00:00 11 февраля | Футбол
Газета № 7849, 11.02.2019

С новым годом, с новыми успехами!

17 марта. Сент-Этьен. Стадион "Жоффруа Гишар". "Сент-Этьен" - "Динамо" К - 3:0. Доминик Рошто (в центре) забивает решающий третий гол и выбивает киевлян из розыгрыша Кубка чемпионов. Фото AFP
17 марта. Сент-Этьен. Стадион "Жоффруа Гишар". "Сент-Этьен" - "Динамо" К - 3:0. Доминик Рошто (в центре) забивает решающий третий гол и выбивает киевлян из розыгрыша Кубка чемпионов. Фото AFP

Летопись Акселя Вартаняна. 1976 год (весна). Часть первая

Наматывая круги вокруг небесного светила, планета Земля, завершив полный круг, не снижает скорости и неутомимо продолжает бег. В этот короткий миг между прошлым и будущим люди спешат поздравить друг друга с наступлением Нового года и желают нового счастья. Не возьму в толк, какой резон обретшим счастье менять его на новое? Прежде не мешало бы разобраться, а что такое счастье? Не сумев облечь абстрактное понятие в словесную оболочку, обратился за содействием к автору-составителю "Словаря русского языка" С.И. Ожегову. Сергей Иванович предложил два значения этого слова: "1. Чувство или состояние полного, высшего удовлетворения". Современникам это состояние известно, называют его "кайф". Так просто.

Второе значение ("успех, удача") и вовсе приземленное. Понятию "счастье", мне кажется, душно в плену узких, тесных формулировок. Свободное, вольнолюбивое, парит оно в заоблачных высотах, расшифровке, конкретике, снижающим ореол загадочности и привлекательности, не поддается. Ждешь от него чего-то необычного, неизведанного – сказки, чуда, наконец. Возможно, это предмет обсуждения и изучения не столько лингвистов, сколько философов. Но правы, хочется в это верить, все же романтики.

Опустимся, однако, на землю и пожелаем киевскому "Динамо" (сборной СССР) в наступившем 1976 году здоровья, благополучия и больших спортивных успехов (то бишь счастья в ожеговской интерпретации) на всех направлениях: к Кубку кубков добавить Кубок чемпионов, выиграть золото пробы европейской и олимпийской. Команда Лобановского и Базилевича громкими победами в минувшем сезоне продемонстрировала высокий, европейского уровня, класс и способность вести успешную "военную кампанию" одновременно на нескольких фронтах – внешних и внутренних. Оказать посильную помощь нашей сборной в осуществлении престижных целей намеревалось высшее спортивное руководство, затеявшее реконструкцию союзного чемпионата.

Медвежья услуга

Новые идеи реформаторов-экспериментаторов, чей творческий зуд не давал покоя им самим и осложнял жизнь целым коллективам, нередко напоминал потуги известного басенного персонажа. Эксперименты разной степени тяжести наносили вред советскому футболу. Очередной опыт над живыми людьми готовился в недрах канувшего в Лету сезона.

В последних числах июля 1975 года на страницах "Советского спорта" выступил заведующий лабораторией теории и практики научно-исследовательского института физической культуры (ВНИИФК) М. Годик. Подробно описав преимущества широко на Западе распространенной системы "осень – весна", он рекомендовал внедрить ее в 1976-м в наш чемпионат. Сорок лет пренебрегали зарубежным опытом, и на тебе – проявили вдруг к нему живой интерес. И мысли не допускаю, чтобы "винтик" масштаба завлаба НИИ инициировал столь существенные изменения в устоявшуюся за десятилетия структуру футбольного первенства. По всей вероятности, Годик озвучил "спущенное сверху" (выразился шершавым языком партаппарата) распоряжение. Сначала – в упомянутой уже газете, а через пару дней, 2 августа, на служебном совещании Управления футбола. Ознакомился я с материалами совещания в Госархиве РФ (Фонд 7576, опись 31, дело 2540).

Вопросы такого масштаба обычно обсуждались в узком начальственном кругу, а о принятом решении информировали общественность подчиненные – через СМИ. Не прошло и двух месяцев, как Управление футбола СССР провело разъяснительную работу среди населения. В преамбуле сказано: "В связи с подготовкой сборной СССР в следующем сезоне к Олимпийским играм и чемпионату Европы, обсуждался проект структуры первенства СССР на 1976 и последующие годы. Суть ее, с учетом опыта, накопившегося в большинстве ведущих футбольных стран, перейти на розыгрыш чемпионата страны по принципу "осень-весна".

Планировали провести с апреля по июль однокруговой самостоятельный турнир, а с осени 1976 года по весну 1977-го – полнокровный, в два круга: первый – с 15 августа по ноябрь 1976-го, второй – с конца марта по 4 июля следующего года. Далее управление от рекомендательной части приступило к агитационной, акцентировав внимание читательских масс на несомненных преимуществах внедряемой системы. Из-за отсутствия обратной связи подписчики не имели возможности задать вопрос (если бы возник): отчего же, родные вы наши, горячо любимые, на протяжении десятков лет не решались заменить изжившую себя систему на прогрессивную?

Примерно через месяц (дали людям возможность переварить новшество и выразить к нему свое отношение) организовали опять же в "Советском спорте" дискуссию с привлечением заинтересованных лиц – тренеров, футболистов, и широкой общественности, дабы придать процессу видимость демократии. Разумеется, на поверхность пробилась незначительная часть хлынувшего в редакцию бурного потока писем. Зная об умении властей манипулировать общественным мнением, не стоило удивляться, что подавляющее большинство активных граждан, участников дискуссии, дружно прокричали: "Одобрям-с!" Причем голоса игроков, тренеров и читателей подозрительно разделились (с небольшими отклонениями) в равной пропорции: примерно два к восьми.

Общее мнение тренеров можно выразить кратко и емко: "Ну, наконец!" Завершил дискуссию начальник Управления футбола СССР А. Еремин. Он четко перечислил уже известные народным массам достоинства предлагаемой реформы и дал понять, что вопрос решен и дальнейшему обсуждению не подлежит. А за участие в дискуссии спасибо, все свободны. Не будем, однако, торопить события, дождемся оглашения официального вердикта.

Принципами не поступились

Прозвучав в начале января, немало удивил он как самих агитаторов, так и агитируемых. Что-то где-то за полтора месяца (с момента общения Еремина с народом) переиграли. Где? Очевидно, в более высоких начальственных кабинетах, над Управлением футбола расположенных. Что? Излагаю основные положения: "Сборной СССР предстоит выступить в розыгрышах чемпионата Европы и Олимпийских игр в Монреале. Учитывая, прежде всего, интересы сборной, Спорткомитет СССР решил провести в нынешнем сезоне два раздельных чемпионата страны для команд высшей лиги – весенний и осенний. Оба пройдут в один круг. Решено обмен между лигами по итогам весеннего первенства не проводить, а осуществить его по итогам осеннего чемпионата…

Победителю весеннего первенства будет присвоено звание "Чемпион СССР по футболу 1976 года (весна)", и он получит право на участие в розыгрыше Кубка УЕФА". Команды, чьи игроки привлекались в сборную, в календарных матчах обходились без их услуг.

Не решились все же поступиться принципами и внедрить в наш, советский футбол хваленую буржуазную систему. Пусть гниет дальше. Предпочли вернуться к схеме сорокалетней давности (никак по случаю юбилея?). Как и в 1936-м, провели два однокруговых чемпионата, независимых – весенний и осенний.

Новое Положение, девальвировавшее 38-й союзный чемпионат (его с чьей-то легкой руки называли товарищеским), принималось без учета мнения большинства специалистов, успевших поддержать первоначальный, "осенне-весенний" вариант, и Федерации футбола СССР. Ее председатель, Борис Федосов, словно извиняясь за случившееся, писал после завершения сезона в "Известиях": "Не в порядке оправдания должен сказать, что общественный, подчеркиваю – общественный орган – Федерация футбола СССР неоднократно возражала против нынешней ломки календаря, обособления сборной и ее многомесячной подготовки за рубежом в отрыве от дома. Но решающее слово в этих вопросах было не за федерацией".

Трудно сказать, кто угробил главное союзное соревнование. Судя по опубликованному в прессе в начале января документу, ответственность за "теракт" взял на себя Спорткомитет СССР. А заказчики, таково убеждение людей информированных, Лобановский и Базилевич. Да и сами тренеры этого не отрицали. Между тем катаклизма можно было избежать, если бы не сменили курс и довели до конца первоначальный план подготовки сборных к двум международным турнирам. Об этом чуть позже, поскольку на подходе Кубок чемпионов с участием на заключительной его стадии, в двух шагах от финала, киевского "Динамо". Выдал ему жребий соперника, может, не самого из оставшихся могучего, при желании мог бы и полегче подобрать. Имя его назвал в середине января – французский

"Сент-Этьен"

Лучшая команда Франции последних двух лет, с 1963 года семь раз побеждала в чемпионатах страны, трижды, выиграв первенство и Кубок, сделала дубль. Источник формирования и пополнения – талантливая молодежь. Легионеров вводили в состав точечно: на тот момент их было двое: вратарь Иван Чуркович, югослав, и аргентинский оборонец Освальдо Пьяцца. В обойме немало игроков национальной сборной, защищавших родину: Жанвийон, Ларке, Равелли, Лопес, Батеней, Рошто… Оговорился. За родное Отечество только наши футболисты бьются, награды и звания почетные за боевые заслуги на полях сражений получают.

Тренера не представил: Робер Эрбен, 36 лет, тоже в недавнем прошлом в составе трехцветных выступал. Игровую форму все еще поддерживал, если что и на поле мог выйти, как это в недавнем матче чемпионата (против "Труа") сделал. И гол забил.

Соперник не прост, состоятельность свою в 1/8 финала текущего розыгрыша доказал двумя победами над сильным шотландским "Рейнджерс" – 2:1 и 2:0.

Динамовцы с января на ходу, колесили по Европе, запас игр в сочетании с тщательно продуманными, на научном фундаменте построенными тренировками должны были, как показал прошлогодний опыт, подвести команду в нужное время в оптимальной игровой форме, что внушало здоровый оптимизм. Обладателю Суперкубка Европы предрекали победу и в чемпионском турнире.

Акт первый

Киевский стадион к началу марта для приема иностранных гостей подготовить не успели. Динамовцам предложили на выбор пять городов: Ташкент, Тбилиси, Ереван, Одессу и Симферополь. Погода в Симферополе, сообщили синоптики, отличная, весенняя, солнце с неба голубого светило, за облака не пряталось, птички щебетали, песни свои распевали, да и поле там превосходное. Кто же от райского уголка откажется? Симферополь, какие могут быть сомнения. Обе команды, доверившись обнадеживающим прогнозам метеослужб, почти одновременно явились на место встречи и успели потренироваться на стадионе "Локомотив". Взглянув на следующий день на газон, обомлели, глазам своим не поверили: стыдливо прикрыл он зеленый наряд огромным белым покрывалом. Неплохо издали смотрелся, но позволить топтать такую красоту чугунной обувью двух десятков мужиков валлийский судья К. Томас не решался. Терзаемый сомнениями, он все же предоставил работникам стадиона шанс: за считаные часы создать приемлемые для игры в футбол условия. С задачей до "падения флажка" они справились, и Томас с комиссаром матча швейцарцем Шойрером, тщательно проверив работу, дали добро. До начала игры оставалось два часа.

Минут пятнадцать соперники присматривались друг к другу, иногда появлялись в непосредственной близости от интересующего их объекта, но ничего достойного внимания не создали. Тяжелый грунт не позволял хозяевам извлечь козырную карту – скоростной маневр и быстрые фланговые атаки. К тому же хромало правое крыло: Онищенко не успел оправиться от травмы и в перерыве был заменен. А с Блохина глаз не спускал Жанвийон. Олег возил его по всему полю, утомил изрядно, когда французу становилось невмоготу, посильную помощь оказывали ему товарищи.

О некотором преимуществе киевлян можно судить по загруженности вратарей: Чуркович по участию в игровых эпизодах своего визави превзошел, но гол пропустил. В середине тайма Веремеев подавал угловой, югослав свое­временно вышел на мяч и технично выбил его кулаком за пределы штрафной. Момент можно было считать исчерпанным, не возникни вдруг откуда-то Коньков. Он ловко поймал мяч на ногу и, не дав ему опуститься на землю, пробил. На рикошет от своего защитника Чуркович среагировать не успел. Ведем – 1:0.

Во втором тайме динамовцы, приноровившись к газону, прижали французов к воротам. Возможность решить исход встречи и всего поединка возросла. Однако из нескольких созданных моментов использовали лишь один, на 53-й минуте. Коньков, исполняя "стандарт", проверил качество импортной "стенки". Мяч от нее отскочил к Блохину. Олег пробил безукоризненно. Надо бы еще. Для спокойствия. Не случилось. А ближе к концу хозяева пыл умерили, дабы (не дай бог, пропустят) не осложнять жизнь перед вторым раундом, – 2:0.

Хватит для общей победы? Мнения разделились. Даже среди французов. Их болельщики, прибывшие в Симферополь, с последней судейской трелью повскакивали с мест и раскрыли друг другу объятия. Не рано радуетесь, ребята? 0:2 не в вашу пользу, на что на­деетесь? Тренер Эрбен и президент клуба Роше, если и были удовлетворены результатом, вели себя сдержанно: счет приемлемый, могло быть хуже (могло, господа французы, могло). Киев хорош, но шанс отыграться не потерян. Таков общий смысл их выступлений на пресс-конференции.

Редактор газеты L’Equipe Макс Юрбини категоричен: "Здесь говорят о шансах. Считаю, что 17 марта чуда не произойдет. "Динамо" умеет добиваться цели благодаря современной трактовке футбола и отличных футболистов, которых тренерам удалось сплотить в сыгранный боевой коллектив. "Динамо" – один из главных претендентов на победу в Кубке чемпионов" ("Вечерний Киев" от 4 марта). А в беседе с корреспондентом украинской "Спортивной газеты" (от 6 марта) уверенно, без тени сомнения, заявил: "У "Сент-Этьена" 17 марта нет никаких шансов. "Динамо" выиграет Кубок чемпионов". Вашими бы устами шербет (приторно-сладкий восточный напиток) пить, месье Юрбини.

Акт второй

Две недели – срок по весне немалый: форму успеют подтянуть, увереннее чувствовать себя будут, тем более при запасе в два "сухих" мяча. Наверняка сработает опробованная и не раз себя оправдавшая классическая выездная модель с долгим, раздражающим соперника и зрителей розыгрышем мяча, переходящим при случае во внезапные кинжальные выпады крайних форвардов, особенно Блохина. Не сработала, однако. Французы знали, что собой представляет гостевая тактика киевлян, основательно к ней подготовились и разрушили на корню – жестким прессингом по всему полю, на всех его участках. Когда мяч все же доставался динамовцам, нить перепасовок под бешеным напором хозяев быстро рвалась.

Включив со старта близкие к оптимальным скорости, французы подвергли длительной осаде киевскую крепость. Гости отчаянно отбивались и в первые 45 минут сумели создать лишь два-три полумомента. Луис Менотти, тренер сборной Аргентины, совершающей турне по Европе, наблюдал за игрой по телевизору. Его комментарии опубликовала 19 марта "Киевская правда". Общие впечатления о первом тайме: "Динамо" явно стремилось перевести игру в спокойное русло. Мне трудно судить, в чем истинная причина подобного тренерского решения, но, мне кажется, что над командой довлели соображения тактического плана, запас в два мяча".

Защитники полностью поглощены черновой оборонительной работой, как и примкнувшие к ним обычно активные конструкторы-затейники хавбеки Колотов, Веремеев, Буряк. Скучающему в центре поля Блохину мяч почти не доставался, и его персональный опекун Жанвийон, видимо, посчитав, что форвард до конца игры не найдет работу, продемонстрировал богатые атакующие возможности. И все же до перерыва хозяевам не удалось растормошить прикорнувшие на табло нули.

Ближе к середине второго тайма (шла 65-я минута) киевляне получили шанс, стоивший всех до того соперником созданных. Избавившись на мгновение от прессинга, гости бросили в прорыв Блохина. Получив мяч невдалеке от центрального круга, Олег пошел "на Вы". Обыграл пару защитников, вторг­ся в пределы штрафной и из возникших перед ним двух отличных вариантов (мог пробить сам или отдать пас стоявшему в одиночестве перед воротами Онищенко) избрал третий: попытался обвести Лопеса. Защитник мяч отобрал. В три хода французы преодолели огромное пространство, и Равелли-старший (Эрве) с угла вратарской площади "прошил" Рудакова. Сработала, как говорят футболисты, элементарная "обратка": не забил – вынимай.

Комментарий аргентинского тренера: "Ошибка Блохина – в оценке ситуации, ему не хватило десятой доли секунды, чтобы принять верное решение, хотя выбор он должен был сделать интуитивно". Через пять минут не ослаблявшие хватку хозяева забили еще. Капитан команды Жан-Мишель Лярке, пробивая штрафной, мастерски использовал ошибку Рудакова, небрежно соорудившего "стенку". Менотти: "Он (вратарь. – Прим. А.В.) занял в воротах неверную позицию". Счет вынудил динамовцев выйти из окопов. Сложно, очень сложно, старательно исполняя на протяжении большей части спектакля навязанную режиссером роль, перестроиться, сменить амплуа.

В дополнительное время игра шла до гола. Гостям пришлось чуть раскрыться. Раскрывшись, попали под четко проведенную атаку. Равелли, уже младший, Патрик, обыграл Фоменко и выложил мяч Рошто. Нерешительность Рудакова стоила третьего гола – 0:3. Киев вне игры. Менотти: "Он (Рудаков. – Прим. А.В.) видел, как развивался эпизод и обязан был вмешаться в игру. Но предпочел остаться на линии ворот".

Валерий Лобановский на пресс-конференции признал ошибку: "Нам не хватило остроты и умения поддержать высокий темп… Это доказывает тот факт, что проведенные нами товарищеские встречи, какими бы ценными и серьезными ни были, не могут ни в коем случае заменить встреч, проходивших в рамках официальных соревнований".

Вывод верный, полезный. Из него бы урок извлечь. Но как только до официальных матчей дело дойдет, его начисто забудут. Тренеры не раз наступят на те же грабли и получат удары куда болезненнее.

"Разъездная модель"

А теперь все внимание сборной. В прошлом сезоне успешно преодолели отборочные барьеры две сборные: олимпийская (тренер К. Бесков) проложила себе дорогу к ОИ-1976 в Монреале, а национальная под руководством В. Лобановского и О. Базилевича – к чемпионату Европы. Но в первых числах января объявили о слиянии двух сборных в одну под началом киевских наставников. Обиженный и оскорбленный несправедливым, по его мнению, решением Константин Бесков облегчил душу по прошествии семи месяцев: "Вопреки мнению тренерского совета (председатель Андрей Старостин), куда входят ведущие наши специалисты – В.Маслов, М.Якушин, Г.Качалин, Н.Симонян, В.Соловьев, В.Николаев и другие, была распущена олимпийская команда. Мне, как старшему тренеру этой команды, не сочли даже нужным объяснить мотивы этого странного решения Управления футбола. Игроки первой сборной сразу же лишились естественной конкуренции, которая сыграла столь положительную роль при комплектовании наших олимпийских команд по другим видам спорта…

Вопреки многолетней практике члены сборной команды были освобождены от участия в первенстве. Вместо серьезных испытаний в борьбе с равными противниками были запланированы легкие "гастрольные" зарубежные поездки. Сборная команда СССР оказалась не только искусственно изолированной от событий в отечественном футболе, но и полностью передоверена ее руководителям, которые абсолютно не считались ни с мнением спортивной общественности, ни с точкой зрения специалистов" ("Комсомольская правда" от 18 августа).

Обширная программа включала в себя в промежутках между официальными матчами, как выразился острослов, "разъездную модель". Исколесили всю Европу. Начали с Южной: в январе провели два сбора с тренировками и контрольными встречами на Балканах (Болгария, Югославия). Продолжили в Восточной и Западной: Чехословакия, Венгрия, Франция, ФРГ, Швейцария, Австрия. И на дальнем континенте (США, Канада) свой закончили поход. На сборах к киевлянам присоединилась солидная группа иногородцев. Кто-то надолго задерживался, с кем-то быстро распрощались, время от времени появлялись новые лица.

Первая игра на уровне сборных состоялась в недельном промежутке между матчами с "Сент-Этьеном". В марте (рамками этого месяца ограничена первая глава) провели три репетиции. В спринтерском темпе перечислю соперников.

Чехословакия

Лучшая (согласно классификации журнала France Football) европейская сборная сезона-1975. Но и наша команда не промах: вспорхнув с унизительного 24-го места (из 32) в 1974 году аж на третье(!), заслуживала специального приза, "Кубка прогресса", если бы французы догадались его учредить.

Играли 10 марта в Кошице. В середине января стал известен наш соперник в четвертьфинале чемпионата Европы – Чехословакия. Она самая. Имело смысл перед двумя евроматчами с этой сборной раскрывать карты? Наверное, нет. Но выбора не было: об этой встрече федерации обеих стран договорились задолго до жеребьевки.

Места на трибунах 40-тысячного городского стадиона не пустовали. Зрители внакладе не остались. Они темпераментно реагировали на возникавшие на поле перипетии, многочисленные голевые моменты. На четыре, воплощенные в голы, мгновенно отзывалось электронное табло – 2:2. К потерявшему товарный вид полю киевлянам не привыкать: на таком в прошлую среду в Симферополе "репетицию" провели. Но в Кошице играли в ином ключе. Уверенные в непогрешимости не раз опробованной на практике выездной тактики, от добра добра не искали. Массированный натиск хозяев выдерживали стойко и ловили их на контратаках. Довольно успешных. В отсутствие Мунтяна (перенес операцию коленного сустава) умело "размахивал" дирижерской палочкой Веремеев.

Сначала продефилировал вдоль кромки поля и сделал мягкую передачу в точку, где должен был находиться Блохин. Оторвавшись от опекуна, наш бомбардир там и оказался и в падении красиво пробил. Что немаловажно – точно в нижний угол. 1:0. Через несколько минут очередной выпад завершился угловым, и Веремеев заработал второй балл по системе "гол + пас": навесил с угла поля в район вратарской площади, голкипер ошибся на выходе, и Трошкину не составило труда взять пустые ворота – 2:0.

Во втором тайме динамовцы моделировали (стараюсь осваивать научную терминологию из лексикона киевского тренера) предстоящую игру с "Сент-Этьеном". Во Франции предстояло сохранить счет матча, в Кошице – первого тайма. В обоих случаях – 2:0.

Чем в Сент-Этьене кончилось, вы знаете. В Кошице эти цифры мужественно держались вплоть до 83-й минуты. Испытывая огромное давление, гости дрогнули и в течение семи минут позволили сопернику отыграться. А все потому, что сменили пластинку: от активной выездной модели с контрударами перешли к пассивной, примитивной – к глухой обороне. С тем же "эффектом", что и через неделю с французским клубом, – пропустили два гола. 2:2. Но во Франции еще и 30 внеурочных минут отпахали, а в Кошице такая необходимость не возникла. Оба тренера не сдерживали улыбок. Им слово.

Валерий Лобановский: "Игрой нашей команды я удовлетворен. Мы играли на тяжелом поле (как и хозяева. – Прим. А.В.) с одной из лучших команд Европы, и футболисты сделали в данных условиях все, что могли".

Вацлав Ежек: "Для обеих команд товарищеская встреча накануне четвертьфинальных матчей первенства Европы была полезной. Я доволен результатом: проигрывать такой великолепной команде 0:2 и суметь свести матч вничью, нет поводов для недовольства". Прошу засвидетельствовать: игру товарищеской (правильно, как нас приучили – контрольной) назвал не я, а пан Вацлав.

Чехословакия – СССР – 2:2 (0:2)
Голы:
Блохин, 26 (0:1). Трошкин, 32 (0:2). Ондруш, 83 (1:2), Нехода, 89, с пенальти (2:2).
Чехословакия: Козинка, Добиаш, Ондруш, Юркемик, Гег, Кнапп (Модер, 46), Шаянек, Поллак (к), Масны, Галлис, Нехода.
СССР: Рудаков, Коньков, Звягинцев, Решко, Матвиенко, Трошкин, Ловчев, Колотов (к), Веремеев, Федоров (Назаренко, 46), Блохин.
Наказания: Трошкин (предупреждение).
Судьи: Шомлаи. Кереш, Таполцаи (все – Венгрия).
10 марта. Кошице. Стадион "Вшеспортовни ареал". 40 000 зрителей.

Аргентина

Давеча я аргентинского тренера цитировал, внимательно за еврокубковой игрой наблюдавшего. С чего бы? Ответ прост. Через два года Аргентина чемпионат мира примет. Сборная этой страны забросила десант в Европу с разведывательными целями. Не столько себя показать, сколько потенциальных соперников "на зуб" попробовать. Менотти, видимо, и советскую сборную к ним причислил. Прознав, что киевское "Динамо" и сборная СССР – одно лицо, внимательно за ним наблюдал. Тем паче через несколько дней матч в Киеве предстоял.

Динамовцы после крупного проигрыша в Сент-Этьене пребывали не в лучшем психологическом состоянии и к игре на третий день после возвращения домой вряд ли были готовы. По этой ли причине или с целью дезориентировать соперника, коучи ввели в основу всего двоих киевлян (после перерыва их число возросло до шести).

Климатическим условиям, игре в футбол противопоказанным, журналисты уделяли внимания едва ли не больше, нежели самому матчу. Телевизионная картинка не могла передать обстановку, в какой игроки обеих команд отбывали полуторачасовую трудовую повинность. Красочно описали ее 21 марта корреспонденты "Советского спорта" В. Понедельник и Г. Борисов: "Титанические усилия работников Центрального стадиона, трое суток сушивших при помощи реактивных установок футбольное поле, пошли прахом: в ночь накануне матча уходящая зима огрызнулась неожиданно снегопадом – не очень сильным, но вполне достаточным, чтобы снова вконец размягчить грунт…

Представляете, каково было футболистам? Мяч при передачах буквально прилипал к полю в самых неожиданных местах, и ни о какой высокой технике даже помыслить нельзя было. К тому же вскоре после начала игры вновь повалил снег – густой, мокрый".

Сама игра, если ее можно таковой назвать, проходила с преимуществом хозяев, ставшим после перерыва (с выходом четверых киевлян) подавляющим. Аргентинские виртуозы на таком, с позволения сказать, поле потерялись. Если кто и выделялся, так это вратарь Уго Гатти. Все, на что был способен, показал. А что ворота сохранил в неприкосновенности, не только его заслуга, а прежде всего неумение наших ребят извлекать пользу из вернейших, ими же созданных моментов. Отметился голом, единственным в матче, участник прошлого чемпионата мира и лучший бомбардир предстоящего – Марио Кемпес.

Менотти под грузом свалившегося на него счастья (в трактовке С. Ожегова) был немногословен, отметил боевой дух нашей сборной и откровенно признал: "Повезло!"

СССР – Аргентина – 0:1 (0:1)
Гол:
Кемпес, 41.
СССР: Прохоров, Коньков (Фоменко, 53), Абрамов, Лещук, Маховиков (Трошкин, 46), Ловчев (к), Сахаров, Веремеев, Минаев Федоров (Блохин, 46), Назаренко (Онищенко, 46).
Аргентина: Гатти, Ольгуин, Киллер, Карраскоса, Тарантини, Троббиани, Гальего, Бочини (Пассарелла, 56), Ардилес, Луке, Кемпес (Хаусман, 68).
Судьи: Гонелла. Реджани, Вануччи (все – Италия).
20 марта. Киев. Центральный стадион. 32 000 зрителей.

Болгария

Последнюю репетицию перед двумя четвертьфинальными встречами с ЧСССР провели через четыре дня в Софии. В основе уже семеро киевлян. Связи между линиями укрепились, игра, не свободная от ошибок, в целом удовлетворила, а результат ожидания превзошел – 3:0. Так убедительно (по счету) обыграть "братушек" на их территории мало кому удавалось. Счет, пожалуй, не совсем соответствовал тому, что на поле происходило. И все же победили мы по делу. Крупный выигрыш перед серьезным поединком с первой командой Европы-1975 добавил моральных сил и настроения.

Болгария – СССР – 0:3 (0:1)
Голы:
Онищенко, 11 (0:1). Минаев, 72 (0:2). Блохин, 81 (0:3).
Болгария: Филипов (Тиханов, 75), Б.Димитров, Ангелов, Василев, Рангелов, Йорданов, Воинов, Бонев (к), Желязков, Данев, Панов (Д.Димитров, 60).
СССР: Прохоров, Коньков (Сахаров, 85), Звягинцев, Фоменко, Решко, Трошкин, Ловчев, Колотов (к), Минаев, Онищенко (Назаренко, 78), Блохин (Федоров, 85).
Судьи: Петри. Эмсбергер, Силаши (все – Венгрия).
24 марта. София. Стадион им. Васила Левски. 10 000 зрителей.

За каждым шагом сборной СССР пристально следили на всех этажах футбольной пирамиды, многочисленные ее болельщики и… ваш покорный слуга. Содержание завершившейся главы – яркая тому иллюстрация. Однако жизнь любимой народом игры много­гранна, сборной не ограничивалась, и время от времени я буду информировать вас о том, что на других участках нашего большого футбольного хозяйства происходило.

Газета № 7849, 11.02.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ