7 января, 11:30

«Семин умел делать на поле все — сейчас таких игроков мало». Интервью лучшего бомбардира в истории «Кубани»

Читать «СЭ» в
«СЭ» поговорил с Александром Плошником — о финтах Семина, философии Галицкого и кризисе «Кубани».

Александр Плошник — легенда краснодарского футбола и самый результативный форвард в истории «Кубани»: в 381 матче на его счету 158 голов.

— Думаю, что мои рекорды в следующие 10-12 лет вряд ли кто побьет, и я рад этому! — начинает наш разговор Александр Васильевич.

Плошник для той, прежней «Кубани» игрок еще и доморощенный — в ноябре 1975 года за ним приехали прямо домой, в Крымск, и забрали.

— Как же вас заметили?

— Еще в 1972 году я умудрялся играть за две, а то и три команды в один день — тогда на первенство края выступали детские, молодежные и основные команды. В 15 лет играл и за основу, и за молодежку. В итоге в первой лиге края умудрился забить под 100 мячей.

Вроде заметили, вроде бы интерес проявили, но потом, как мне сказали, тот, кто меня просматривал, заявил: «Да таких Плошников у нас полкрая будет». И ушел я служить на границу в 1973 году. Так два года родине отдал. Про футбол пришлось забыть напрочь — по горам бегал, «физику» подтягивал. А ведь мог и чемпионом России стать — мои сверстники тогда этого добились. Но не судьба.

А когда вернулся, то сразу за команду Крымска заиграл. Мы тогда хорошо выступали, сумели в финал краевого чемпионата пробиться. Вот там меня и заметили, а наш играющий тренер Владимир Суренков предложил меня «Кубани». В ноябре провели в Краснодаре матч сборной края и «Кубани». Сыграли 1:1, я забил.

Ко мне приехали и сказали: «Будешь в команде «Кубань». Никуда не пойдешь больше». Я был ошеломлен, потому что из дома никуда не выезжал, кроме как в армию. Мне приятно, что я доморощенный игрок, который отдал «Кубани» практически всю свою жизнь.

— При этом предложений-то хватало. «Торпедо» уговаривало три года.

— Я потомственный казак и остался здесь на всю жизнь. В то время я не думал ни о Москве, ни о других городах, хотя предложений было очень много — в первую очередь из Высшей лиги. Наверное, с десяток команд звали — я отказывал. Ведь я здесь родился, крестился, вырос, женился — все родное здесь. Сейчас, конечно, немножко сожалею, потому что дальнейшая послефутбольная судьба сложилась не так, как хотелось бы...

Юрий Семин. Фото Сергей Колганов
Юрий Семин. Фото Сергей Колганов

Семин умел на поле все, а финтил так, что закачаешься!

— Юрий Палыч — это легенда нашего советского и российского футбола. Человек с большой буквы, с которым мне довелось и поиграть, и пообщаться, и потренироваться. Очень коммуникабельный человек во всех отношениях. Приятно было с ним рядом находиться, смотреть на его финты на футбольном поле — а финты были такие, что закачаешься!

Он делал это с такой легкостью, что некоторые товарищи не понимали, что он дальше сотворит. Игроком он был высшего класса. Показал влево — ушел вправо. Делают прострел, а он уже там. Мог такую передачу исполнить, что пять человек отрезал, а я замыкал. Позицию мою на расстоянии чувствовал.

Я наблюдал, что он будет дальше делать: Юрий Палыч отдает передачу — я замыкаю ее головой. Головой я играл здорово. Большую часть именно так и забил — благодаря Юрию Палычу.

— Сколько из 158 голов благодаря Палычу?

— С полсотни, наверное, точно забил с его подач и прострелов. Он умел делать на поле все. Сейчас таких футболистов мало. С ним было приятно играть в одной команде, беседовать — собеседником он был неимоверным, да и сейчас таким остался!

Как и все живые люди, мы и в кабаки ходили, и на море ездили. Автобус с игроками, их женами и детьми загружаем, едем на море. Утром выехали, вечером вернулись. Все было разрешено — купаться, кататься. Стаканчик вина можно было выпить, но каждый знал меру. Потом с нас и спрос был за отношение к работе. Когда Юрий Палыч после завершения карьеры стал нашим тренером, мы уважали и ценили его.

— Большую часть карьеры Семин провел в «Локомотиве».

— «Локомотив» — это его дом, который я без Семина представить себе не могу. Он открытый человек, знающий. Он и по сей день один из лучших тренеров в России. Ему уже столько лет, а он до сих пор способен давать результат!

— Что же тогда случилось в «Ростове»?

— Я думаю, что вполне могли быть указания других людей, которым не понравились его высказывания, его жизненная позиция.

— По вашему мнению, это не совсем футбольные причины? Проигрыш «Чайке», например?

— В футболе все бывает. «Кубань», которая аутсайдер ФНЛ, тоже взяла и «Краснодар» в Кубке России обыграла — 3:0.

Александр Плошник. Фото ФК "Кубань"
Александр Плошник. Фото ФК «Кубань»

После окончания карьеры не смог найти работу, которую хотел. Не дали...

— Вы играли в «Кубани» с 1976 по 1991 год, и, насколько знаю, клуб с вами обошелся не очень хорошо.

— У нас был тренер Кочетков, которого прислали из Москвы, и у него свои люди были. Он стал говорить, что у нас никогда команды не было, что мы всегда только покупали и продавали. Было очень обидно. Он начал работать с 1983 года, когда мы из Высшей лиги вылетели. Три года он тренировал, а я был вынужден уйти, потому что этот человек не давал мне нормально работать.

Развалил команду и в 1985 году ушел, но состав-то был уже не тот. Ушли Багапов, Хасанов, Балахнин, Фомичев, Комаров, Пильгуй, Шитиков... Много игроков, которые бы не допустили стагнации и дальнейшего вылета во вторую лигу.

В 1985 году я играл в ростовском СКА вместе с Воробьевым, Андреевым. В 1986-м — в «Спартаке» Орджоникидзе. Затем мне Багапов предложил вернуться в «Кубань», когда Кочетков ушел. В 1987 году мы стали чемпионами РСФСР, вернулись в первую лигу — ветераны сыграли в этом значительную роль. Отыграв сезон 1988 года, решил закончить с большим футболом и стал играть на КФК в Павловской — хорошая там была, сильная команда. В 1990 году меня вновь позвали спасать команду, идущую на последнем месте. Я вернулся.

Шитиков вернулся, другие люди, которые за «Кубань» играли. И я еще год поиграл — в 1991-м бутсы на гвоздь окончательно повесил, хотя уже успел и начальником команды поработать. За второй круг 10 голов забил, хотя до этого и не тренировался толком. Задачу мы решили, команду спасли от вылета. Молодежь перспективная появилась — все воспитанники своих школ. С большим футболом я попрощался в 36.

После окончания карьеры успел поработать в Крымске — Кубок края выиграли в 1992 году. В 1994-м вывели «Колос» в первую лигу. Еще через два года привели динскую «Трансмагистраль» к чемпионству.

Но в целом я так и не смог найти в Краснодарском крае ту работу, которую хотел. Везде ставили шлагбаумы. Но я мужик упертый, здоровый, все равно находил себе работу и по сей день работаю. С ветеранами уже больше двух десятков лет. И успехи есть — первые места по России занимали.

— А как так получилось?

— К примеру, прихожу в 1991 году в краевую федерацию футбола, говорю, что хотел бы поехать в Москву учиться на тренера. «Хорошо, Александр Васильевич», — отвечают мне. Проходит три месяца, уже курсы начались — ни звука ни от кого.

В 2001 году были выборы в краевую федерацию футбола — на пост руководителя, на который и я претендовал. Все отдали голоса в пользу Ивана Александровича Перонко (сейчас — председатель федерации футбола Краснодарского края, а ранее — руководитель налоговой инспекции и вице-губернатор Краснодарского края. — Прим. «СЭ»).

С того времени я стал изгоем на всей Кубани — куда бы ни пытался устроиться.

— У вас есть этому объяснение?

— Некоторые люди боялись тогда и боятся сейчас, что я всегда говорил и говорю правду. В глаза. Хотя, может быть, иногда и перебарщивал, но руководителям всегда все в глаза говорил. У нас же команда, а не какой-то базарный коллектив, и она не за один год формируется. А то, что они вытворяли с тренерами...

Мне очень обидно, что после того, что я сделал для кубанского футбола, сколько сыграл и забил, со мной так обошлись. Сейчас футбол — это сплошной купи-продай. Бизнес, агенты... Поэтому сейчас я занимаюсь тем, чем занимаюсь.

1980 год. Матч «Кубань» — «Динамо» (Киев). Александр Плошник и Виктор Колотов.
1980 год. Матч «Кубань» — «Динамо» (Киев). Александр Плошник и Виктор Колотов.

Кто виноват в гибели «Кубани»? Версия Плошника

— В 2016 году «Кубань» в последний раз выступала в РПЛ, ярко блеснув в Лиге Европы и четырежды обыграв до этого московский «Спартак». Что произошло потом?

— Я считаю, что развал «Кубани» начался с увольнения Виктора Михайловича Гончаренко — некоторые несведущие товарищи сделали скоропалительные выводы. Гончаренко пришел со знанием дела, ответственный, показал себя — и не успел себя зарекомендовать, как тут же уволили. «Кубань» же тогда на пятом месте шла... Кому-то не понравился — и все!

— С непонятной формулировкой — за недостаточную жесткость в управлении командой...

— Кому-то не то сказал или не так ответил — а он до сих пор тренирует на высоком уровне, с «Краснодаром» сейчас.

— Вот уволили из «Кубани» Гончаренко — пришёл Кучук, потом Петреску, «Кубань» вылетела в ФНЛ, потом всё ниже и ниже. В чем, по-вашему, причины исчезновения той «Кубани»?

— Это получилось потому, что наши местные руководители не позволили людям ни поработать, ни просто освоиться. Ведь футбол не ставится за год-полтора, тренеру надо дать поработать. Гончаренко через три месяца выгнали...

— Вы можете назвать виновников развала «Кубани»?

— Я уверен, что рыба гниет с головы. Если бы не уход с поста тогдашнего губернатора края Александра Ткачева и если бы краевая федерация футбола, которая имеет отношение и к формированию тренерского состава, люди, которые отвечали за краевой спорт, были заинтересованы в сохранении команды, клуба — беды бы с «Кубанью» не случилось.

— Что за история с Мкртчяном произошла?

— В 2016 году он уже клубом не управлял, и от него ничего не зависело. Когда он был в силе и работал, то результат был — команда играла, в Лиге Европы выступала. А когда пошли развал и шатание, контракты стали нарушаться — футболисты стали уходить. Тот же Каборе, другие.

— А куда деньги делись?

— Кто работал генеральным директором, спортивным директором клуба — вот с них и надо спрашивать. Я думаю, что все лежит на поверхности. Но делают вид, что не знают. В результате — три миллиарда зарыли в песок, и никто не понимает, куда они делись!

А я знаю. Футболисты, которые якобы бесплатно ушли — их кто-то купил, кто-то продал, — россыпью покинули «Кубань». Как можно было такие суммы спустить?! Поэтому пришлось команде стать банкротом.

Мы бились на 90-летие ФК «Кубань» — настоящего! Но клуба практически не стало. Мы сейчас пытаемся воссоздать его каким-то образом, на любительском уровне, с помощью фанатского движения, а я являюсь президентом этого клуба. После многих лет борьбы нам удалось выкупить наш логотип, так любимый кубанскими болельщиками.

Сейчас наша «Кубань» играет в чемпионате Краснодарского края.

— А что за «Кубань» играет в ФНЛ?

— В ФНЛ играет «Кубань» непонятного происхождения, которая якобы заменила наш клуб, нашу эмблему, но в это никто не верит. Мы видим, во что превратился этот клуб. Даже в ФНЛ на последних местах. Не знаю, выберутся ли.

— Роберт Евдокимов неплохой же тренер.

— Вроде бы так. Но сколько их уже было в команде — трое, четверо? И Точилин побывал, еще кто-то...

— Какая там ситуация сейчас? Был Лысенко, были из Тамбова люди. Кто сейчас управляет клубом?

— Генеральный директор — Наталья Владимировна Избицкая, а спонсоры — строительная компания AVAgroup. Но, как я слышал, и там тяжелые времена пошли, землю не дают. Думаю, что этот спонсор тоже скоро покинет клуб. Кто его дальше будет содержать, сказать очень сложно. Спонсору обещана протекция в строительстве в городе, там огромные будут вложения, но в футболе, увы, нынешнее руководство слабое.

— А как формируется сейчас та «Кубань»?

— Даже не знаю, как и кем она набирается. Пришли тамбовские люди, привели половину «Тамбова», заключили с ними контракты — а им кому 35 лет, кому больше. Они отыгранные уже футболисты, должны уже закончить или идти на первенство города или края играть. Но они играют здесь, поэтому команда такая — по три — пять дома пропускает. Тяжело идет формирование состава. Сейчас вроде получше с финансированием, но сказать, что получится хорошая команда, я не берусь.

Непонятно, как будет формироваться и развиваться этот клуб дальше. Размытое управление, куча директоров, масса менеджеров. Вот скажите, зачем клубу ФНЛ коммерческий директор с огромной зарплатой? Обычный менеджер занимался бы рекламой и, если нужно, какой-то коммерческой деятельностью. Хотя какой тут деятельностью в наше время можно заниматься? Домами торговать?

Может, все-таки лучше пригласить профессионалов? А в этом клубе нет ни одного местного тренера, почти нет своих игроков, а про сотрудников молчу — они почти все пришлые. Позор какой-то. У нас на Кубани нет своих футбольных кадров, а в Тамбове есть? Удивительно все это.

— Есть ли возможность в принципе возродить клуб с классической эмблемой, ту самую — «настоящую» «Кубань»?

— Желание есть, но возможностей сейчас нет. В прошлом году были те, кто немножко помогал нам. Но сейчас и они в тяжелом финансовом положении. Поэтому честно скажу — тяжело. Но пытаемся. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить известного кубанского мецената Андрея Викторовича Андреева за поддержку ветеранов кубанского футбола и нашего клуба. Скоро будем уже предварительно знать, что будем делать в наступающем году. Будем ли играть на первенство края — или же на Кубок губернатора. Или еще где-то...

— А что спортивные чиновники, администрация?

— Да ничего. Если бы они что-то делали, то у нас бы все было. Там, где уделяют внимание футболу, где его развивают, — там есть футбол. А если все зиждется на непонятных сказках, то с этого никто не вырастет — ни новые футболисты, ни команда.

— Как вы считаете, Галицкий имел какое-то отношение к смерти «Кубани»?

— Уверен, что нет. У него свое дело, и он его знает очень хорошо. В Краснодаре ему благодарны, что хоть одна команда играет в премьер-лиге. За то, что Галицкий делает сегодня, честь ему и хвала. Сколько он построил залов, школ, полей. Людям есть где заниматься, тренеры получают зарплату. Это его жизнь.

— Ходили слухи, что якобы Галицкий хотел купить «Кубань».

— Да, я тоже слышал об этом. «Дайте мне стадион «Кубань», я сделаю команду, коллектив», — говорил он. Но никто в это не верил. У нас же профсоюзы — они отдать не могли или не захотели. Тогда человек купил на свои деньги землю, построил с нуля все, что нужно для футбола.

— Почему тогда болельщики той «Кубани», да и нынешней тоже, так не любят Галицкого?

— Потому что они болеют за «Кубань» и никакого отношения к «Краснодару» не хотят иметь. Они хотят, чтобы «Кубань» возродилась, выступала на высшем уровне. Ведь ходило же на стадион по 30 с лишним тысяч человек и больше!

— Более футбольного человека, чем вы, в Краснодарском крае не найти. Как думаете, что ждет кубанский футбол? Что ждет вашу, фанатскую «Кубань» и другую — официальную?

— Мне сложно сказать, что ждет «Кубань», которая играет в ФНЛ. Скажу о своей «Кубани». Пытаемся найти людей, которые могли бы нам помочь. Думаю, что в следующем году будем играть в высшей группе края. Нужно выходить в дальнейшем во вторую лигу. Надеюсь, что мы найдем и людей, и средства, которые помогли бы нам в формировании и становлении команды. Становлении той настоящей «Кубани», которая была 10-20-30 лет назад. Возвращении туда, где она была, — в большой футбол.

— Скажите честно, кубанские болельщики возвращаются на стадион «Кубань»? Или они идут к вам?

— Те люди, которые болели за старую «Кубань», идут к нам. В этом году на трибунах были и тысяча, и две тысячи человек. В связи с пандемией, конечно, есть ограничения. Если старая «Кубань» с классической эмблемой, которая у меня на груди, возвратится — придет гораздо больше. На другую же «Кубань» в ФНЛ по 200-300 человек ходят. Нам нужно возродить ту «Кубань», которая была. Мы будем все делать для этого.

Станислав Жатиков, Александр Плошник и Игорь Рабинер.
Станислав Жатиков, Александр Плошник и Игорь Рабинер.

При встрече пожелаю Галицкому первого места

— Вы ведь с Галицким ни разу не общались?

— Не приходилось.

— А хотели бы?

— Было бы интересно — спросил бы о дальнейших планах. Я думаю, что он дальновидный человек, его интересует прежде всего развитие футбола, его клуба. Любой человек стремится к вершинам, и если «Краснодар» займет первое место, то это будет высшим наслаждением для этого человека, который столько сделал и делает для футбола.

У клуба есть большая поддержка, болельщики есть, а самое главное, что команда играет. Будут и дальше играть, призовые места занимать — все будет хорошо.

— Давайте порассуждаем: если бы у Сергея Николаевича было желание, он мог бы вам помочь в возрождении «Кубани»?

— Думаю, что мог бы, и надеюсь, что удастся с ним повстречаться и поднять разговор об этом.

— Он не раз говорил, что хотел бы возвращения кубанского дерби.

— Это было бы интересно. Московские дерби всегда смотрятся с интересом. Борьба между всеми клубами — «Спартаком», ЦСКА, «Локомотивом», «Динамо».

— Как вы оцените работу Гончаренко в «Краснодаре» — особенно после той неприятной истории в «Кубани»?

— Я думаю, что он пока присматривается, обживается. И на следующий год команда будет бороться за самые высокие места. С этим тренером можно и нужно идти дальше.

Александр Плошник. Фото ФК «Кубань»
Александр Плошник. Фото ФК «Кубань»

«Кубань» в моем сердце, в моей душе

Александр Плошник сейчас не только президент фанатской, любительской «Кубани» — с 2001 года он возглавляет еще и движение ветеранов «Кубани».

— Играли возрастами 35 и старше, 40 и старше. Сам еще играл, — вспоминает Александр Васильевич. — Выхожу на поле иногда, но уже много операций перенес на суставах. Тяжело.

— Хотя бы пенальти пробить можете?

— Запросто!

— Что, кроме здоровья, хотели бы пожелать себе и кубанским болельщикам в наступившем году? Вы еще мечтаете о той работе, которую хотели?

— Тяжело сказать, время летит неумолимо, и здоровье уже не то. Но я считаю, что не был бы помехой тем людям, которые хотели бы со мной работать.

— То есть еще хотите работать?

— Очень хочу, чтобы та наша «Кубань», тот бренд, который был, традиции — все это возродилось. «Кубань» в моем сердце, в моей душе.

Станислав Жатиков (Краснодар)

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости