12:30 26 февраля 2015 | Футбол

Николай Старостин. Тот, кто "все видит"

Памятник братьям Старостиным на стадионе "Открытие Арена". Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ" Николай Старостин. Тот, кто "все видит" Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Евгений ЛОВЧЕВ (слева) и начальник "Спартака" Николай СТАРОСТИН (в центре). Фото из архива Евгения ЛОВЧЕВА
Памятник братьям Старостиным на стадионе "Открытие Арена". Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

В этот день 113 лет назад по новому стилю родился Николай Старостин.

Николая Петровича Старостина большинство знает как основателя футбольного "Спартака", ставшего в последние годы легендарным персонажем болельщицких баннеров. На них немолодой человек в очках "всё видит".

Такое неподдельное уважение от живущих в двадцать первом веке потомков нужно заслужить. Тем более что судьба Старостина накрепко связана с двадцатым столетием (он его, кстати, почти все и прожил – до круглой даты не хватило шести лет) и для века 21-го абсолютно нетипична. Здесь и шестеро детей в семье егеря Петра Ивановича Старостина, в которой все четыре сына стали известными футболистами, а дочери избежали сей счастливой участи исключительно из-за принадлежности к слабому полу. И семейное природное здоровье, сформированное нехоженым лесом, белым снегом и синим небом. При этом только первенец Николай, в отличие от братьев, избежал пристрастия к курению и алкоголю. Возможно, режим соблюдался по той причине, что по дарованию старший брат уступал Александру и Андрею. Однако характером и старательностью превосходил.


Москва. 1929 год. Международная товарищеская встреча команд Москвы и дании. С мячом Николай СТАРОСТИН. Фото из Российского Государственного архива кинофотодокументов

Представьте себе юношу, который чинно шествует по московской улице и вдруг переходит на спринт, пугая народ, не ожидавший подобной прыти от щуплого паренька. Так Николай в начале 1920-х вырабатывал скоростные качества, столь необходимые правому крайнему нападающему. И надо сказать, выработал: вошел в сборную Москвы, выступал за "Пищевиков" и везде отличался быстротой бега и неуемностью.

Хотя, безусловно, гораздо большего Николаю Петровичу удалось добиться в качестве футбольного организатора и функционера. История с выбором названия для красно-белой команды достаточно известна: бурные, многочасовые дебаты прервал случайный взгляд Старостина-старшего на книгу Р.Джованьоли. Но сейчас почти забыто, сколько сделал этот незаурядный человек для проведения первых клубных чемпионатов Советского Союза. "Спартак" и "Динамо" стали флагманами предвоенного отечественного футбола. Авторитет Н.Старостина становился все значительнее. Что, не исключено, послужило причиной ареста в 1942 году.

Пройдя сталинские лагеря, помотавшись по всей стране от Хабаровска до Сыктывкара, он окончательно заслужил право на уникальность. Потому что знал, помнил и испытал такое, что для одной жизни много. Зато гигантский опыт позволил Николаю Петровичу находить общий язык с любым человеком или ведомством. А уж для игроков общение с Дедом, как они его прозвали, становилось счастливейшим временем в судьбе. Действительно, кто еще кроме воспроизведения красочных футбольных эпизодов из прошлого был способен прочитать наизусть едва ли не всего "Евгения Онегина" или "Бориса Годунова"?


1989 год. Москва. Николай СТАРОСТИН (слева) и Олег РОМАНЦЕВ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Н.Старостин проработал начальником команды "Спартак" в общей сложности сорок лет. И удивительно: обычную номенклатурную должность он чудесно преобразил в профессию. Выполняя такие объемы работы, что нашему 21-му столетию не снилось. В самом деле: воспитатель, администратор, хозяйственник, психолог, управленец, дипломат и при этом – символ клуба и живая легенда. Собственно говоря, ему удалось придать словосочетанию "начальник команды" исконный смысл.

Причем Николай Петрович непрерывно соответствовал в своей деятельности заданному им самим высочайшему уровню. Чего, к сожалению, не смогли продолжить его нынешние коллеги. Сегодня же начальник любой команды никому толком не известен. А Старостин в тандеме с выдающимся тренером Бесковым смотрелся равной величиной.

Так что он, конечно, всё видит. Другое дело, нравится ли ему увиденное. Что-то сомнительно.

Материалы других СМИ