10:01 24 февраля 2015 | Футбол

Гус Хиддинк: "Соскучился по "Гусу Ивановичу"

2008 год. Гус ХИДДИНК на чемпионате Европы. Фото REUTERS
2008 год. Гус ХИДДИНК на чемпионате Европы. Фото REUTERS

Обозреватель "СЭ" побывал дома у знаменитого тренера, который привел сборную России к бронзе Euro-2008.

Игорь РАБИНЕР
из Амстердама

Улыбчивый темнокожий водитель Хиддинка прикрыл за мной дверь переднего сиденья тренерского джипа. Пристегиваясь, я зачем-то решил спросить Гуса и его подругу Элизабет, расположившихся сзади: "А знаете, что в ваши годы в России штрафы еще были маленькими и почти никто не пристегивался?"

В ответ Хиддинк хмыкнул:

"Конечно, знаю. Скажу вам больше. Водители не только сами не пристегивались, но и оскорблялись, когда ты, будучи пассажиром, прикасался к ремню! Они возмущались: "Ты что, мне не доверяешь? Думаешь, я водить не умею?!"

За восемь лет знакомства я успел неплохо изучить Гуса и не думал, что он меня может чем-то сильно удивить. Особенно после того, как он однажды показал написанное в блокноте кириллицей слово "авось" и на моих глазах в красках – и очень точно! – расписал Элизабет, что оно означает. А на мой вопрос, зачем ему это надо, ответил: каждое такое словечко отражает психологию людей, живущих в стране. И знать их необходимо, чтобы лучше работать с командой.

Но история с ремнями безопасности, согласитесь, не слабее.


Гус ХИДДИНК и Элизабет. Фото AFP

А как Гус знает нашу историю! Если бы он начал перечислять Сталина, Брежнева, Горбачева – это не удивило бы, их все знают. Но когда из уст Хиддинка я услышал фамилии Громыко (с упоминанием деталей прически бывшего министра иностранных дел СССР) и Шеварднадзе... Когда прозвучала фраза: "В какой-то книге я вычитал, будто Андропова отравили"...

И пусть мне после этого кто-то скажет, что тренерская профессия и успех в ней – это про схемы, состав и замены. Про них тоже, конечно. Но в первую очередь – про людей.

...Я подходил к амстердамскому таунхаусу Хиддинка на берегу реки Амстел и с каждой минутой волновался все больше. Десятки раз мы общались в разных отелях. Случилось побывать и в родном городке Гуса – Варссевелде – на презентации его книги, общался с его родителями и братьями. Но к себе в дом, где Хиддинк живет уже восемь лет, он пригласил впервые. Дом, оказываясь в котором ты сразу ощущаешь душу. Впрочем, разве у него могло быть иначе?..

Десять минут езды от старого центра Амстердама. Здание постройки XVIII века. Высоченные, уходящие куда-то в небо потолки. Чарующий вид на реку. В подвале – камин, барная стойка и огромный экран. Там тренер раскуривает добрую сигару и каждый день смотрит множество матчей.

Этажом выше – рабочий кабинет и столовая. На стенах и возле них – множество реликвий. Вешалка, на которой несколько футболок. Две из них – сборной России, алая и белая. На белой – автографы всех игроков. Разумеется, это память о Euro-2008.

Весь коридор увешан снимками. Вот Гус на тренерской скамейке с Александром Бородюком. А вот – на приеме у Дмитрия Медведева со сборной России и тогдашним президентом РФС Виталием Мутко. "С Путиным доводилось общаться?" – "Только по телефону". – "Говорят, с королем Нидерландов Виллемом-Александром у вас прекрасные отношения?" – "В прошлом ноябре он пригласил меня составить ему компанию в поездке в Корею".


Пятница. Амстердам. Дома у Гуса ХИДДИНКА одна из главных реликвий - футболка сборной России с Euro-2008. Фото - Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

Но Хиддинк не из тех, кто любит козырять высокими знакомствами. По-моему, более охотно он перечисляет куда менее знаменитых людей, с которыми поддерживает контакт. И это не только Бородюк и Корнеев, но и бывший спортивный директор "Анжи" Хасан Биджиев, и менеджер сборной России Евгений Савин, и заместитель гендиректора РФС по международным вопросам Екатерина Федышина, и переводчик "Анжи" Григорий Тихонов... Последний, кстати, был дома у Гуса неделей раньше.

Так что Россия осталась у Хиддинка в его большом сердце. И я с каждой минутой убеждался в этом не только по майкам и фотографиям, но и по тому, о чем они с Элизабет говорили.

ХОР ДЛЯ ЭЛИЗАБЕТ И МАТРЕШКА ДЛЯ ГУСА

– Каким был самый трогательный момент за время вашего пребывания в России? – спросил я Хиддинка. Тот в одно касание перепасовал вопрос Элизабет.

– Это был 2007 год, день матча с Англией – того самого, в Москве, который Россия выиграла, – последовал ответ. – У меня в тот день как раз был день рождения. И вот поздно вечером после игры мы в прекрасном настроении вдвоем идем в ресторан в центре. Никто об этом не знает – ни о том, что мы туда пошли, ни о дне рождения. Ужинаем. И вдруг там появляется группа игроков сборной России с букетом цветов, вручает его мне и начинает петь "Happy Birthday to you!" на русском!

Гус: – Как выяснилось, они ужинали в том же районе, через пару ресторанов. И узнали, где мы находимся: у них были свои источники информации! Пришли и начали петь! Там были братья Березуцкие и многие другие.

Элизабет: – В конце концов, кто я для них такая? Это было просто невероятно и тронуло меня до глубины души.

Гус: – И меня. Это было очень трогательно. Как после такого можно не скучать по России? Она занимает особое место в наших сердцах. Культура, люди – они такие теплые и гостеприимные, когда узнаешь их получше! И открыты для обсуждения любых тем. В частности, исторических – и царских времен, и советских, и постсоветских. Нам было очень любопытно узнавать массу вещей, которыми с нами охотно, открыто делились.

Элизабет: – Причем люди меня поправляли – вот это, мол, было не в советское время, а в другое. Не молчали из вежливости, не кивали, а терпеливо объясняли, что да как. И это делало наше понимание вопроса глубже. Потому что им не все равно!

Гус: – Мы постоянно вспоминаем Россию. И сейчас, когда кто-то говорит что-то дурное о ней, просто рассказываем о своем опыте. Нужно быть очень осторожными с предрассудками. Мы провели в России чудесное время.


На стадионе ПСВ в честь Хиддинка названа одна из VIP-лож. Фото - Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

– А когда-нибудь плакали за годы в России?

Элизабет: – Была одна дурацкая история. Перед тем как Гус подписал контракт с РФС, мне рассказывали столько всякой чепухи о России! И я была запугана, даже чуть-чуть плакала. Спрашивала: "Может, не поедем? Может, не будешь подписывать?" Но он был непреклонен, ему было интересно.

И вот я первый раз приезжаю к нему в Россию. Вся дрожу. Отходим пешком немного от гостиницы, и тут Гуса видят из какой-то машины. Она останавливается, водитель выходит. Потом оглядывается, начинает что-то лихорадочно искать, залезает обратно в машину и выходит, что-то держа в руках.

Я обомлела: наверное, это пистолет! Зашептала Гусу: "Он же сейчас нас застрелит!" А человек протягивает карандаш и листок бумаги: "Гус, Гус! Распишитесь, пожалуйста!" И мне стало так стыдно...

Гус: – А Гус Иванович?!

– Что – Гус Иванович?

Элизабет: – Месяцев за шесть до того, как мы уехали из России, я обратила внимание, что к нему часто обращаются: "Гус Иванович!" Спросила: "Почему люди тебя так называют?" Он объяснил: "Потому что они по-особому ко мне относятся".

Гус: – Я такого не говорил. Потому что ничего особого во мне нет!

Элизабет: – Ах да, я сама начала наводить справки. В этот момент как раз брала уроки русского и уже знала, что у ваших людей есть два имени – первое свое, второе по отцу. Рассказала суть ситуации и спросила: отчего Гуса так называют? У голландцев же такого нет!

И мне объяснили, что, поскольку к Гусу в России относятся с большим уважением, то дали ему второе, русское, имя. И рассказала это ему. Это замечательно!

Гус: – И по обращению "Гус Иванович" я тоже соскучился (улыбается). Мы ведь не были в России со времен работы в "Анжи".

– Кстати, президент Дагестана Рамазан Абдулатипов презентовал вам ковер с вашим изображением. В Голландию не увезли?

– Нет, слишком объемный (улыбается). Уезжая, подарил его замечательным людям, работавшим в отеле в Махачкале, где останавливалась команда.

Элизабет: – А как я его хотела забрать! Гус, ты хоть фотографию с этим ковром сделал?

Гус (задумывается) : – Не уверен, надо посмотреть. Но иногда надо делать хорошим людям подарки. Нам вот их в России сколько дарили!


Рамазан АБДУЛАТИПОВ и Гус ХИДДИНК. Фото ФК "Анжи"

Элизабет: – Один из самых памятных сувениров, мы его дома храним, – матрешка с лицом Гуса. А внутри – с лицами игроков сборной. Ее специально для нас нарисовали. И картины дарили...

Гус: – Мы и сами любили гулять по Москве и покупать картины – их у нас осталось немало. Причем не то чтобы произведения известных художников – просто бродили по блошиным рынкам и высматривали что-то оригинальное.

Элизабет: – Поначалу ходили по Старому Арбату, но быстро разобрались, что это – фасад, верхушка айсберга.

Гус: – Один такой рынок располагался около памятника Петру Великому, на берегу Москвы-реки. Мы очень часто там гуляли. И обнаружили двух художников, работы которых нам очень понравились.

БОРОДЮК ПОМОГ МНЕ ПОНЯТЬ РУССКУЮ ДУШУ

– Вашу знаменитую победу во главе сборной России над Голландией здесь по-прежнему помнят?

– Конечно! Мы ведь не просто выиграли, а сделали это очень красиво.

– Кстати, память о той нашей виктории не была одной из причин, почему вас вновь позвали работать с голландской сборной?

– Ну уж точно нет. Меня тут очень не любили в то время! Я это чувствовал. Знаете, что многие люди предъявляли мне больше всего? Даже не то, что обыграл свою страну. А то, что бурно радовался! "Как ты мог?!" Постойте, но это же победа моей команды – а ею в тот момент была Россия! Я не так помешан на национальной идее, чтобы работать в одной сборной, а переживать за другую. Да, праздновал от всей души. За что потом получал гневные отклики по электронной почте и не только...

– Что такого в голландском характере, что так перекликается с русским менталитетом и позволяет тренерам быстро у нас адаптироваться?

– Мы открытые! И бываем очень рады, когда, видя это, открываются нам навстречу. Мы с Лизой прошли этот путь и поняли, что если ты более или менее интегрировался в русский способ мышления, ощутил его – то люди отвечают тебе взаимностью. Конечно, это требует времени – но как только русские начинают тебе доверять, то вкладывают всю душу, отдаются работе до конца и даже больше. Вот что случилось со сборной России.

– Открытость – это хорошо, но несколько общо. Глубокому проникновению в страну должно что-то поспособствовать.

– Огромное спасибо всем, с кем я работал. Всему персоналу сборной. Очень многому сам научился у своих помощников Саши Бородюка и Игоря Корнеева. Бородюк объяснил мне все про русскую душу – и как она проецируется на футбол. Как игроки из России мыслили раньше и сейчас. Это была бесценная информация. Благодаря Саше я очень ускорил свое вхождение в российский футбол, мне стало намного легче привнести в него свои идеи.


Гус ХИДДИНК и Александр БОРОДЮК. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

– А на ЧМ-2014 у Фабио Капелло не было российских ассистентов, за исключением тренера вратарей Сергея Овчинникова.

– Недавно я видел на скамейке рядом с Фабио нашего бывшего – и очень хорошего – капитана Семака! С бородой!

– Он вошел в штаб Капелло уже после Бразилии. А у нынешнего тренера "Спартака" Мурата Якина местных помощников нет вовсе. Считаете это ошибкой?

– У каждого тренера – своя философия и стратегия, их надо уважать, и я не считаю себя вправе критиковать коллег. Но сам, в какой бы стране или клубе ни работал, всегда старался заполучить в свой штаб тренеров, которые знают ситуацию изнутри. Ведь не только команда должна привыкать к тренеру, но и тренер – к команде. А за рубежом это важно вдвойне. В нашем случае, не поняв русскую душу вообще и русскую душу в футболе, сложно было бы многого добиться.

– Вы сказали о Бородюке и Корнееве. Удивляет ли вас то, что они ни секунды не работали главными тренерами в премьер-лиге, тогда как два молодых помощника ван Марвейка на ЧМ-2010, Франк де Бур и Филлип Коку, сейчас возглавляют два ведущих клуба Голландии – "Аякс" и ПСВ? По-моему, это показывает разницу в отношении к молодым тренерам в двух странах.

– Расскажу о своем опыте. Когда я первый раз в 1995 году возглавил сборную Голландии, у нас было несколько бывших игроков, которые хотели заняться тренерским ремеслом. И мы в федерации им помогали. Предложили им хороший курс и возможность работать со мной в сборной, что они и делали на чемпионате мира во Франции. Это были Райкард, Нескенс и Куман. И они стали тренерами.

Такова наша голландская традиция, стиль. Мы любим воспитывать и молодых тренеров, и юных игроков. И сейчас в сборной делаю то же самое – только роль тех ребят играет Руд ван Нистелрой. Он был большим игроком, но одного этого недостаточно. Сейчас он переходит на новый уровень мышления и в какой-то момент сам поймет, есть ли у него желание этим заниматься. А в прошлом году я был консультантом в ПСВ у Филлипа Коку. Это был очень приятный и красивый жест со стороны моего бывшего игрока.

Что же касается того же Бородюка… То, что Саша вывел в премьер-лигу "Торпедо" с его небольшим бюджетом, показывает, насколько он хороший профессионал. Не знаю, почему он ушел, но если принял такое решение – то что-то в клубе шло неправильно. А он оказался достаточно смелым, чтобы с этим не смириться. Я его люблю и как человека, и как тренера.

А обобщать, мне кажется, нельзя. Вот Слуцкий – один из тренеров молодого поколения, но у него в ЦСКА уже богатый опыт, ему доверяют, он выигрывает. Или еще один мой знакомый – Черчесов, который работает в "Динамо". Прошлой осенью я был на их победном матче в Эйндховене с ПСВ, и после игры он позволил мне заглянуть в раздевалку своей команды. Сколько там было знакомых – Габулов и остальные! Очень рад был всех их видеть.


Гус ХИДДИНК и Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПРОГРЕССУ ШАТОВА ЛИМИТ НЕ МЕШАЕТ

– Во время ЧМ-2014 многие в России скучали по вашему атакующему футболу. А сами вы удивились, что наша команда играла в антихиддинковский футбол – зажатый, заорганизованный?

– Я расстроился, что команда не вышла во второй раунд. До турнира надеялся, что это произойдет. Хотя и за Корею переживал – тоже далеко не чужая мне страна. Но если исходить из качества, то думал, Россия выйдет. Увы, этого не случилось, и мне кажется, большую роль здесь сыграл первый матч.

Однако повторяю: считаю неправильным судить работу других тренеров. О своем периоде готов говорить с удовольствием, но не о том, что было после.

– Хорошо. Как вам удалось снять психологические тиски со сборной России? Франк де Бур говорил мне, что вы даете игрокам гораздо больше свободы, чем Луи ван Гал, но далеко не каждый умеет ею воспользоваться...

– Свобода – коварное понятие. Надо понимать, что она очень тесно связана с ответственностью. Прежде всего игрок должен четко знать требования к своей позиции. И, выполняя их, он уже может в этих рамках импровизировать и творить. Это и есть настоящая свобода. А возможность делать все, что хочешь, – это анархия!

Вначале у российской команды была небольшая проблема. Игроки делали свою работу – но не больше. Ты не мог их в чем-то винить – с ответственностью было в порядке. Но они не могли подняться на более высокую ступень.


Гус ХИДДИНК "воспитывает" Алана ДЗАГОЕВА на глазах у Игоря АКИНФЕЕВА и Сергея СЕМАКА.
Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

– Что стало поворотным пунктом?

– Я как тренер должен был обеспечить игрокам чувство безопасности. Надо было внушить, что, если они будут полностью отдаваться игре и делать то, о чем их попросили, – я буду их защищать, даже если проиграем. Что главное требование – полная отдача, и за одну ошибку, не связанную с безответственностью, их не погонят взашей.

Постепенно они в этом убедились. И почувствовали себя в хорошем смысле свободно. А футбольные качества Жиркова, Аршавина и других изначально позволяли играть в хороший футбол. Надо было их только раскрепостить, объяснить, что у тренеров – та же цель, что и у них. Что мы – не враги!

Когда футболисты постоянно чувствуют себя под угрозой, они закрепощены, запуганы. Но их реакция меняется, когда они видят, что в основе тренерских решений лежат не наказания за провинности. А честная и справедливая оценка их игры.

– Многие в России считают, что нынешнее поколение сборной слабее того, которое тренировали вы.

– Вот смотрите. Я рад за Олега Шатова, с которым мне было очень приятно работать в "Анжи". Меня впечатляет прогресс, которого он достиг. Лишним доказательством тому стал матч "Зенита" в Эйндховене. Там он в момент острейшей контратаки ПСВ совершил рывок к своим воротам и в подкате прервал пас Депая, который мог стать голевым. И вообще играл хорошо.

Шатов для меня – доказательство того, что талантливые молодые русские игроки имеют очень хорошую техническую основу. Он однозначно хочет достичь больших высот – играть за сборную, быть ценным футболистом для "Зенита". У Шатова помимо его способностей – правильный менталитет, огромный драйв. И он такой не один.

– Не думаете, что его поколению мешает развиться лимит на легионеров? Из-за него ребята в слишком молодом возрасте получают слишком много благ.

– А какой сейчас лимит – 5+6, как раньше? Или 4+7?

– 4+7. Но скоро, видимо, опять будет 5+6.

– Это хорошо.

– Но почему?! Российские футболисты живут без естественной конкуренции. А топ-клубы, чтобы сманить лучших из них, дают им явно завышенные зарплаты.

– Хороший, мотивированный игрок думает о деньгах не в первую очередь. Безусловно, он должен обеспечить хорошую жизнь себе, своей семье. Но пример Шатова доказывает, что далеко не все русские испорчены деньгами. Если ты дашь Шатову рубль – он будет играть, дашь десять – все равно будет. Потому что он любит игру, а экономика автоматически придет вслед за ней.

Многое зависит и от окружения игрока. Да, можно испортить молодых ребят слишком ранними высокими зарплатами. Но можно создать в клубе систему – когда деньги напрямую зависят от качества игры. Это будет здорово повышать мотивацию, которая в своей базе должна идти от любви к игре.


Олег ШАТОВ радует Гуса ХИДДИНКА и по сей день. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

– Что вы все-таки думаете о лимите?

– Когда я возглавлял сборную, мне это правило нравилось. И не только потому, что у российских футболистов была гарантированная практика, а потому, что оно заставляло клубы заниматься воспитанием молодых игроков. Пятеро на поле значили, что в обойме должно быть не меньше десяти. А это заставляло растить смену.

Вообще-то это стремление должно идти от самих клубов – но если есть правило, то оно еще и обязывает. Не было бы его – в большинстве клубов играли бы сплошные легионеры, и многие клубы вообще махнули бы рукой на свои академии. Поэтому мне лимит был по душе. И сборной он не мешал.

В 2018 ГОДУ НАДЕЮСЬ НА ВЫХОД РОССИИ В ПОЛУФИНАЛ

– Чего ожидаете от сборной России на домашнем чемпионате мира? Сейчас она только 33-я в рейтинге ФИФА. Чудеса бывают?

– Наша обязанность – эти чудеса создавать. Выйти из группы – это обязательно. А дальше... Надеюсь на выход в полуфинал.

– Ого! Прямо как на Euro-2008. Не круто ли взяли?

– Да, это сложно. И это скорее надежда, чем четкая оценка возможностей. Но если не иметь в сердце таких понятий, как мечта и надежда, – зачем вообще жить и работать?

– Между прочим, в августе 2006-го, когда вы начинали в сборной России, она занимала то же 33-е место! А через 22 месяца взяла бронзу Euro.

– Вот! До чемпионата мира еще три с лишним года. За это время можно многое успеть. Но у федерации и тренеров уже должны быть четкие идеи, какие игроки будут выступать в 2018 году.


27 июня 2008 года. Москва. Гус ХИДДИНК и его "бронзовая" сборная вернулись в России.
Фото Александр ВИЛЬФ

– Голландия – всем известная фабрика талантов. У России с этим большие проблемы.

– Помимо качественной работы в академиях очень важно не бояться в молодом возрасте, в 17 – 18 лет, ставить ребят за первую команду. В Голландии все именно так.

А еще жаль, что в России так и не был построен футбольный центр сборных страны. Помню, как мы ездили по Подмосковью, просматривали места для строительства. Обидно, что это не воплотилось в реальность – ведь мы уже обсуждали конкретные вещи. Такой центр, будь он построен несколько лет назад, помог бы организовать всю структуру футбола и улучшить качество подготовки к ЧМ-2018.

– В прошлом декабре в Утрехте состоялась большая тренерская конференция голландских специалистов, в которой участвовали и вы, и ваш друг Йохан Кройф. Зачем она проводилась?

– С Кройфом мы не то чтобы близкие друзья, но очень уважаем друг друга. И несмотря на те комплименты в адрес голландского футбола, которые вы произнесли, считаем, что надо прибавлять. Потому что сейчас в Голландии нет большого числа молодых талантов мирового уровня. Тех, кто в 23 – 24 года готов переходить в лучшие клубы Европы. Вот и говорили о том, как улучшить уровень обучения молодых тренеров, а через них – и юных футболистов.

Кстати, в те же декабрьские дни в штаб-квартире голландской федерации в Зейсте я с удовольствием выступил перед российскими студентами спортивного менеджмента. Потому что всему футбольному сообществу надо расти и обновляться – и тренерам, и игрокам, и менеджерам.

– Знаю, что ради того выступления перед студентами бизнес-школы RMA вы чуть раньше уехали с тренерской конференции и даже подверглись за это критике в голландской прессе.

– Вы хорошо информированы (улыбается). Но я же обещал своим русским друзьям сделать это! А слово привык держать. Когда журналисты попросили разъяснений о причинах отъезда, я объяснил, что дал обещание выступить перед будущими российскими спортивными менеджерами и не мог их подвести.

СТАРЫЙ ЛЕВ ИГНАШЕВИЧ И ЖИРКОВ, РАВНЫЙ РОБЕРТО КАРЛОСУ

– Посоветуете ли Шатову, Дзагоеву, Кокорину и другим молодым поехать в Европу?

– Не хочу, чтобы кто-то подумал, будто Хиддинк уговаривает игроков уходить из своих клубов. Это не так. Но в целом после определенного опыта в России, если они хотят сделать следующий шаг, попасть в более высококлассную лигу, познать другую культуру, – я за. Потому что парни получат новый опыт, а потом будут использовать его в родной стране.

Когда-то у меня было несколько разговоров с Венгером – он звонил насчет Аршавина, прежде чем его подписать. Что Андрей за игрок, Арсен знал, но ему хотелось понять, что он за человек. Говорил я и с Андреем. "Ты должен сделать это. Даже если у тебя очень хорошая жизнь в России". По денежным причинам у российских футболистов нет нужды ехать в Европу, но по спортивным – надо. И то, что Аршавин перешел в "Арсенал", уважал и поощрял.


Андрей АРШАВИН - один из любимых футболистов Гуса ХИДДИНКА. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

– Почему он блистал лишь в начале карьеры в составе "канониров"? Почему так и не поднялся до уровня, который показал в знаменитом матче в Ливерпуле?

– Не сказал бы, что у него было только одно прекрасное выступление, когда он забил четыре гола на "Энфилде". В первые полтора-два сезона у Аршавина было много сильных матчей. Что произошло дальше – не знаю. Может, сказалась острейшая конкуренция, может, где-то уже начал подходить возраст. Но мне нравится, что он решился на это и поначалу выглядел в "Арсенале" очень убедительно.

– Может, если бы Акинфеев сделал то же самое, то перешел бы на новый уровень? И не совершил роковых ошибок на ЧМ-2014?

– Ошибку может совершить даже самый сильный игрок. Ну а в целом у Игоря был потенциал, чтобы играть в одной из топ-команд Европы. Сейчас этот момент, наверное, уже прошел. Если бы он хотел, ему нужно было сделать это 3 – 5 лет назад. Но и теперь с удовольствием слежу за достижениями в ЦСКА его и еще группы парней, с которыми мы вместе работали.

– Удивляетесь, что 35-летний Игнашевич до сих пор в основе сборной?

– У него колоссальный опыт! Игнашевич – старый лев, а молодым надо сильно постараться, чтобы его вытеснить. Значит, им это не удается, а лев по-прежнему силен. Молодец, Сергей!

– Во многом благодаря вам целая группа наших игроков отправилась в Англию, но звездами там так и не стала.

– Вот Элизабет обожает Павлюченко. Он у нее в Зале славы! (смеется.)


Именно Гус ХИДДИНК сумел разбудить Романа ПАВЛЮЧЕНКО в форме сборной.
Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

– Еще бы – ведь в ее день рождения, когда Россия обыграла Англию, именно Павлюченко сделал дубль. И, кстати, он говорил мне, что в своей жизни лично играл для двух тренеров – Владимира Федотова и вас.

– Федотова помню, мы несколько раз встречались в офисе клуба "Москва", где он был одним из руководителей. А Роман – отличный парень! Как и Биля. Дэвид Мойес звонил мне по его поводу, и я сказал: "Ты должен взять его, потому что он фантастический игрок". Такой талантливый и умный! Люблю и Юрия (Жиркова. – Прим. "СЭ") – особенного человека, не похожего на других.

– Он более закрыт и молчалив?

– У меня с ним все было хорошо, мы отлично ладили. Вообще из всех футболистов, с которыми я имел дело за тренерскую карьеру, Жирков – самый одаренный левша! Конечно, еще Роберто Карлос. Но то, что Юрий мог делать, – потрясающе.

– То есть Жирков в вашем рейтинге – левша № 2 после Роберто Карлоса?

– Они почти одинаковы. Жирков – огромный талант, один в один мог разобраться с любым. Я обожал на него смотреть. А "Челси"... Там и травмы, и конкуренция с Эшли Коулом. Кстати, у них могла бы быть очень хорошая связка, если бы Юрий играл над Эшли. Представьте себе это! Но такой шанс им представлялся крайне редко.

– Трудно было убедить Жиркова стать крайним защитником? Он всегда считал себя игроком атаки.

– Да, но это примерно то же самое, что с Роберто Карлосом. Официально они значатся на схеме как крайние защитники. Но де-факто играют вингеров, поскольку им хватает и техники, и сил, чтобы доминировать на всем фланге. Они больше крайние форварды, чем защитники. А возможность их подстраховать, прикрыть свободную зону всегда есть. Надеюсь, Жирков еще проявит себя в "Динамо".


Гус ХИДДИНК - первый, кто рассмотрел в Юрии ЖИРКОВЕ талантливого защитника.
Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ"

 

– А вот Саенко – единственный легионер на Euro-2008 – уже себя как игрок не проявит. Слышали, что он растолстел и закончил карьеру?

– В мое время Иван выступал в бундеслиге, а там игроки великолепно готовы физически. Лучше, чем где-либо. И тогда к его форме не было претензий!

– Мы перечислили тех, кто благодаря вам попал в Англию, но забыли о вас самом. С Романом Абрамовичем регулярно общаетесь?

– Не сказал бы. Но знаю, что нас всегда тепло встретят в "Челси". Когда уходил оттуда, мне было сказано: всегда будем рады видеть!

– Не жалеете, что работа с синими весной 2009 года, когда вы взяли Кубок Англии и были очень близки к финалу Лиги чемпионов, продлилась так недолго?

– Это был замечательный опыт. Но я был предан российской сборной и после отрезка в "Челси" должен был на ней сосредоточиться. Сказал Акинфееву, Игнашевичу, Аршавину и остальным: "От вас не уйду!" И с Абрамовичем мы о том же заранее договорились. Хотя мне и в премьер-лиге, и в Лондоне было очень хорошо. Но и Москва прекрасна!


30 мая 2009 года. Лондон. "Челси" - Эвертон" - 2:1. Главный тренер сборной Англии Фабио КАПЕЛЛО поздравляет Гуса ХИДДИНКА с Кубком Англии. Фото AFP

– Вы понимаете сейчас, что случилось в Мариборе? Ведь это абсолютно не вписывалось в логику того отборочного цикла.

– Да, ведь с той же Германией оба матча сыграли более чем прилично. И очень жаль, что та команда не смогла поехать в Южную Африку. Нам не хватило всего одного гола. Но думаю, что все решил не тот мяч, который мы пропустили в Мариборе.

– А что?

– Мы не обеспечили себе надежную голевую дистанцию в Москве, когда должны были это сделать. Играли очень хорошо, вели – 2:0, имели отличные шансы забить третий, но вместо этого под занавес пропустили. Это была наша игра. А когда упускаешь то, на что наиграл в своей игре, потом часто расплачиваешься.

– После ухода Дика Адвоката в ПСВ вас, работавшего в то время в "Анжи", не звали вернуться в сборную России?

– Не припоминаю. Но я не в обиде. Федерация решила, что российский футбол войдет в другую эру. Эру Фабио. Их право. А я проработал в сборной России приличный срок. Но произошла смена президентов – Мутко сосредоточился на Министерстве спорта, а вместо него в РФС пришел Фурсенко. С ним у нас была всего одна встреча вежливости. Разговора о продлении контракта не заходило.

ЗВАЛИ В СБОРНУЮ ГОЛЛАНДИИ, ЕЩЕ КОГДА БЫЛ В "АНЖИ"

– Вы уехали из "Анжи" после второго тура прошлого чемпионата. Предполагали, что вскоре наступит коллапс?

– Была определенная информация, что грядет изменение стратегии. Не в деталях, но понял, что скоро клуб станет другим. Только владелец вправе определять такие вещи, и я решение Керимова уважаю. Но предпочел в этой ситуации сказать: "Давайте разойдемся".

В то же время мне очень нравится, что в Махачкале сохранили академию в прежнем виде и ее по-прежнему возглавляет Фуат Уста, мой помощник в сборной Турции. Это означает, что к вопросам фундамента в "Анжи" подходят серьезно. Это обязательно принесет пользу и первой команде, и вообще хорошо для региона.

Вообще рад, что Россия оказалась достаточно открытой для того, чтобы поддержать мою инициативу и привезти к себе молодых голландских тренеров – таких как Хенк ван Стее, возглавлявший академию "Зенита", Йелле Гус, работавший в ЦСКА. Не всем дано находиться под прицелом телекамер, но у многих голландцев есть знания и любовь к тому, чтобы отправляться за рубеж и обучать юных игроков.

– Ван Стее – теперь спортивный директор "Зенита". А где Йелле Гус?

– Технический менеджер федерации футбола Нидерландов. Работаем вместе!

– Были ли удивлены, когда вас позвали в сборную?

– Меня просили вернуться уже много лет. Одно из предложений последовало, когда я был в "Анжи". Отказался, поскольку у меня был контракт и мне нравилось работать с командой. А через какое-то время после расставания с "Анжи" федерация обратилась вновь. И я согласился – поскольку был свободен, и речь в том числе шла о работе с молодыми тренерами.


Гус ХИДДИНК и капитан сборной Голландии Робин ВАН ПЕРСИ. Фото AFP

 

– Почему не ездили в Бразилию смотреть на будущую команду?

– Потому что по ТВ мог увидеть гораздо больше игр, чем сделал бы это вживую, перемещаясь по огромной Бразилии. А так увидел все матчи, кроме двух.

– Почему такой сложной получилась для оранжевых осень-2014?

– Во-первых, для сборных, успешно выступивших на чемпионате мира, первое время легким не бывает. На следующий день после большой вечеринки невозможно с той же степенью свежести веселиться на другой.

– Со сборной Германии происходило примерно то же самое.

– Так и есть. А во-вторых… Чемпионат мира в плане результата получился успешным – это бесспорно. Но были сомнения в стиле игры. Во время первенства произошла смена модели в пользу более оборонительной, что для голландского стиля не свойственно. Так решили сделать из практических соображений, и с учетом результата это надо уважать.

Но теперь нужно было сделать обратную перемену – к футболу, менее ориентированному на оборону. И на первых порах это также не могло не сказаться на результате, поскольку игроки уже привыкли к иному.

– Футболисты, слышал, вас в сложный момент поддержали.

– Внутри коллектива не было никаких сомнений в правильности пути.

– На вас обрушилось море критики. Ни на секунду в себе не усомнились?

– Нет. Я прекрасно понимал, что игроки должны привыкнуть ко мне и моему стилю, а я – к ним. В клубе, когда ты принимаешь команду в межсезонье, у тебя есть месяц, а тут – считаные дни. Что же касается критики, то постарался спрятать себя от внешнего влияния. Одно дело – нормальная критика, а другое – грязь. Но и тогда надо не отвечать словами, а своей работой превращать людей в своих друзей.


Старт работы Гуса ХИДДИНКА в сборной получился, мягко говоря, не самым выдающимся. Фото AFP

 

– Что чувствовали, когда читали: мол, Гус слишком стар?

– Ощущал себя моложе, чем когда-либо! А вообще спрашивать об этом надо моих помощников и игроков – воспринимают ли они меня как старого человека.

– А в федерации обсуждалось досрочное прекращение вашей работы?

– Ни разу.

– Что испытываете, когда оказываетесь на домашней арене ПСВ и смотрите на самую большую VIP-ложу, названную вашим именем?

– Смотрю и думаю: а ведь я знаю этого парня! (смеется.) Кстати, раньше моим именем там был назван более скромный зал, а несколько лет назад меня почему-то решили повысить (улыбается). Для меня это большая честь, поскольку у ПСВ – большая история. Кто инициатор – не знаю. Я им точно не говорил: "Вы должны поставить мое имя туда-то".

– Вы известны своим умением готовить команды к финальным турнирам. То есть главное для Голландии – выйти на Euro-2016, а там все будет в порядке?

– Да! (улыбается.)

ПРОМЕСА РАНО НАЗЫВАТЬ ИГРОКОМ ПЕРВОЙ СБОРНОЙ

– Осенью вы пригласили в сборную спартаковца Квинси Промеса. Как впечатления?

– Часто приглашаю в сборную 23 – 25 человек, среди которых – одного-двух талантливых молодых новичков. За десять дней тренировок они получают хороший опыт, а я могу рассмотреть игрока ближе в такой серьезной компании. Поэтому и привлек Промеса.

Пока он еще не в полной мере оснащен, чтобы быть стабильным игроком сборной. Но Квинси еще недавно играл в молодежке, а сразу сделать скачок в главную команду удается немногим. Это может произойти только с помощью качественной игры за клуб, которой я Промесу в "Спартаке" и желаю.

Правда, с футболистами, выступающими в России, есть одна проблема. С декабря до марта они не играют. Это отбрасывает их назад. Но мы продолжаем за ним следить. Мои скауты отслеживают все матчи в европейских лигах, включая РФПЛ. Каждый понедельник получаем полновесный отчет по игре каждого кандидата, в том числе и Промеса.


Спартаковец Квинси ПРОМЕС сумел обратить на себя внимание и из РФПЛ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

 

– Черчесов надеется, что пригласите и Бюттнера. Он входит в ваши планы?

– Его касается то же самое, что и всех "русских" голландцев. Надо, чтобы они играли!

– Правда ли, что после Euro-2016 станете техническим директором федерации?

– Нет. Я буду свободен! Посмотрим, что за это время произойдет.

– Можете представить себе третье пришествие Хиддинка в российский футбол?

– Вы не должны забывать о моем возрасте. Мне 68 (смеется). Тем не менее получаю большое удовольствие от того, что по-прежнему задействован в футболе. Надеюсь, Голландия выйдет на Euro-2016 и удачно сыграет в финальном турнире.

А что будет после – не знаю. И вернусь ли в Россию – тоже. Очевидно, что большинство страниц моей футбольной книги уже перевернуты. Но очень сложно что-то предсказывать и тем более что-то исключать. Точно знаю одно: время, которое я провел в России, было прекрасным.

"СЭ" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за помощь в организации командировки нашего обозревателя в Голландию.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...