02:35 28 ноября 2014 | Футбол — "У своих ворот"

"Фром май харт". Виталий Мутко.
"РФС нуждается в переменах"

14 ноября. Вена. Виталий МУТКО в компании матч-агента ФИФА Элизабет БАРТОШЕ на тренировке сборной России. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Виталий МУТКО. Фото Федор УСПЕНСКИЙ , "СЭ"
14 ноября. Вена. Виталий МУТКО в компании матч-агента ФИФА Элизабет БАРТОШЕ на тренировке сборной России. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ФРОМ МАЙ ХАРТ
Виталий МУТКО

Министр спорта РФ специально для "СЭ" комментирует последние события в своей персональной рубрике

ОБ ИСПОЛКОМЕ, КАПЕЛЛО И ЧМ-2018

– Начнем с футбола.

– А что футбол? "Зенит" выиграл у "Бенфики", ЦСКА отчаянно борется в "группе смерти"…

– Вы же понимаете, что я не об этом. Проведен ли обещанный анализ выступлений сборной, грядут ли ожидаемые перемены в РФС?

– Да, мы проанализировали ситуацию и на ближайшем – декабрьском – заседании исполкома РФС обязательно должна пойти речь о необходимых нашему футболу реформах. В компетенцию общественной организации вторгаться, конечно, не хочется, но я надеюсь, что члены исполкома и сами понимают: вопрос не просто созрел, он перезрел. Тем более что мониторинг финансовой ситуации в федерации показывает: она, к сожалению, не улучшается. В РФС созданы соответствующие комиссии – и финансовая, и по реформам, они уже подготовили свои предложения, и их наверняка рассмотрят.

– Ну и? – как говорит один наш известный тренер. Кадровые изменения при этом последуют?

– Они опять-таки могут быть инициированы лишь самим исполкомом РФС.

– А что с главным тренером сборной? Он может быть сменен?

– Тут есть один привходящий момент: все разговоры о будущем сборной и ее главного тренера мы можем вести только после того, как РФС погасит долги по зарплате перед Фабио Капелло. Иначе ситуация будет выглядеть крайне некрасиво.

– У РФС такие возможности были?

– Несомненно. Другое дело, как ими распорядились. Надеюсь, что в ближайшее время ситуация все-таки будет выправлена.

– То есть, пока с обсуждением возможных перемен в сборной следует подождать?

– Да.

Сборная России: итоги-2014

– Хорошо, а сколько вы будете ждать активных действий Калининграда по строительству стадиона к чемпионату мира 2018 года? Город действительно может лишиться этого турнира?

– Калининград уже опаздывает со сроками. Строительство стадиона занимает определенное время, примерно 32-34 недели, и задержка начальной стадии – проекта и всего с ним связанного – влечет за собой задержки ввода объекта в строй, что срывает весь график подготовки к турниру, продажу билетов и так далее.

Говорить сегодня об угрозе лишения Калининграда матчей ЧМ-2018 абсолютно преждевременно, но активные действия властей региона необходимы: их стадион единственный, по которому сегодня имеются вопросы.

– А если такие действия не последуют? Возможно ли сокращение городов – участников чемпионата мира?

– Теоретически – да, поскольку турнир вообще можно провести на восьми стадионах. Но надеюсь, что на практике до этого не дойдет.

– А замена города невозможна – хотя бы теоретически?

– Опять же, виртуально, в случае острой необходимости, мы, учитывая тесные контакты с ФИФА, могли бы, наверное, об этом договориться. Но это уж совсем теоретически. Все города должны понимать простую вещь: в расписании подготовки к турниру есть определенные точки невозврата, переступать которые нельзя. Калининград пока такую точку не перешел. Но дальнейшее бездействие может к этому привести.

У этого города, как и у всех остальных, есть концепция подготовки к чемпионату. Стадион – только одна из ее частей, там присутствуют и реконструкция пограничных переходов, а также реконструкция автомобильных дорог, аэропортов, строительство трех тренировочных полей, гостиниц, других объектов. Концепция оставляет региону богатое наследие, и отказываться от нее никто не собирается.

– И еще один вопрос по ЧМ-2018: ваш заместитель Юрий Нагорных сказал, что существует список российских футболистов, готовящихся к ЧМ, и что в этом списке 55 фамилий. Он официально утвержден министерством, как в других видах спорта?

– Нет, речь идет о том, что на карандаше у Фабио Капелло 55 игроков – это те, кто играет сегодня, и те, кто лишь на пороге сборной. У нас существует плотный контакт с командой, мы обеспечиваем все необходимые условия для ее работы. В частности, Капелло хотел провести зимний сбор, и мы создали прекрасный газон на стадионе в Сочи. Но Фабио потом от своей идеи отказался.

О ЛИМИТЕ НА ЛЕГИОНЕРОВ

– Сейчас готовится законопроект, регламентирующий привлечение иностранцев в российский спорт. Он будет жестко предписывать правила игры федерациям?

– Сегодня все рычаги управления в этом вопросе находятся как раз у федераций. Но с учетом вялотекущих процессов в целом ряде видов и поручения президента России об оптимизации системы привлечения иностранной рабочей силы в наш спорт принято решение о закреплении в законе полномочий государства в данной сфере. Какими именно они будут – увидим после принятия законопроекта.

– Получив эти полномочия, вы на что будете ориентироваться? На ограничение легионеров в заявке или на поле/площадки? Либо же на вариант, совмещающий оба этих лимита?

– Вы опять говорите о футболе?

"Схема "10+15"
всех задач не решит"

– Прежде всего.

– А речь обо всех игровых видах спорта, многие из которых, кстати, радуют нас гораздо больше футбола. При определении базового варианта в каждом конкретном случае мы должны исходить из имеющегося опыта и здравого смысла. При этом федерации и клубы обязательно должны договариваться об оптимальном решении.

Что же касается футбола, то мы, как вы помните, еще в 2005 году четко договорились о векторе развития: постепенное сокращение легионеров на поле (к нынешнему моменту их должно было оставаться не больше пяти), защита доморощенных игроков и активная работа по их подготовке в регионах. Но потом РФС от всего этого отказался.

Что мы имеем сегодня? Предлагается система "10+15" в заявке. В ней есть положительные моменты, она наверняка даст свои плоды через какое-то время, но в ближайшем будущем в ведущих клубах все, уверен, сведется к появлению на поле максимум двух-трех россиян. А у нас на носу домашний чемпионат мира.

Поэтому возможно, наверное, временное совмещение двух лимитов – заявочного и на поле. Да, такое совмещение, по сути, снижает уровень конкуренции, но зато дает игровое время, без которого потенциальные сборники не будут готовы к своему главному турниру. В любом случае необходим диалог с клубами, с людьми, которые инвестируют в футбол, чтобы выработать вариант, более-менее устраивающий всех.

О ПРЕДСТОЯЩИХ КРУПНЫХ ТУРНИРАХ

– Куба объявила, что готова принять сборную России в период подготовки к Олимпиаде в Рио. Это будет основная база нашей команды?

– Это будет одна из баз. Кто-то станет готовиться на Кубе, кто-то в Бразилии или где-то рядом, а кто-то и вовсе дома. Как раз сейчас мы завершаем разработку концепции последних сборов перед Играми. Опыт наших тренеров, помноженный на научные рекомендации, должен дать правильный эффект.

– Красноярские депутаты уверяют, что некоторые планы подготовки к зимней Универсиаде-2019 идут вразрез с концепцией развития города. Что за этим стоит?

– Я, если честно, не видел этого заявления. Но коли так, значит, пригласим представителей депутатского корпуса на ближайшее заседание оргкомитета и выслушаем их мнение. Хотя мне это удивительно: во-первых, вообще не понимаю, что там может идти вразрез с планами города, во-вторых, мы работаем в тесном контакте с городскими властями, в том числе и с Законодательным собранием. Более того, всю программу подготовки реализует сам край, мы согласовываем с ними проекты, потом они получают субсидии и реализовывают их.

Универсиада на самом деле даст очень многое Красноярску как с точки зрения инфраструктуры, развития строительного и промышленного потенциала, так и с точки зрения занятости населения. Да и наследие останется огромное – два ледовых дворца, академия биатлона, горнолыжный центр, трамплинный комплекс, ряд объектов для университета, модернизированные медицинские службы, в частности "Скорая помощь", новые дороги и развязки. Непонятно, что тут вообще может не устраивать. Но мы открыты для обсуждения.

– В будущем году предстоят выборы города, который проведет зимнюю Олимпиаду-2022. Чья победа выгоднее России – казахстанской Алма-Аты или китайского Пекина?

– А вы с какой целью интересуетесь? (Смеется.) На самом деле и там наши друзья, и здесь, обе заявки очень интересны – в общем, выбор предстоит отнюдь не из двух зол, а из двух хороших вариантов. Вопрос, конечно, непростой, мнение у нас, естественно, есть, но давайте сохраним интригу.

О ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДЕЛАХ

– Пловец Аркадий Вятчанин собирается выступать за Словакию. Не пыталось ли министерство спорта урегулировать его конфликт с Всероссийской федерацией плавания, учитывая проблемы сборной России с хорошими "спинистами"?

– Федерация плавания достаточно независима в самом широком смысле этого слова. Но в следующем году нам предстоит домашний чемпионат мира. Поэтому мы готовы помочь в разрешении существующих конфликтов с несколькими спортсменами, в том числе с Вятчаниным.

Несколько дней назад мой заместитель встречался с руководством российской сборной по плаванию, и мы нашли несколько компромиссных решений, в том числе по урегулированию отношений с теми спортсменами, которые хотят готовиться индивидуально. Это же нонсенс, когда какой-либо спортсмен, уже приносивший нам медали и имеющий потенциал приносить их и в будущем, готовится за рубежом за свои деньги.

Надо уметь подниматься над личными отношениями и занимать государственную позицию – речь в данном случае не только о плавании, но и о некоторых других видах спорта. Мне лично всегда казалось, что сделать это выдающимся спортсменам прошлого, стоящим ныне во главе многих федераций, должно быть гораздо проще. Но на практике, к сожалению, так получается не всегда.

– Французский фигурист Брайан Жубер так и не дал окончательного согласия по поводу создания спортивной пары с россиянкой Катариной Гербольдт. Будет ли в ближайшее время министерство пытаться прояснить планы Жубера?

– Наша позиция здесь проста: если такая пара состоится и покажет некий уровень, мы готовы ей помогать. Но инициатива идет не от нас, и мяч здесь на стороне тех, кому принадлежит сама эта идея. Никакой политики – просто спортивная практика. Мы ждем, что из этого получится.

Хочу сказать, что данная ситуация – не единственная. У нас есть, например, другая пара, где один из партнеров – иностранец. Когда мы убедились, что у нее имеется неплохой потенциал, я внес представление о присвоении гражданства. Так происходит в каждом случае: сначала некая история и только потом – смена документов.

Брайан Жубер:
"На то, чтобы проигрывать,
у меня уже нет времени"

– Что за пара – не озвучите?

– Давайте не будем бежать впереди паровоза – дождемся решения, тогда все и узнаете. Пройдут такой же путь Жубер с Гербольдт, покажут свои возможности, дадут результат – поговорим и о них.

– Еще о фигурном катании – в последнее время немало завихрений разного свойства вокруг Юлии Липницкой. Вы ее как-то поддерживаете?

– Конечно! Мы ее поддерживали и будем поддерживать. Юля – очень серьезная спортсменка, но после феноменального успеха возникла проблема возвращения к обычным стартам. Могу сказать, что Липницкая со своим тренером ее достаточно успешно преодолевают – я стараюсь держать ситуацию в поле зрения. А если возникнут какие-то иные проблемы, мы поможем их решить.

То же касается и Аделины Сотниковой. Вообще, в женском катании у нас сейчас такая конкуренция, что можно только порадоваться, – кроме Липницкой и Сотниковой есть Лиза Туктамышева, Лена Радионова, Аня Погорилая. Вот так же бы и в других видах спорта! Всех наших юных звездочек мы, безусловно, поддерживали и будем поддерживать.

– Помогают ли наши спортивные власти Шамилю Тарпищеву в его попытках при помощи апелляции добиться отмены дисквалификации по линии WTA-тура за шутку в адрес сестер Уильямс?

– А вот здесь, думаю, наше вмешательство вряд ли нужно. Шамиль Анвярович – настолько авторитетный и заметный человек как в мире тенниса, так и в олимпийском движении, что наверняка справится с ситуацией сам. Тарпищев предпринимает все необходимые шаги и делает то, что нужно. С нашей же стороны существует его полная моральная поддержка.

О НЕКОТОРЫХ ОРГМОМЕНТАХ

– Будет ли Россия участвовать в проекте олимпийского телеканала, если МОК одобрит его создание на своей декабрьской сессии?

– В области телевидения сейчас много интересных проектов. Вам, скорее всего, известно, что к Олимпийским играм в Сочи мы создали специальную компанию "Панорама". Сейчас она участвует в программах международного олимпийского движения. Но если будут предложены какие-то новые варианты, обязательно их рассмотрим.

– В лице Александры Бриллиантовой Россия впервые получила своего постоянного судью в Спортивном арбитражном суде. Но при этом в нашей стране до сих пор нет собственного спортивного арбитража, и эти функции почему-то выполняет арбитраж при Торгово-промышленной палате. Нет ли намерения как-то поменять эту ситуацию?

– На самом деле арбитраж есть не только при Торгово-промышленной палате, но и при Олимпийском комитете. Но тут нужно понимать простую вещь: каждая наша федерация, во-первых, работает под юрисдикцией своей международной федерации, у которой обязательно имеются собственные дисциплинарные и апелляционные органы, а во-вторых, вписана в общую систему, где последняя инстанция – суд в Лозанне. Создавать в такой ситуации какой-то свой промежуточный орган в определенной степени бессмысленно.

Микст атакует
синхронное плавание

– На ближайшем конгрессе Международной федерации плавания может быть принято решение о том, что уже на ближайшем чемпионате мира по водным видам спорта в Казани будут проведены соревнования смешанных дуэтов в синхронном плавании. Готовы ли мы к такому повороту? И не грозит ли он утратой лидерства России в этом виде спорта?

– Это как раз к вопросу об авторитете национальных федераций (в частности, федерации плавания) и четкости их позиций. Мы не то что к этому не готовы. Мы просто знаем, что это шаг, направленный против нашей гегемонии в данном виде спорта. Когда ты доминируешь в каком-то виде, всегда находятся те, кто хочет это любыми способами прекратить. Здесь надо держать ухо востро. Сейчас Владимир Сальников стал членом бюро ФИНА, это теперь его работа, он должен пресекать любые такие помыслы.

На мой взгляд, смешанные дуэты – полная глупость. Синхронное плавание – исключительно женский вид спорта, и все подобные попытки, уже предпринимавшиеся ранее, закончились провалом. Но если такое решение будет принято, мы, естественно, должны быть готовы к тому, чтобы по нам это не ударило.

– И что, будем?

– Уверен, что да. Но лучше все-таки до принятия подобных решений не доводить.

– На этой неделе стартует сезон в лыжах и биатлоне. Впереди – чемпионаты мира по этим видам спорта. Будет ли министерство требовать от наших команд каких-то медальных планов или постолимпийский сезон рассматривается как возможность перевести дух?

– Медальных планов не будет, но мы рассчитываем на усиление нашей женской сборной в лыжах – у мужчин здесь все в порядке и при этом хватает нереализованных амбиций. В целом же лыжная сборная выглядит очень интересно. И самое главное – все изначально нацелены на полный олимпийский цикл.

Что же касается биатлона, то здесь сейчас период переосмысления: "зачистка" накопленных проблем, в том числе допинговых, новые планы, новые подходы. Нужно перестроиться и спокойно начать путь к Пхенчхану. Стартующий сезон – экзамен и для новых тренеров, которые тоже должны доказать свою состоятельность.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...