«Дик Адвокат на переговорах с «Анжи» просил зарплату 15 миллионов евро». Первая часть суперэксклюзива «СЭ»

4 февраля 2021, 13:10
4 октября 2012. Москва. Футболисты «Анжи»: Юрий Жирков, Олег Шатов, Мубарак Буссуфа и Самюэль Это'о. Фото Reuters Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, "СЭ" Гаджи Гаджиев. Фото Александр Федоров, "СЭ" Сулейман Керимов. Фото Алексей Иванов Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, "СЭ" Кристофер Самба и Юрий Жирков. Фото Алексей Иванов Диего Марадона на встрече с футболистами «Анжи». Фото Сергей Расулов-мл./ФК «Анжи» В финале Лиги чемпионов «Анжи» так и не сыграл, но состав был вполне подходящий. Фото AFP
К 10-летию покупки «Анжи» Сулейманом Керимовым обозреватель «СЭ» Игорь Рабинер откровенно поговорил с экс-руководителями и тренерами клуба из Махачкалы, чтобы реконструировать короткую историю одного из самых ярких проектов российского футбола.

Какой была эта восточная сказка? Что за невероятные вещи творились по ходу развития ее сюжета? Почему она продолжалась лишь два с половиной года и рухнула в одночасье, превратив махачкалинскую карету в тыкву?

Обозреватель «СЭ» поговорил:

— с членом совета директоров «Анжи», а фактически генеральным менеджером клуба Германом Ткаченко;

— главным тренером до сентября 2011 года и с августа 2013 года Гаджи Гаджиевым;

— гендиректором и вице-президентом в 2011-2012 годах Германом Чистяковым;

— членом тренерского штаба Гаджиева и Гуса Хиддинка, а в сентябре — декабре 2011 года и. о. главного тренера Андреем Гордеевым;

— спортивным директором в 2012-2013 годах Хасанби Биджиевым

и еще многими людьми, чтобы реконструировать одну из самых фантастических историй российского футбола в XXI веке. Также в тексте использованы фрагменты из прежних бесед Рабинера с Роберто Карлосом, Гусом Хиддинком, Диком Адвокатом, Юрием Жирковым, Олегом Шатовым и другими. Автор попытался избежать собственных оценочных суждений, предоставив право рассказывать и доказывать свою правоту собеседникам.

Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Подарок Роберто Карлосу за 2 миллиона долларов

12 апреля 2011 года в московском отеле «Метрополь» проходила размашистая вечеринка, посвященная 38-летию Роберто Карлоса. Еще парой месяцев ранее чемпион мира 2002 года, трехкратный победитель Лиги чемпионов в составе мадридского «Реала», обладатель феноменального удара с левой играл на родине за «Коринтианс» и знать не знал, что существуют такие республика, город и клуб — Дагестан, Махачкала и «Анжи». А теперь он встречал день рождения в статусе капитана этой команды.

Владелец «Анжи», один из богатейших российских бизнесменов Сулейман Керимов, взял слово, поздравил Роберто Карлоса и вручил ему игрушечную модель французского эксклюзивного автомобиля ручной сборки Bugatti Veyron. После чего сообщил, что оригинал настоящих размеров ожидает его возле гостиницы. Бразилец много повидал в футболе и в жизни — но тут не мог поверить собственным ушам и тут же решил убедиться, что его не разыгрывают.

Ведь эта машина — один из всего 450 когда-либо произведенных экземпляров ценой 2 миллиона евро, способный разгоняться до 400 километров в час. Футболист, из-за бедности родителей ушедший из школы в 12 лет и каждый день больно коловший себе ладони во время работы на текстильной фабрике, давно стал миллионером — но представить себе такой подарок был не в состоянии.

«Бугатти» стоял на обещанном месте. Пару недель спустя, когда я буду брать у Роберто Карлоса интервью и спрошу о том презенте, он расскажет: «На самом деле я сначала думал, что он мне часы подарит... В разговоре, который не имел ничего общего ни с подарком, ни с днем рождения, Керимов спросил, какие машины мне нравятся. Какой автомобиль был в Испании, в Турции? Какой машины у меня никогда не было? Тут я и назвал «Бугатти». Но мне и в голову не могло прийти, к чему он клонит. Думал, это просто абстрактная беседа».

По словам игравшего тогда в ПСВ, а через несколько месяцев перешедшего в «Анжи» Балажа Джуджака, о подарке Керимова писали во всем мире. И венгру эта история врезалась в память.

Почти год спустя я спрошу у Роберто Карлоса о судьбе «Бугатти», и он ответит: «Он в Мадриде. Езжу на нем, когда оказываюсь в испанской столице». Учитывая, что сейчас бразилец работает в «Реале», вполне возможно, что уникальная машина еще на ходу.

Для Керимова, чье состояние в 2011 году оценивалось в 7,8 миллиарда долларов, «абстрактных бесед» тогда быть не могло. Все было более чем конкретно. Для футболистов и болельщиков «Анжи» он воплотил в себе слова детской песенки: «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете».

А следующую ее строчку — «И бесплатно покажет кино» — претворял в жизнь Роберто Карлос, а также выписанный из «Интера» один из сильнейших форвардов мира камерунец Самюэль Это'О, купленный в «Реале» француз Лассана Диарра, будущая звезда «Челси» бразилец Виллиан, легенда сборной России Юрий Жирков и куча других топ-футболистов. И все это в команде, которая двумя годами ранее играла в ФНЛ, да и в 2010-м заняла в элите 11-е место, лишь на три очка опередив напрямую вылетевшие «Аланию» и «Сибирь».

С того момента прошло пять месяцев — и вот Керимов в присутствии приглашенных на вечеринку Роберто Карлоса форварда «Спартака» Веллитона, вратаря «Локомотива» Гильерме, нападающего «Динамо» Кураньи говорит, что такие же Bugatti Veyron пополнят автопарки каждого (!) из игроков «Анжи», если в ближайшие четыре года команда станет чемпионом России. И ни у кого из присутствующих, ошарашенных подарком Роберто Карлосу, нет сомнений, что бизнесмен свое обещание выполнит.

Через четыре года, в апреле 2015 года, «Анжи», все еще принадлежавший Керимову, решал уже совсем другие задачи. В тот момент команда из Махачкалы под руководством более чем «земного» тренера Сергея Ташуева снова прорывалась (и снова успешно) из первого дивизиона в премьер-лигу.

Роберто Карлос в этот момент в роли главного тренера клуба «Акхисар Беледиеспор» занимал место во второй половине таблицы турецкой суперлиги. Это'О проводил короткий отрезок за «Сампдорию» из Генуи, ставшую последним клубом из топ-чемпионатов в его славной карьере. Виллиан утверждался в роли одной из главных звезд «Челси», за который проведет более 200 матчей. Диарра, блестяще сыгравший первый сезон за «Локомотив», в следующем разорвал контракт с клубом, судился с Ольгой Смородской и вычеркнул из футбольной карьеры целый сезон. Жирков в составе московского «Динамо» под руководством Станислава Черчесова только что проиграл в 1/8 финала Лиги Европы «Наполи» после шести побед в шести матчах группового турнира.

Все или многие из них, как бы ни складывалась к тому моменту их карьера, в момент возвращения «Анжи» в премьер-лигу набрали номер Керимова, чтобы поздравить его с этим таким скромным на фоне предыдущих планов достижением. А на самом деле — чтобы вспомнить, какое крутое и невероятное время они все вместе провели.

Гаджи Гаджиев. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Гаджи Гаджиев. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Гаджиев летал на переговоры с Керимовым по просьбе президента Дагестана

18 января 2011 года представитель пресс-службы главы Республики Дагестан Магомедсалама Магомедова подтвердил СМИ справедливость бурливших несколько предыдущих дней слухов о том, что футбольный клуб «Анжи» приобретен структурами Сулеймана Керимова. Годом ранее миллиардер дагестанского происхождения, представлявший регион в Совете Федерации, оказал клубу спонсорскую помощь — по разным данным, от 5 до 8 миллионов долларов. Теперь же он выкупил сто процентов акций «Анжи», контрольный пакет которых ранее принадлежал другому миллиардеру родом из Дагестана — Игорю Яковлеву.

Тот к Керимову относился без особого пиетета. Иначе нельзя трактовать один из его ответов в интервью обозревателю «СЭ» Юрию Голышаку за 6 декабря 2008 года, когда Яковлев стал владельцем и вице-президентом «Анжи». Коллега спросил о слухах насчет покупки «Анжи» Керимовым и услышал:

" ...[Я с ним] не общаюсь. Кто-то от имени Керимова дает информацию, но сам Керимов об этом, вероятно, не подозревает. Я же слышу о покупке «Анжи» этим бизнесменом только от журналистов... Скажу больше: насколько я знаю, Керимов за все время существования «Анжи» никакой помощи дагестанскому футболу не оказывал... Хотел бы — давно бы купил. Как минимум — сделал бы предложение".

Всему свое время. Два с небольшим года спустя Яковлев, несмотря на свои миллиарды, абсолютно не собиравшийся делать из «Анжи» суперклуб, узнает о его покупке «этим бизнесменом» точно не от журналистов.

Верны ли разговоры, что миллиардера попросили стать владельцем клуба как минимум с республиканских политических вершин, спрашиваю главного тренера команды на тот момент Гаджи Гаджиева.

— С одной стороны, у него тогда хорошо шли дела в бизнесе. Сам Сулейман Абусаидович рассказывал ребятам в раздевалке, что у него бывали разные периоды, и порой приходилось подниматься после падений. Не в подробностях, конечно, а просто подчеркивая, насколько важно футболисту иметь характер, чтобы правильно преодолевать неудачи.

Так вот, кроме относительно неплохих дел в бизнесе, наверное, дело было и в том, что Керимова попросил взять «Анжи» президент республики Магомедсалам Магомедов, большой любитель футбола. Наверное, они в этом плане наметили какие-то взаимные перспективы — точно этого не знаю. Но думаю, что инициатива была с его стороны. Сейчас Магомедов — заместитель руководителя администрации Владимира Путина.

— А что заставляет вас считать, что приход Керимова был инициативой Магомедова?

— То, что именно он попросил меня полететь на переговоры к Сулейману. Сказал: «Слетай, Муслимыч, лучше тебя это никто не сможет объяснить». Я постарался аргументировать, почему для Керимова это решение будет правильным. Мне очень понравилась его исходная позиция, с которой он потом, к сожалению, сошел. Она заключалась в том, что надо учить своих мальчишек играть, а для этого мы будем приглашать хороших мастеров. Он говорил, что ему не надо, чтобы какой-то игрок экстра-класса, приехав в Махачкалу за условные 5 миллионов, побегал по полю, подвигал фигурой и уехал.

Это был совершенно правильный подход! Но потом его убедили, что нужно идти другим путем, о котором хорошо писал популярный американский ученый Ицхак Адизес. Он говорит, что чем быстрее развивается структура, тем стремительнее она падает и тем менее эффективен ее путь. То есть совместить динамику с эффективностью крайне сложно. Пример «Анжи» в этом смысле показателен.

Слова Германа Ткаченко о том, как и почему родился керимовский «Анжи», подтверждают версию об активном участии главы республики Магомедова, но лучше объясняют причины этой самой динамики:

— Думаю, Сулейман понимал, что тогда был фокус на Дагестан, на его продвижение. И считал, что это будет радость его народу и польза имиджу республики. Президент Дагестана Магомедов очень любил футбол и «Анжи». Возможно, приобретение Керимовым акций клуба было частью некоего пакетного соглашения. Но только как изначальный посыл. Потому что Сулейман по натуре борец и победитель, он ничего не может делать вполсилы. Сейчас, кстати, с такой же страстью возрождает родной Дербент. А тогда ему захотелось всего добиться быстро, мощно, звучно. И он завелся! Так и возник проект создания масштабного российского топ-клуба.

28 января 2013 года Магомедов перейдет на работу в администрацию президента России, а Дагестан возглавит Рамазан Абдулатипов. Очень уж подробно об этом никто говорить не хочет, но все свидетельствует о том, что смена власти в республике будет одной из причин, повлиявших на охлаждение Керимова по отношению к махачкалинскому клубу.

Впрочем, в январе 2011-го до этого было еще далеко. На мой вопрос о том, что представлял собой «Анжи» на момент покупки Керимовым, Гаджиев отвечает:

— Это была одна из самых бедных команд РФПЛ. В премьер-лигу в 2009 году ее вывел Омари Тетрадзе — и футболист в свое время хороший, и тренер, с моей точки зрения, серьезный, и человек с высокими нравственными качествами. Но были проблемы, связанные с большим числом игроков из Грузии. Поэтому какие-то нефутбольные факторы сыграли роль, когда Тетрадзе освободили после первого же тура.

Я узнал об этом, находясь с женой в Эмиратах, и вскоре возглавил команду. Хотя с каждым приходом-уходом из «Анжи» у меня были приключения, связанные с серьезными заболеваниями. То стент в сердце ставили, то желчный пузырь вырезали — обязательно что-то бывало. Но по отношению к клубу, который сыграл в моей жизни такую роль, не мог поступить иначе — ни тогда, ни после. В 2010-м «Анжи» с трудом сохранил место в премьер-лиге. Потенциал игроков был ниже среднего, возможности игроков — невысокими.

И тут появился Керимов. Именно с Гаджиевым — видимо, как раз во время той встречи, на которую его послал президент Дагестана Магомедов, новый владелец провел первые консультации, кого назначить топ-менеджером проекта, степени амбициозности которого тогда никто еще не понимал.

Гаджиев говорит:

— Человеком, который пригласил Германа Ткаченко в «Анжи», был Керимов, а ему о Германе сказал я. Хотя Ткаченко в разных источниках высказывается о чем угодно, но только не об этом.

Отношений между Гаджиевым и Ткаченко сейчас нет. Хотя в 2004 году именно тандем президента «Крыльев Советов» Ткаченко и главного тренера Гаджиева принес самарскому клубу единственные в его истории бронзовые медали. И Гаджи Муслимович сейчас вспоминает, как Герман Владимирович мог позвонить ему посреди ночи по любому вопросу, и они обсуждали его часами. В «Анжи» их отношения сложатся совсем иначе — недаром Гаджиев в своей книге «Простая сложная игра» подвергнет своего экс-босса жесткой критике.

Тогда как генеральный директор «Анжи» первого керимовского года Герман Чистяков скажет:

— Те футболисты, которых удалось приобрести «Анжи», — это талант и безграничные возможности Ткаченко, которые там проявились во всей красе. Убежден, что это лучший в России человек по части международных трансферов и контактов. Именно от Германа я узнал правильный термин — «стратегия сделки».

Переход футболиста — это не просто когда два клуба договорились, агент и игрок контракт получили, подписи поставили и разбежались. Нет! Когда ты в конкурентной среде, когда тебе нужно выиграть гонку за игрока, выстраиваются целые ступени шагов, подходов к близким, к его интересам, проблемам. Это очень интересная работа, и в ней Ткаченко в России нет равных.

Сулейман Керимов. Фото Алексей Иванов
Сулейман Керимов. Фото Алексей Иванов

Керимов еще до шейхов мог купить «ПСЖ». И вместе с Абрамовичем — «Торпедо»

Мы сидим с Германом Ткаченко в его кабинете московского офиса возле Дома музыки на «Павелецкой», где уже много лет работает компания бывшего члена совета директоров «Анжи». Хотя нет, слово «сидим» применительно к тому, как вел себя во время этой беседы Ткаченко, неверно. Никогда мне не доводилось видеть, чтобы человек во время собственного интервью до такой степени не мог найти себе покоя. Он ходил туда-сюда по кабинету, резко тормозя, присаживаясь и опять вскакивая. По каждому жесту было понятно, насколько тема махачкалинского клуба по-прежнему будоражит его эмоции.

И надо отдать должное Ткаченко: ответом на первый же вопрос он, сам того не зная, снимает одну из претензий Гаджиева — неупоминание факта его рекомендации новому владельцу клуба. Спрашиваю, с чего для него началась история «Анжи» времен Керимова. Он отвечает:

— Сначала — с сообщений в прессе. А потом был звонок от Гаджи, с которым мы тогда очень близко общались. И затем — от Сулеймана, который пригласил поговорить.

— То есть первым позвонил Гаджиев?

— Наверное, да. Хотя Керимова я знал намного раньше, чем Муслимыча. И чем Гаджиев — Керимова.

Я сделал предположение, с какого времени. В 2008 году мне довелось брать интервью для «СЭ» у бизнесмена Александра Мамута на тему несостоявшейся покупки «Торпедо» пятью годами ранее пулом бизнесменов, в который, помимо болельщика черно-белых Мамута, входили Роман Абрамович и как раз Керимов.

Мамут сказал: «Началась эта история еще до того, как Роман Абрамович приобрел «Челси». Сделка с «Торпедо» была основана в первую очередь на моих хороших отношениях с ним и Сулейманом Керимовым. Один я в 2003 году ее бы финансово не потянул. Мы договорились, что будем действовать втроем... В качестве консультантов у нас был Герман Ткаченко, который планировался на позицию исполнительного директора, и Александр Вайнштейн, который занимался тем, чтобы сформировать позитивную общественную повестку этой истории».

— Познакомились мы с Керимовым раньше, но в тот период, — говорит Ткаченко. — Я тогда был сенатором, какое-то время до этого работал в крупной промышленной структуре, у нас были общие проекты. Часто вместе летали смотреть «Челси», да и просто общались — я к нему иногда заезжал.

— В годы между несостоявшейся покупкой «Торпедо» и предложением из «Анжи» поддерживали с Керимовым отношения?

— Да. Был проект с его покупкой «ПСЖ» — еще до шейхов. Это было на уровне идеи, и мы ее точно обсуждали. Потом он звонил, просил продать Андрея Каряку из «Крыльев» Михаилу Прохорову в «Москву» — хотел сделать ему подарок. Но и мы не хотели продавать, и Юра Белоус (генеральный менеджер «Москвы». — Прим. И. Р.) делал все, чтобы этого не случилось. И слава богу.

— А правда, что Керимов мог купить «Рому»? Гаджиев вот в книге даже цитирует его давнюю шутку: «Рома купил «Челси», а Сулейман — «Рому».

— Наверное, какие-то движения происходили, но я не был внутри этого проекта. Если честно, уже не помню.

— Почему вы не заняли в «Анжи» официальный пост, как в «Крыльях»?

— Это неправда. Я был членом совета директоров. В бизнесе есть такое понятие — non-executive executive. То есть исполнительный директор по сути, хоть и не по должности. Де-факто я был генеральным менеджером «Анжи». Почему не стал руководителем официально? Думаю, потому что в самом начале, не понимая глубины, масштаба, силы проекта, мы договаривались, чтобы я мог заниматься и делами своей компании.

Сразу скажу, что компания стала самой пострадавшей от проекта. Потому что все сотрудники максимально работали на меня, то есть на «Анжи», проседая по всем остальным направлениям. Если сейчас посмотреть на наш портфель клиентов, то игроки 1995-1998 годов рождения у нас не так представлены, как всех других возрастов. Это как раз люди, которых надо было подписывать в 2011-2014 годах — времени «Анжи».

Но, конечно, все это компенсировалось таким проектом — по-настоящему громадным и эмоционально затратным. Большинство, конечно, в это не поверят, но деньги не были там главным мотивом. Конфликт интересов был, но в той ситуации я не работал как агент, а представлял «Анжи». Мы работали не для себя, а для клуба. Да, где-то ошибались, опережали время, чтобы соответствовать масштабному собственнику. Но не финтили.

Тут Ткаченко иллюстрирует свой тезис парой мощных примеров.

— Когда мы купили Это'О, в итальянской прессе написали, что «Анжи» заплатил 54 миллиона евро. А мы заплатили 24 или 26 сейчас могу в цифрах ошибаться, но за порядок отвечаю. И Сулейман четко знал все детали сделки. Однажды к нему пришел один влиятельный футбольный руководитель и заявил: «Я вчера обедал с Моратти (Массимо Моратти тогдашний владелец и президент «Интера». — Прим. И. Р.). Из 54 за Это'О он лично Герману отдал 15».

Но Керимов-то знает, что мы 24 заплатили! Он рассказал мне эту историю, посмеявшись. А дело было в том, что этот руководитель сам хотел стать президентом «Анжи». Перед Гусом Хиддинком мы вели переговоры с Диком Адвокатом, который попросил зарплату 15 миллионов евро. И этот руководитель говорил Адвокату: «Меня сделают президентом, а ты придешь тренером». Дик сам говорил мне это, когда мы обсуждали возможность его прихода в клуб.

В общем, пустой болтовни вокруг «Анжи» было очень много. В этой истории я не был агентом, отстаивал только интересы клуба, работал только на них. Конечно, все меня ненавидели. Потому что люди живут в логике презумпции виновности. Но это не так.

Помню, ехал недалеко от нашего офиса, и Сулейман звонит: «Ну что по Виллиану?» Отвечаю: «Ну тошнит меня от 35 миллионов! Не хочу!» Именно такая сумма выкупа была у него в контракте с Донецком. Через пару дней: «Зайди». И говорит: «Все-таки давай. Хороший, сильный?» А тогда в Дубае одновременно были мы и «Шахтер», и он там так убежал, что Гус тут же позвонил Керимову: «Нужен! Мы с ним станем сильнее!»

И мы его купили. И Виллиан у нас был счастлив, до сих пор мне пишет: «Хочу приехать! Какое время в «Анжи» было!» В итоге мы при его продаже в «Челси» ничего не потеряли.

— Сильно забегаю вперед, но не могу не спросить, как это было.

— Смешная история. Президент «Тоттенхэма» Даниэл Леви закрыл Виллиана на клубной базе!

— А при чем тут вообще «Тоттенхэм»?

— Он уже почти подписал контракт с ними — по-моему, даже на первом листке расписался. Даже прошел медосмотр. А Леви в этот момент выкручивал мне руки. Он не хотел, как обычно, делать солидарные выплаты (предыдущим клубам. — Прим. И. Р.). Они составляли пять процентов, и он настаивал, чтобы мы их разделили пополам. Я говорил: «Нет, вы их платите целиком».

Пока мы с ним все это обсуждали, получаю сообщение от Вилика: «Мне позвонил Жозе!» Моуринью, кстати, и Это'О захотел. Тут и Сулейман включился, и, несмотря на то, что в конце того сезона у Самюэля заканчивался контракт с «Анжи», мы нашли достаточно выгодное решение.

А по Виллиану мне позвонил Абрамович. И Сулейман, который тоже хотел, чтобы Виллиан перешел в «Челси». В общем, у Леви не было шансов. Тут и отношения Керимова с Абрамовичем, и наши с Романом. Я не дал Леви четкого ответа, сказал по телефону: «Мы подумаем». Он меня с тех пор не любит.

Леви тогда натурально запер Виллиана на ключ в комнате, чтобы он не убежал с базы! Но ведь не только игрок, а и мы трансферную сделку с «Тоттенхэмом» не подписали. И этого уже не произошло бы ни при каких обстоятельствах. Конечно, он оказался в «Челси».

Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Роберто Карлос. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Роберто Карлос: Махачкала вместо Лос-Анджелеса, Рима и Рио-де-Жанейро

Первой прогремевшей на весь мир покупкой Керимова и нового «Анжи» 16 февраля 2011-го стал Роберто Карлос. Этот день и ознаменовал появление Махачкалы на футбольной карте мира. Совсем скоро о ней будут знать все. И знаменитые друзья бразильца, а также Это'О и других, наслушавшись разных рассказов, начнут говорить им: «Порекомендуй меня! Я тоже хочу в «Анжи»!»

Тут Гаджиев и Ткаченко сходятся — приобретение 37-летнего Роберто Карлоса, несколькими днями ранее объявившего о разрыве контракта с «Коринтианс» из-за многочисленных угроз (к «Анжи» эти внутрибразильские разборки не имели никакого отношения), было личной идеей Керимова.

— Просто он Сулейману нравился, и тот мечтал его приобрести, — говорит Ткаченко. — Я прилетел и сделал Роберто за полтора дня. Когда он приехал на сбор в Турцию, ажиотаж вокруг «Анжи» за одну секунду взлетел, как ракета в космос, — вжжжих!

— И он так легко согласился ехать в никому не известный на тот момент регион?

— Он вообще легкий человек. Слишком легкий! — смеется Ткаченко. — Но вопросы у него, конечно, были. Переводил один бразильский адвокат, также при разговоре был его агент, который, молодец, ничем не помешал. Говорю Роберто Карлосу: «Это special area» (особая местность. — Прим. И. Р.). — «Что ты имеешь в виду?» — «Ты был в Кабуле?» Тут он испугался. Я улыбаюсь: «Это не Кабул. А ты был в Стамбуле?» — «Конечно, прекрасный город!» — «Но это и не Стамбул. Это что-то среднее между ними».

Сам Роберто Карлос в апреле 2011-го в нашей беседе для «СЭ» подтвердил, что о Махачкале до того не имел никакого понятия:

— Думаю, что не только я, но и многие люди в мире о Махачкале прежде не знали. И это в хорошем смысле слова «вина» нашего владельца Керимова, что теперь это название известно везде. Началось все с того, что я объявил в Бразилии о прекращении своего контракта с «Коринтианс». Сулейман связался со спортивными руководителями «Анжи», те, в свою очередь, — с моим представителем в Бразилии. Я следил за всем ходом переговорного процесса. То есть лично Керимов меня не убеждал — все проходило по описанной мною цепочке. Мои представители сказали: прекрасный проект прекрасного человека. И я подписал контракт.

— Слышал, у вас был выбор между Махачкалой и «Лос-Анджелес Гэлакси», в котором играл Бекхэм. То, что вы отдали предпочтение столице Дагестана, звучит невероятно.

— Всегда думаю о будущем и о проекте в целом. От того, что предложил хозяин «Анжи», невозможно было отказаться. Он открыл для меня дверь в российский футбол, сейчас в роли игрока, а затем — тренера, директора, президента... Здесь у меня есть возможность поддерживать благотворительную организацию, с которой сотрудничает «Анжи». Всего этого у меня не было бы в Лос-Анджелесе, куда меня действительно приглашали.

Роберто Карлос также подтвердил, что у него были предложения от одного не названного клуба АПЛ, «Ромы», «Фламенго» и «Флуминенсе», а также из чемпионата Австралии.

Однако он выбрал «Анжи». Менее чем за полтора года в нем бразилец действительно успеет побывать в роли игрока, тренера и директора, но все-таки не президента. Летом 2013-го ему предложат пост главного тренера турецкого «Сивасспора», и, будучи, говорят, не очень довольным размытым кругом полномочий в роли директора «Анжи», он согласится.

Но пока он только приехал и присоединился к команде. Однако после первого же официального матча, 1 марта 2011-го на Кубок России дома против «Зенита» (2:3), Гаджиев решит поменять его позицию.

Гаджиев:

— Роберто, конечно, обладал высоким классом. Вот только, когда он к нам пришел, ему было уже почти 38. А футбол требует не только хорошо работать с мячом, но еще и мобильно передвигаться 90 минут. Он же хорошо бежал в атаку, а в оборону ему уже не очень хотелось. Тем более за Ионовым, который вышел на его фланге в матче с «Зенитом». Роберто вышел на своей родной позиции — и возникли очевидные проблемы.

После той игры стало понятно, что лучше перевести его туда, где объем максимальной скоростной работы чуть поменьше. В опорной зоне, играя перед двумя центральными защитниками, он мог за счет грамотных действий в обороне выбирать правильную позицию, перекрывать направление атак соперника и здорово начинать свои атаки пасами на любое расстояние. В этом он превосходил почти всю команду, поэтому на позиции опорника стал во много раз более полезен. Благодаря этому мы после первого круга по пропущенным мячам шли в лидерах, хотя у нас вся оборона мало того что была российская, так еще и почти не изменилась по сравнению с предыдущим сезоном.

— Сам-то Роберто Карлос спокойно воспринял ваше решение о смене его позиции? Или ерепенился?

— О подобных решениях нужно обязательно беседовать с игроком — тем более такого класса. Разговор получился достаточно легким. Выяснилось, что когда-то давно он там играл. Но гораздо важнее, что благодаря его мастерству и интеллекту у него были все качества для нормальной игры на этой позиции.

Кристофер Самба и Юрий Жирков. Фото Алексей Иванов
Кристофер Самба и Юрий Жирков. Фото Алексей Иванов

Расизм и ксенофобия в Самаре, Петербурге и Москве. Жертвы — Роберто Карлос, Самба и... Жирков

То, что другая звезда, пусть и стареющая, на его месте могла бы воспринять нервно и устроить бучу, бразилец принял почти смиренно. А главное — стал источником позитива и объединяющим фактором в раздевалке «Анжи». Невзирая на то что почти сразу же начал подвергаться расистским выходкам, в те времена на наших стадионах куда более частым и разнузданным, чем теперь.

11 марта, в день открытия чемпионата России в Санкт-Петербурге, капитаны двух команд, Александр Анюков и Роберто Карлос, поднимали флаг России. Это происходило прямо рядом с виражом «Петровского», откуда между прутьями в сторону бразильца какой-то фанат сунул наполовину очищенный банан. Это попало в объектив камеры фотокорреспондентов. Роберто все хорошо видел, а несколько человек, окружавших расиста, радостно смеялись его выходке. Welcome, как говорится, to Russia.

Когда я спросил игрока об этой ситуации больше месяца спустя, он был эмоционален, но соблазну обрушиться на Россию в целом не поддался:

— Дело не в стране и не в городе. Во времена игры за «Реал» я и в Барселоне, и в Сарагосе испытывал на себе расистские выпады. Тем не менее играл же я в Испании, и сколько лет! Поэтому «Зенит» не виню. В любом городе может найтись дурак, который хочет таким вот извращенным способом попасть в объективы телекамер и своеобразно прославиться. Случившееся плохо не столько для меня, сколько для клуба, болельщики которого позволяют себе такое, а также для российского футбола в целом. Хотя бы потому, что матч «Зенит» — «Анжи» показывали в Бразилии в прямом эфире. Сейчас на нашу страну транслируют практически все игры «Анжи»!

В июне 2011-го возникла ситуация еще хуже — теперь в Самаре. На этот раз в Роберто Карлоса, находившегося на поле, на 89-й минуте и вовсе метнули с трибуны банан. Он в знак протеста снял капитанскую повязку и ушел с поля. Бразильца успокаивала вся команда.

Будь он менее позитивным человеком — после расистского рецидива наверняка уехал бы из страны, и это создало бы серьезные проблемы имиджу России, тогда уже получившей право проводить ЧМ-2018. Но на такие жесткие демарши бразилец идти не стал.

19 марта следующего года после окончания матча «Локомотив» — «Анжи» банан прилетит уже не с фанатской трибуны, а из VIP-ложи (!) черкизовской арены — в центрального защитника махачкалинцев конголезца Кристофера Самбы, который швырнет фрукт обратно. Этот эпизод не попадет в телетрансляцию, но и стоявшие рядом болельщики в эфире «Радио Спорт», и сам футболист, и его клуб это подтвердят. Самое позорное в этой истории — категорическое отрицание расистского проявления тогдашним президентом «Локо» Ольгой Смородской: «Такого не было и быть не могло».

Гендиректор «Анжи» первого керимовского года Герман Чистяков возмущается:

— В «Локомотиве» еще и нам самим приписывали эту провокацию! Чтобы игроки могли насколько возможно легко пережить и переварить настолько противные моменты, в клубе должна быть такая атмосфера, чтобы футболисты чувствовали себя едиными, дружными и защищенными. У нас так и было. Как и в случае с Юрой Жирковым и сборной.

Жирков подвергся хоровым нападкам фанатов в Москве в августе 2011-го на матче сборных России и Сербии. Всякий раз, когда новичок «Анжи» получал мяч, с трибун «Лужников» раздавался нестерпимый многотысячный гул вперемешку с матом. Вряд ли недавний игрок «Челси» ожидал такой встречи на родине.

Степень враждебности, которую московское, да и питерское фанатское движение испытывало к «Анжи», на сборной проявилась во всей «красе». В таком отношении была смесь фанатской ксенофобии и неприязни к богатству клуба-нувориша. Притом что матчи сборной точно были не местом для таких проявлений, тем более что Жирков многолетней игрой за нее не дал повода для подобной реакции публики. При этом ответ команды получился достойным — второй тайм она сыграла и выиграла для Жиркова, а потом все игроки вышли к журналистам, чтобы его поддержать и защитить.

В абсолютном потрясении находился главный тренер национальной команды Дик Адвокат, который ничего не мог понять. В нашем интервью спустя пару дней мы на время поменялись ролями: он спрашивал, а мне пришлось рассказывать голландцу про убийство фаната Егора Свиридова выходцами с Северного Кавказа, декабрьские беспорядки 2010 года на Манежной площади, тесную связь футбольных фанатов и националистических движений, фан-бойкот матчей с участием кавказских клубов.

С каждым новым фактом у Адвоката все выше поднимались брови, и он говорил: «Я ничего этого не знал!» Он был не в курсе даже насчет негласного разделения команд на кавказские и прочие. Про особое отношение некоторых фанатов к «Тереку» еще слышал, к «Анжи» — вообще ни слова. И думалось, что руководство РФС не имело права держать главного тренера в информационном вакууме.

— В раздевалке вся команда говорила не о том, что было на поле, а о творившемся вокруг Жиркова! — восклицал Адвокат. — Парню 27 лет, он прекрасный футболист и еще много сезонов способен приносить пользу российской сборной. Очень надеюсь, что это произошло в первый и последний раз.

В августе 2012-го тема получит продолжение, когда на московском отборочном матче Лиги Европы «Анжи» — АЗ значительная часть публики, все те же фанаты московских клубов, станут яро поддерживать гостей. Махачкалинцев это не смутило, они выиграли — 1:0, разгромив голландцев в Алкмаре — 5:0. А на первом домашнем матче в группе, против швейцарского «Янг Бойз», клубу каким-то образом удалось не допустить проникновения на стадион «пятой колонны».

В Махачкале УЕФА играть еврокубки запретил. И мне вспомнилось, что, когда это произошло впервые, еще в 2001 году (гаджиевский «Анжи» сезоном ранее занял 4-е место), «Рейнджерс» категорически отказался ехать в тогда еще опасный регион, и УЕФА вместо двух матчей назначил один — на нейтральном поле в Варшаве. Небольшая группа фанатов «Анжи» вывесила там потешный баннер, который, переводя на цензурный язык, звучал так: «Рейнджерс» — гей".

Диего Марадона на встрече с футболистами "Анжи". Фото Сергей Расулов-мл./ФК "Анжи"
Диего Марадона на встрече с футболистами «Анжи». Фото Сергей Расулов-мл./ФК «Анжи»

Встреча с Марадоной

Большинство людей, конечно, относились к Роберто Карлосу совсем иначе, чем расисты. Например, после стартовой игры чемпионата-2011/12 c «Динамо» с ним в подтрибунном помещении «Арены Химки» поменялся футболками... судья Игорь Егоров. Оказалось, у игрока это второй такой случай в карьере, а первым из арбитров, кто произвел с ним обмен майками, был ни много ни мало Пьерлуиджи Коллина.

Покупка Роберто Карлоса, по словам Ткаченко, была стратегическим шагом Керимова — после нее приобретать новых игроков стало на порядок легче. Причем не только зарубежных, но и российских. Потом, естественно, так же стала работать и фигура Это'О.

Организовал Роберто Карлос для команды даже встречу с Диего Марадоной, которого — аргентинца! — бразилец назвал мне в интервью своим главным кумиром. В тот момент тот тренировал в Дубае клуб «Аль-Васл» и угодил в больницу, где ему удалили камни из почек. Там-то его и навестил Роберто, а Диего пообещал нанести ответный визит в отель к «Анжи». И обещание выполнил.

— Мы знакомы с Марадоной уже восемь лет, — рассказывал Роберто Карлос. — И я подумал, что для образа «Анжи» было бы очень хорошо пригласить Диего Армандо к нам в отель. Помимо того что существует феномен Марадоны, есть и дружба Марадоны с Роберто Карлосом. И когда вы просите его о какой-то услуге, настоящий друг никогда не откажет. Для меня самый яркий момент его визита — выражение лиц и глаза ребят, когда они увидели идола. Это было прекрасно.

Там, в февральском Кампоаморе 2012-го, стал ясен никуда не убывший с годами масштаб популярности Роберто Карлоса в Испании. Едва он успел в интервью газете Marca обмолвиться о местонахождении «Анжи», туда не зарастала народная тропа. Один из болельщиков явился с грудным ребенком, а после тренировки попросил Робика, как бразильца называли все в клубе, просто дотронуться до малыша. Тем самым, по его убеждению, футболист его освятил и уберег от будущих житейских неприятностей.

Искренняя улыбка до ушей в диалоге с любым болельщиком — это Роберто Карлос. Песня «Учкудук, три колодца», которую бразильца попросили спеть на день рождения узбекского полузащитника Одила Ахмедова, и он спел, — это Роберто Карлос. Как и слово «учкудук», которое он запомнил и начал употреблять при каждом удобном случае. Отлично он реагировал и на юмор в свой адрес — как в случае, когда Роберто не забил штрафной почти с нулевого угла, один из тренеров, Арсен Акаев, крикнул ему: «Слушай, ты не Жунинью Пернамбукану!» Тот согнулся пополам от хохота.

Историю, наглядно показывающую человеческие качества Роберто Карлоса, мне рассказал коллега по «СЭ» Севастиан Терлецкий. Тогда еще болельщик-тинейджер, он собирал игровые футболки. Осенью 2012-го, накануне матча Лиги Европы «Анжи» — «Ливерпуль», Сева приехал в московский отель, где останавливался перед матчами клуб из Махачкалы. Подошел к Роберто Карлосу, рассказал о своем хобби и набрался нахальства попросить его раздобыть ему футболку «Ливерпуля».

Тот улыбнулся: «Без проблем, попробую сделать». В тот раз, правда, не получилось, зато после следующего евроматча, с «Удинезе», Роберто Карлос вынес ему майку бразильца Данилу. А за пару недель до отъезда из России Робик подарит Терлецкому собственную сувенирную футболку «Анжи» с третьим номером и маркером напишет: «Крепко обнимаю, от Роберто Карлоса».

Это'О на просьбы Севы, кстати, будет реагировать иначе: «Он начинал громко смеяться вместе с охранником, они оба разворачивались и уходили». При этом, по рассказу другого моего коллеги, Максима Алланазарова, при прощании с «Анжи» Самюэль предложил охранникам, которые были с ним всегда и везде, озвучить любое желание — и одному из них, например, оплатил путешествие в Нью-Йорк с семьей.

Андрей Гордеев, которого Гаджиев пригласил на роль помощника в мае 2011-го, вспоминает:

— Роберто можно брать на любые переговоры: он такой человек, что при нем все улыбаются, все двери открываются, разговор сразу клеится. Он всегда поможет быстрее прийти к консенсусу и о чем-то договориться. Мне кажется, он с блеском выполнил свою миссию — привлек колоссальное внимание к команде, делился опытом с игроками и тренерами, был всем примером для подражания в плане профессионализма. Свое приглашение в «Анжи» он оправдал на двести процентов.

В финале Лиги чемпионов "Анжи" так и не сыграл, но состав был вполне подходящий. Фото AFP
В финале Лиги чемпионов «Анжи» так и не сыграл, но состав был вполне подходящий. Фото AFP

Всей командой — на финал Лиги чемпионов

Европу изумляла одна новость об «Анжи» за другой. В конце мая 2011-го команда, внезапно вышедшая на первое место в чемпионате России, в полном составе поехала на финал Лиги чемпионов «Барселона» — «МЮ» в Лондон!

Ткаченко вспоминает:

— Это мы втроем решили — Сулейман, Гаджи и я. С нами еще должна была лететь Ольга Смородская, но там как раз возникла ситуация с увольнением Красножана из «Локо» после матча с нами «за допущенные упущения в работе».

— Фактически вас обвинили в покупке соперников во главе с тренером.

— Это была чушь, придуманная ею, на злости принятая и растиражированная. А в ту поездку в Лондон мы пригласили еще и Балажа Джуджака с его девушкой. Там и провели переговоры. То есть использовали финал Лиги чемпионов не только для сплочения команды, но и чтобы показать всем уровень, к которому надо стремиться. Кто-то говорил: «Дураки, деньги тратят». А мы: «Вот наша цель, и мы хотим, чтобы они на уровне подсознания это понимали». Вы еще, во-первых, сумейте 30 билетов на финал Лиги чемпионов найти за неделю или даже две до матча. Во-вторых, поставьте визы. Тут Герман Чистяков молодец.

Чистяков:

— Идея, мне кажется, была Ткаченко. Мы ее провентилировали в рамках футбольной семьи и поняли, что сможем достать нужное количество билетов. Учитывая, что команда была новая, мы понимали важность таких историй с тимбилдингом. И, конечно же, не забывали про пиар-составляющую. Поэтому повезти ребят на «Уэмбли» — особенно тех, кто такой большой футбол воочию никогда не видел, — это была классная тема.

Вот сейчас поздравление «Рубина» с Новым годом взорвало международную повестку. Футбол — это вообще бесконечно благодатная тема, в нем можно много чего придумать неожиданного и креативного. А тогда обсуждали нашу поездку. Понятно, что ни в какие нормальные бюджетные рамки обычного футбольного клуба такие расходы не впишутся. Но здесь была поддержка акционера.

Да мы вообще много чего придумывали. И на какой-то хороший матч КХЛ в «Мегаспорт» ходили, и на бойцовские турниры в Дагестане и Грозном привозили Самюэля и Роберто. Им это нравилось и вызывало огромный интерес у аудитории. А примеров того, чтобы целая команда ходила на финал Лиги чемпионов, не знаю!

Керимов, по общему мнению, тогда уделял «Анжи» много времени и внимания. Андрей Гордеев вспоминает:

— Для Керимова «Анжи» не был очередным проектом, он живо интересовался всеми делами в клубе. Часто говорил с футболистами после игр. Иногда и на тренировки на базу в Кратово приезжал, с Гаджиевым они много общались. В Москве приглашал всю команду на ужины — раза три-четыре такое точно было. Там мог к каждому подойти, переброситься парой фраз, и это нас еще больше сплачивало.

— «Напихать» игрокам мог?

— Таких случаев не было. Керимов всегда старался внести позитив. Он много общался с тренерами и через нас мог спокойно передать все свое недовольство результатами.

Герман Чистяков добавляет:

— Сулейман периодически приглашал всю команду к себе в гости, угощал там вкусной едой и всякими неформальными разговорами, тем самым участвуя в жизни коллектива. После каждой игры в Москве всегда приходил в раздевалку, общался и был в курсе всех проблем. Уже не говорю о том, что часть игроков всегда имели возможность пообщаться с ним напрямую — Роберто, Самюэль, Юра Жирков. Но никто никогда этим не злоупотреблял. Если нужно было премию для персонала попросить — они обращались, но для себя — никогда.

Еще одно концептуальное решение — сразу было решено, что команда будет базироваться и тренироваться в Москве или Подмосковье. Ткаченко объясняет:

— Мы понимали, что это звучит плохо и по идее жить надо там, где играешь. Ведь это еще и куча дополнительных перелетов на свои же домашние матчи. Мы летали больше всех в мире! Но у нас просто не было иного выбора. Тогда бы это был просто другой проект с другим уровнем футболистов.

Чистяков добавляет:

— Когда мы прилетели в Махачкалу, увидели, что у нас там есть, и соизмерили с тем, что хотим построить, — поняли, что это не стыкуется вообще никак. Спустя время мы сумеем построить что-то такое, куда не стыдно будет привозить игроков высокого уровня. На тот момент там этого и близко не было.

Отсутствовала даже нормальная гостиница. Единственное более-менее приличное место для проживания — база отдыха коттеджного типа с очень гостеприимными хозяевами. Вопрос по вкусному и нужному питанию закрыли, но с бытовой точки зрения не годилось и это. А уж с точки зрения подготовки, тренировок — кроме стадиона и поля, не было вообще ничего. Поэтому вариантов в Дагестане у нас не оставалось, тогда как база «Сатурна» в Кратове соответствовала всем требованиям.

Спустя сезон команда и вовсе переедет тренироваться в «Лужники». Чистяков и Гордеев в один голос говорят, что это было неправильным решением: на базе команда могла проводить больше времени вместе, хоть на какое-то время отвлекаться от городской и бытовой суеты, чувствовать себя единым организмом. Тогда как съезды-разъезды в центре Москвы мало напоминали серьезную работу большой команды.

Продолжение следует. Во второй части:
— Как Самюэль Это'О участвовал в распределении премиальных, сагитировал Лассана Диарра на переход из «Реала» и рекомендовал Алексею Игонину врача в Барселоне.
— Подробности целой спецоперации по приобретению в «Челси» Юрия Жиркова.
— Как Роберто Карлос пригласил администратора «Анжи» по прозвищу Мартини на три недели в Бразилию на карнавал, Хиддинк позвал в Париж на матч «ПСЖ» — «Челси», а Это'О помог купить квартиру в Махачкале.
— Как защитник Ангбва, не ставя в известность клуб, привозил больным детям игрушки и велосипеды.
— Как Жирков с братьями Габуловыми полетел на тренировку на вертолете и приземлился в чистом поле, а к каждому игроку была приписана машина с водителем в галстуке.
— Почему перестали общаться Герман Ткаченко и Гаджи Гаджиев и как расходится их видение отставки последнего.
— Почему Юрия Красножана убрали с поста главного тренера без единого официального матча и за что его невзлюбил Это'О.

«У своих ворот»: новости и материалы о российском футболе, турнирные таблицы, расписание и результаты матчей РПЛ и других лиг

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
85
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир