ней не очень. Переднего центрального изображал тоже склонный к атакующим интервенциям Буряк. Штатным оборонцам Решко и Фоменко оказывал помощь еще и Коньков.

Связным между линиями обороны и атаки тренер назначил молодого и не очень в этом деле искушенного Бережного. Оба форварда, Онищенко и Блохин, отрезанные от товарищей, не получали от них помощи, практически весь тайм простояли лицом к своим воротам и с тревогой наблюдали, как коллеги пытались сбить разгоревшееся в «доме» пламя.

Ближе к середине тайма случилось то, что неизбежно должно было случиться, коли люди не своим делом занимаются (в футболе еще куда ни шло, а вообще...). Готовясь перехватить очередной навес, Рудаков столкнулся с неожиданно возникшим на его пути чистильщиком Матвиенко. Мяч, которым спокойно должен был овладеть голкипер, отскочил к Симонсену. Датчанин метров с 15 пробил без промедления. Матвиенко в прыжке пытался отвести угрозу. Ему это удалось — рукой. Пенальти уверенно реализовал Бонхоф. В оставшееся до конца тайма время и минут десять второго характер игры не изменился. А то, что счет не изменился, можно объяснить разве что нескрываемой симпатией Фортуны к гостям.

Как только Мунтян сменил Зуева, ребята заняли привычные места. Восстановились прежние связи, и мощная киевская «Динамо"-машина заработала на присущих ей оборотах. Растерявшиеся немцы под напором гостей отошли назад. Сбросив тесные оборонительные оковы, двинулись вперед Коньков, Буряк и примкнувший к ним Мунтян. Заполыхало уже возле сторожевого поста Кнайба. Трошкин расчетливой передачей вывел на ударную позицию Блохина. Олег, избавившись на мгновение от назойливого, прилипчивого Фогтса, не сумел распорядиться мячом. Упустил отличную возможность забить ответный (читай, победный по итогам двух встреч) гол вышедший один на вратаря Буряк, поспешил с ударом из убойной позиции Бережной...

Немцы, как ни стало им тяжело под мощным киевским прессом, оборонялись без паники, грамотно, организованно, выискивая шанс для разящего кинжального удара. Когда возник, воспользовались им, как и подобает высококлассным мастерам. Организатор множества атак и контрвыпадов Бонхоф затеял еще одну вылазку в киевские тылы, прерванную с нарушением правил. Штрафной неподалеку от владений Рудакова. Удар по цели отражен, но подбор за хозяевами. Навес, и защитник Витткамп, оказавшись на передовой, на бреющем полете красиво направил второй мяч в киевские сети. Как оказалось, победный. Шла 82-я минута.

После игры

Обидный проигрыш. Неизвестно, как бы завершилась встреча, не примени тренер в первом тайме совершенно невнятный гостевой вариант, в котором и сами игроки разобраться не сумели. А искать причину неудачи в ошибке Рудакова (в ней журналисты и сам Лобановский вратаря обвинили) не следовало: стала она следствием этой неразберихи.

Главный критик среди украинских обозревателей «выездной модели», прямолинейной, примитивной ее трактовки, В. Мирский не мог не воспользоваться удобным случаем, чтобы еще раз повторить, что о ней думает: «Видимо, для тренеров и футболистов киевского «Динамо» пришло время внятно ответить самим себе на вопрос о том, что такое «выездная модель» и каковы вообще причины, породившие манеру игры на выезде примитивнее, чем дома. Киевляне тем более должны четко определиться в этом вопросе, ибо их выездные тактические варианты известны всему футбольному миру.

В «обычной» жизни этому явлению трудно найти аналогию. Есть множество свидетельств другого рода, когда в исключительно сложной, опасной ситуации сильный становится еще сильнее, еще настойчивее. Как иначе добиваться побед?» («Комсомольское знамя» от 22 апреля).

И нам ничего не остается, как дожидаться новых успехов, безусловно, сильнейшего советского клуба. Пока же послушаем тренеров, выступивших после игры перед журналистами с заключительным словом.

Лобановский: «План на матч был выполнен. Ряд грубых ошибок со стороны вратаря и защитников позволили «Боруссии» дважды добиться успеха. Второй тайм был за нами, но мы не использовали ряда выгодных моментов. Мы поздравляем «Боруссию» с победой и желаем успеха в финале».

Остается сожалеть, что Валерию Васильевичу порой изменяла объективность и самокритичность. Иначе признался бы в ошибочном, губительном плане на игру в первом тайме и поблагодарил судьбу за невероятное везение. А валить вину за первый пропущенный мяч на Рудакова, хоть он и ошибся, негоже.

Латтек был справедлив (победителям это лучше удается), результатом удовлетворен. Еще бы, гости в последние полчаса душили его команду, едва дух не испустила. «Мы победили, хотя я пережил во втором тайме, пожалуй, самые тяжелые минуты в своей спортивной жизни, — признался после игры и на комплимент не поскупился. — Мы выиграли у одной из сильнейших команд Европы и безмерно счастливы, что впервые вышли в финал. Надеюсь, что в финале у нас будет не такой сильный соперник».

Последней фразой он озадачил аудиторию. Лукавил тренер: соперник в финале стал известен еще в начале апреля, когда «Ливерпуль» обыграл в гостях «Цюрих» со счетом 3:1. Неужели герр Латтек полагал, что швейцарский клуб выиграет в Ливерпуле с разностью в три мяча. Так что имя финалиста он знал. Оказался ли слабее киевского «Динамо», судить трудно. А результат заключительной игры (состоялась 25 мая в Риме) сообщу: «Боруссия» уступила «Ливерпулю» — 1:3.

 

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
11
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья