23:00 22 сентября 2016 | Футбол — "У своих ворот"

Александр Алаев: "Мутко спас РФС"

Александр АЛАЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Виталий МУТКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Александр АЛАЕВ, президент РФПЛ Сергей ПРЯДКИН и Виталий МУТКО. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Александр АЛАЕВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Генеральный директор РФС дал большое интервью "СЭ", в котором рассказал о деятельности организации после возвращения Виталия Мутко, о национальной сборной России и о планах по реформированию нашего футбола

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ из Дома футбола

ПРАВА ЗА 200 МИЛЛИОНОВ? СТАРАЮСЬ ИЗБЕГАТЬ МИРА ИЛЛЮЗИЙ

– Предвыборный ажиотаж отражается на деятельности РФС?

– Нет. Продолжаем работать в том же режиме. Перед нами стоят каждодневные задачи по организации матчей, турниров, развитию футбола, которые мы планомерно реализуем. Одной из важнейших задач сейчас является подготовка к матчу с Коста-Рикой в Краснодаре. Кроме того, в октябре молодежная сборная России завершит отборочный цикл ЧЕ-2017, юношеские сборные под руководством Дмитрия Ульянова и Михаила Галактионова ведут подготовку к первым отборочным раундам чемпионатов Европы. Несколько дней назад женская национальная команда завоевала путевку на Евро-2017, и уже необходимо думать о подготовке к этому крупнейшему турниру. Сборная России по мини-футболу вышла в четвертьфинал чемпионата мира в Колумбии, и мы надеемся, что она сможет показать там самые высокие результаты. Также впереди у нас финал Кубка России среди женщин, Межконтинентальный кубок по пляжному футболу, ряд всероссийских турниров. Если бы мы сейчас очень переживали по поводу выборов, то и не обсуждали бы планы на октябрь – ноябрь. Выборы выборами, но и об остальных мероприятиях нельзя забывать.

– Критики Виталия Мутко ругают его за совмещение двух постов. Как часто вы видите Виталия Леонтьевича в офисе РФС?

– Я вижу Мутко практически ежедневно – в том числе и в кабинетах этого здания. Могу высказать свое личное мнение: Виталий Леонтьевич – управленец высочайшего уровня. Ему не нужно сидеть на работе каждый день, чтобы контролировать процессы. Он в курсе всех важнейших проблем РФС и нашего футбола. Моя задача как руководителя – как раз фильтровать важные и второстепенные вопросы, вынося ему на решение то, что действительно имеет значение. Мы общаемся каждый день, обсуждаем все проблемы. Если Мутко за что-то берется, то знает это досконально. Так что пусть критики не волнуются.

Валерий Газзаев утверждает, что телеправа на российский футбол реально продать за 200 миллионов долларов в год. Продадите?

– Буду первым человеком, кто поаплодирует Валерию Георгиевичу, если он совершит эту сделку. Однако я – реалист и стараюсь избегать мира иллюзий. Мы должны стремиться к таким числам, но на данным момент они нереальны. Взвинтить доходность российского футбола в этой сфере сейчас невозможно. Не хочу прибегать к жестким формулировкам, особенно в отношении такого уважаемого человека, но подобное утверждение просто-напросто голословно. Многие маркетологи в спорте давно заметили, что стоимость телевизионных прав примерно сопоставима с суммой дохода, которую клубы получают от стадиона в день игры, так называемый matchday revenue. Это продажа билетов, атрибутики и прочего. Так вот, в бюджетах клубов нашей премьер-лиги эти цифры для двух коррелирующих источников пополнения бюджета составляет одинаковую долю – около четырех процентов по каждому из указанных направлений. Теоретически возможный резкий рост одного показателя в отрыве от другого будет из разряда ненаучной фантастики. Мы же не повысим в десятки раз стоимость билетов на матчи и не увеличим моментально в разы посещаемость стадионов. Повышение интереса к футболу как зрелищу, за просмотр которого зритель будет готов платить, это системный многолетний рыночный процесс. А обещания заоблачных сумм от ТВ в современных условиях и последующая попытка "взыскать" эту сумму с телеканалов при, на мой взгляд, логичной и оправданной позиции наших партнеров-вещателей, может привести к потере трансляций футбола на российском телевидении вообще.

– Другой тезис Газзаева: РФС не принял за последний год никаких важных решений.

– Это неправда. Возможно, Валерий Георгиевич просто плохо информирован. РФС занимается ежедневной кропотливой работой. У нас помимо выборов есть текущая деятельность. Серьезно претерпел изменения устав, изменится состав исполкома, в дисциплинарный регламент внесено целевое использование штрафов – в том числе и на детско-юношеский футбол. В регламент по статусу и переходам футболистов впервые в истории внесена как обязательная норма оплата лечения игроков в случае спортивных травм – раньше этого не было. На конференции РФС мы обязательно ознакомим делегатов с полным списком принятых решений.

Виталий МУТКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Виталий МУТКО. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

ГОД НАЗАД СИТУАЦИЯ В РФС БЫЛА БЛИЗКА К КАТАСТРОФЕ

– Когда вы впервые оказались в РФС?

– В 2005 году. Мы с единомышленниками обратились к руководству РФС с предложением развивать пляжный футбол. Тогда это был совершенно новый для нашей страны вид спорта, и мы с группой энтузиастов занимались его продвижением. Мы съездили на чемпионат мира в Бразилии, взяли правила, все документы. Получили от РФС административную поддержку, в 2005-м начали проводить турниры, я еще сам играл за сборную, и на Кубке Европы в закрытых помещениях сенсационно обыграли Португалию, но уступили в финале Швейцарии. Начали плотнее общаться с РФС, с Мутко, и вскоре в 2007 году Виталий Леонтьевич предложил мне прийти в РФС в отдел массового футбола в качестве специалиста, отвечающего за пляжный футбол. Скоро исполнится десять лет с тех пор, как я в РФС.

– Вы ведь поработали при самых разных руководителях.

– Да, на работу меня оформлял Мутко. Затем работал вместе с Сергеем Фурсенко. В 2010 году он назначил Николая Писарева спортивным директором, а я стал его заместителем, отвечающим за проведение соревнований. В 2011-м перешел на должность исполнительного директора, а вскоре после ухода Фурсенко в 2013 году исполком утвердил меня уже генеральным директором.

– Эра Фурсенко считается самой пышной и расточительной, Толстых это пора разоблачений и конфликтов. Как охарактеризуете нынешний период? Критики говорят о безвременье.

– Я так не считаю. На мой взгляд, уместнее здесь слово "стабильность". Не могу комментировать то, как тратились деньги во времена Фурсенко, потому что не занимался финансовыми вопросами, но начиная с 2013 года всю ситуацию я знаю изнутри. И еще раз повторю, сейчас она стабильна. А вот год назад ситуация была близка к катастрофе, нам грозили судебные иски, кредиторская задолженность превышала два миллиарда. Были опасения и у нас, и у наших аудиторов. Вопрос стоял в принципе о дееспособности организации. Сейчас все эти вопросы сняты, в будущее мы смотрим уверенно. Теперь наконец, можем направить большую часть средств и времени непосредственно на развитие футбола. Со старым багажом почти разобрались.

– Почему такой багаж в принципе появился?

– Говоря просто: у РФС было гораздо больше обязательств, чем организация могла выполнить. Не хватало доходной части. Были огромные обязательства по штабу главной команды страны. В причины сейчас вдаваться не буду, но понятно, что контракт подписывали Толстых и я, стало быть, это и наша ответственность.

– Наконец-то хоть кто-то сказал: подписал я!

– Да, вот за этим столом. В любом случае из этой сложной ситуации нужно было как-то выходить. И с приходом Мутко мы поставили две простые задачи: уменьшить расходы и увеличить доходы. Сократили количество мероприятий, сократили штат, ушли от валютных расчетов, оптимизировали календари всех сборных. Но этого было мало, требовалось работать и над доходной частью. Эту часть Виталий Леонтьевич взял на себя. Благодаря его усилиям, появилось несколько мощных спонсоров – "Новатэк", "Мегафон", "Норильский никель", "Росбанк", "Гослото". Благодаря этому, мы ушли за год с минус 2,6 миллиарда на минус 600 миллионов. Вполне допустимая кредиторка. Если год мы имели задолженность и перед налоговыми органами, и перед персоналом, то сейчас такой проблемы нет. Виталий Леонтьевич внес жесткую финансовую дисциплину, раньше этого не хватало. По сути, Мутко спас РФС.

– Но как такое вообще допустили?

– Об этом много говорилось на исполкоме, но всегда оставалась надежда, что удастся привлечь спонсора – такого, как во время Фурсенко был "Газпром". Спонсора, который бы закрыл часть обязательств, в том числе и на тренера. Увы, предыдущему руководителю это не удалось.

– Это следствие той самой финансовой блокады, о которой говорил Толстых?

– "Финансовая блокада" – размытое определение. Я бы назвал это иначе. Николай Александрович делал все, чтобы исправить ситуацию, мы вместе пытались. Но у нас не получилось. К моему огромному сожалению, у Толстых не оказалось необходимого ресурса, чтобы решить все накопившиеся проблемы. А Мутко решил. И это не пресловутый административный ресурс, не звонки сверху. Те контракты, которые в последнее время заключил РФС – я это могу сказать совершенно точно – являются коммерческими, рыночными. Каждое соглашение выверено до буквы, здесь никаких завышенных цифр. Виталий Леонтьевич встречался с руководителями компаний, разговаривал с ними, убеждал. РФС в ответ тоже брал на себя обязательства. Опыт, дар убеждения, связи Мутко – все это в итоге сработало.

– Но разве можно назвать рыночным заем, который предоставил Алишер Усманов на погашение задолженности перед Фабио Капелло?

– Заем был впоследствии прощен, так что это, конечно, благотворительность, добрая воля Алишера Бурхановича. Низкий поклон ему за то, что пошел нам навстречу.

Александр АЛАЕВ, президент РФПЛ Сергей ПРЯДКИН и Виталий МУТКО. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Александр АЛАЕВ, президент РФПЛ Сергей ПРЯДКИН и Виталий МУТКО. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ЕДИНАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА НА ОСНОВЕ НЕМЕЦКОЙ

– Вы сами сказали, что работа по оптимизации отвлекала силы от работы по развитию футбола. И все же – удавалось ли заниматься прямыми обязанностями?

– Не буду лукавить: наша организация в какой-то момент напоминала корабль, попавший в шторм. Одна за другой возникали пробоины, мы пытались залатать дырки и в этой ситуации, наверное, больше думали о том, как не пойти на дно, чем о том, куда плывем. Однако работа все равно не останавливалась. Самое главное, что мы полностью реализовали календарь спортивных мероприятий (около 400) – это матчи и турниры с участием двадцати трех сборных страны, многочисленные всероссийские соревнования. Также огромное внимание уделяем внедрению единой информационной системы, за основу которой взята немецкая программа. Сейчас над созданием системы ведется активнейшая работа.

– Расскажите, пожалуйста, что это за система.

– Это интеллектуальная система, база данных, в которую заносится информация обо всех субъектах футбола, событиях, происходящих в российском футболе. В частности, о каждом футбольном матче, проходящем на всех уровнях и во всех регионах, начиная с самого раннего возраста. Электронные протоколы, электронная заявка, электронные отчеты – все это предусмотрено в рамках системы. Первый блок мы хотим ввести в эксплуатацию уже в следующем году. Считаем крайне важным уйти от неподтвержденной статистики к фактическим и подробным цифрам. Так мы поймем, сколько у нас футболистов в конкретном населенном пункте конкретного региона, какого они возраста, какие показывают результаты, сколько играют. Система позволит принимать обоснованные управленческие решения на всех уровнях – от массового футбола до футбола высоких достижений. Простой пример: если мы знаем, что, например, на Дальнем Востоке у нас такое-то количество профессиональных футболистов, то поймем, какое число тренеров категории Pro необходимо региону, мы точно поймем, какая для них нужна инфраструктура, сколько им постелить полей. Таким образом, мы сможем уйти от ручного управления футбольным хозяйством.

– Система позволит отслеживать этапы становления футболиста?

– Именно. Более того, благодаря этой системе, профессиональный футбол будет помогать детским школам финансово. У нас предусмотрены два вида помощи. Во-первых, клуб должен заплатить воспитавшей игрока школе определенную сумму за первый трудовой договор. А во-вторых, так называемый механизм солидарности – это пять процентов от возмездных трансферов футболистов из клуба в клуб. Эти выплаты будет возможно контролировать с помощью электронной системы. Также существует система стимулирования тренеров в их работе. Когда игрок впервые попадает в профессиональный футбол, школа обязана отдать половину суммы, перечисленной клубом за подготовку игрока, тренеру. Чтобы запустить механизм контроля использования данного инструмента стимулирования тренера, единая информационная система необходима. Сейчас эти процессы контролируются только в так называемом ручном режиме: все зависит от того, попал какой-то случай в поле зрения РФС или не попал.

– Кто занимается разработкой?

– У нас есть команда квалифицированных специалистов, многие из них являются ведущими представителями своей отрасли. В середине октября приезжает группа экспертов из Европы. УЕФА заинтересован во внедрении этой системы и даже готов помочь финансово, что мы горячо приветствуем, так как удовольствие – не из дешевых.

– Любой прогресс это здорово. Но уверены ли вы в добросовестности исполнителей? Типичная ситуация: богатый папа начинающего футболиста договаривается с тренером, и в систему вносится ложная информация, чтобы "помочь парню". Если регион отдаленный, никто и не проверит. Россия – большая страна.

– Исключать полностью такие ситуации нельзя, иллюзий мы не питаем. Но мы готовы сделать так, чтобы сама система футбола выдавливала эти вещи. Рано или поздно тренеры поймут, что выгодно быть честными. Если ты воспитаешь реально талантливого игрока и он попадет в профессиональный футбол, то получишь в разы больше, чем от того самого богатого папы. Это – стимулирующая мера. Но есть и мера ограничительная. За ввод недостоверных сведений введена ответственность: отстранение от футбола минимум на шесть месяцев – будь ты тренер, директор школы или чиновник региональной федерации. Ведение электронных паспортов, выборочные проверки и прочие контролирующие мероприятия сделают любой подлог крайне рискованным предприятием. Хотя пряник в данной ситуации – лучше, чем кнут. Я сам окончил спортивную школу и понимаю, насколько важно мотивировать детских тренеров на поиск и развитие талантов. Пять процентов от трансфера это очень достойный стимул.

– Остается вопрос: как учить учителей?

– Компетенция тренеров – важный вопрос, согласен. В нашей системе обязательно будет образовательный модуль. Вот, видите этот том?

Алаев достал с полки увесистую книгу под тысячу страниц.

– Мы наконец разработали единую методическую систему подготовки опять же совместно с коллегами из Германии и при серьезной поддержке компании "Адидас". Система разделена на два этапа: обучение самих тренеров и передача полученных знаний от тренеров к детям. Год назад приезжали немецкие специалисты, и некоторые нововведения уже опробованы, мы получили отклики из ведущих школ – от "Зенита", "Чертаново", "Краснодара". Впереди – самое интересное.

Еще хотелось бы обратить внимание на то, что в рамках системы мы планируем организовать большую работу по видеопроектам, чтобы в онлайн-режиме можно было посмотреть любую тренировку, любой матч или детско-юношеский турнир в том или ином регионе. Создать что-то подобное единого информационно-аналитического центра. Кстати, уже сейчас мы на сайте РФС ведем большое количество видеотрансляций, начиная от матчей национальной сборной до игр турнира "Кожаный мяч".

Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Леонид СЛУЦКИЙ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

СО СЛУЦКИМ БЫЛ ПОЛНОЦЕННЫЙ КОНТРАКТ

– Вы сами сказали, что подписывали контракт Капелло. Наверняка вы в курсе и контрактов Слуцкого и Черчесова. Скажите, Леонид Викторович работал на энтузиазме?

– Нет, бесплатно он не работал. И первый контракт со Слуцким, который был заключен на четыре матча, и второй – оба оплачивались.

– Правда ли, что вначале вы просто компенсировали ЦСКА время, которое Слуцкий проводил вне клуба?

– Контракт был сложный. С участием всех трех сторон – РФС, Слуцкого и ЦСКА. В итоге контракт удовлетворил всех. Затем было подписано второе, несколько измененное и модернизированное соглашение – до конца чемпионата Европы. Это был полноценный контракт. При этом никаких договоренностей о необходимом результате для продления сотрудничества не было. Никаких ориентиров мы не ставили – выход из группы, четвертьфинал и так далее. Мы ударили по рукам и решили вернуться к разговору после Франции. Слово было за Леонидом Викторовичем. Он свое слово сказал.

– То есть рейтинги самых дорогих тренеров чемпионата Европы, в которых напротив Слуцкого стоял ноль, это неправда?

– Неправда. Слуцкий, полагаю, не затерялся бы в подобных рейтингах, будь они отражением реальной ситуации. Ему предоставили достойные условия. Как и сейчас Черчесову.

– Есть мнение, что стоило подождать выборов президента РФС, а уже потом назначать тренера.

– В корне с этим не согласен. Во-первых, сборная не может выходить на игры без тренера. Во-вторых, президент не принимает единоличного решения по тренеру, его утверждает исполком. Если бы мы ждали президента, то, по сути, дискредитировали бы всю систему управления российским футболом. И самое главное – как можно затягивать с назначением тренера, когда до чемпионата мира остается считаное количество игр? К сожалению, не все понимают, насколько это глубокая проблема. План действий и календарь на будущее формируются уже сейчас. Как это делать без тренера, тем более что из-за включения в УЕФА Косова и Гибралтара мы календарь сверстывали заново? Любая отсрочка и задержка в нашей ситуации – катастрофа. На мой взгляд, с назначением тренера было принято совершенно правильное решение.

– Насколько сейчас тяжело искать соперников по товарищеским матчам?

– Это действительно непростая работа, сильно осложненная плотным международным календарем. Но мы стараемся находить окна, учитывая при этом спортивную и финансовую составляющие. Считаю, что Турция, Гана, Коста-Рика, Катар и Румыния – вполне адекватные соперники до конца года. Если взглянуть, например, на международный календарь в октябре, то там заняты все европейские сборные, участвующие в отборочном цикле ЧМ-2018, официальные матчи проходят в Африке, Азии, Южной Америке, Океании, и тем не менее нам удалось договориться о спарринге с Коста-Рикой в Краснодаре. Катар нам предложил отличные условия и для матча, и для сбора. В ноябре команда будет работать при хорошей погоде и на хороших полях. Мне, кстати, непонятны разговоры, когда утверждают, что мы кому-то платим за матчи. Мы никому не платим – мы делимся доходами. Есть разные схемы взаимодействия, которые внимательно изучаются. Более того, каждый раз закладывается возможность проведения ответного матча на зеркальных условиях. С той же Турцией нам будет очень интересно провести матч дома. Теперь формируем календарь на следующий год. Ведется работа с конфедерациями и с главным тренером. В ближайшее время постараемся закрыть 2017 год. И поверьте, имена соперников болельщиков не разочаруют.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...