Председатель КДК раскрыл детали решения о пожизненном отстранении арбитра Матюнина

14 декабря 2020, 18:40
Максим Матюнин (слева). Фото referee.moscow

Председатель КДК РФС Артур Григорьянц в беседе с «СЭ» рассказал подробности вынесения решения по делу арбитра Максима Матюнина, которого пожизненно отстранили от футбола.

— Почему, если есть доказательная база, в адрес Матюнина не выдвинуты юридические претензии?

— Я понимаю, что в данном случае позиция адвокатов отсылает исключительно к уголовно-процессуальному законодательству. Но КДК РФС не брал на себя полномочия органа предварительного следствия, а именно следственного департамента МВД. Когда мы рассматривали дело Матюнина, действовали как корпоративный юрисдикционный орган. Это надо четко понимать. Действовали соответственно с дисциплинарным регламентом. Решения КДК сами по себе не могут повлечь применения уголовного наказания. В результате решений КДК принимаются только спортивные санкции. Поэтому нельзя отождествлять уголовно-процессуальную процедуру и корпоративную. Разбирательство, которое проводилось в КДК на основе данных следственного департамента МВД и департамента защиты игры РФС, не должно рассматриваться как этап уголовного расследования. Это совершенно разные вещи, решение корпоративного органа носит абсолютно автономный характер. При этом КДК имеет право при рассмотрении дела взаимодействовать с правоохранительными органами и обмениваться с ними имеющейся информацией. КДК во время разбирательства имел информацию от правоохранительных органов, что при рассмотрении другого дела в отношении бывшего исполнительного директора «Чайки» Баяна вскрылись факты, что он имел отношения с судьей Матюниным и передавал ему денежные средства, а тот их принимал.

Об этом и идет речь. Мы не говорим, кто здесь обвиняемый, подозреваемый или свидетель. Для КДК это не важно, тут имеют значение факты, связанные с договором, который Матюнин заключил с РФС и грубо нарушил. В договоре четко указано, что принимать определенные средства и подарки судье запрещено. Мы говорим о деле, связанном с нарушением договора между РФС и арбитром.

Есть часть 2 статьи 158 УПК России, по которой следователю предоставлено право в ходе досудебного производства вносить представление о принятии мер по устранению обстоятельств, которые способствовали совершению преступления и других нарушений закона. В процессе расследования одного дела выяснились нарушения закона со стороны других лиц — в том числе взаимоотношение Баяна и Матюнина. В данном случае, если при расследовании одного уголовного дела стало известно о фактах иных нарушений, которые напрямую не относятся к первому расследованию дела, они не могут быть оставлены без внимания. И следователь счел необходимым проинформировать об этом РФС.

— Почему КДК вынес свой вердикт, когда идет только предварительное расследование, которое далеко от завершения?

— В результате одного решения КДК к Матюнину не может быть применено наказание. Следствие идет, и оно само придет к определенному мнению в рамках уголовно-процессуального поля. Но КДК вправе и обязан применить к судье спортивные санкции за действия, которые футбольное сообщество считает недопустимыми, вне зависимости от результатов уголовного расследования. И тот факт, что пока не было информации о возбуждении уголовного дела на Матюнина, не говорит о том, что КДК не мог выносить своего решения. Мы имеем все доказательства и информацию о передаче денежных средств от Баяна к Матюнину.

— Кто и на основании чего решил, что судейство Матюнина было предвзятым?

— Оценка правильности судейства Матюнина не являлась решающим основанием для применения санкций. Даже если бы он провел безупречный матч без единой ошибки, но взял за это деньги, это повлекло бы точно такое же наказание. В 2019 году гендиректор ФК «Урожай» Градиленко был отстранен КДК на год от деятельности, связанной с футболом, только за одно предложение передать денежные средства тренеру «Черноморца». Деньги переданы не были, так как в «Черноморце» их не приняли. Это очень важный момент.

Незаконное вознаграждение остается незаконным, даже если оно получено за исполнение своих обязанностей. Сущность правонарушения Матюнина состоит не в качестве его судейства, а в наличии недопустимых денежных отношений между арбитром и участником соревнований.

Защита Матюнина и «Чайки» состоит в том, что они пытаются все увести в уголовно-процессуальное законодательство. Я объяснил адвокату, что генеральный прокурор может отменить представление, но он не может отменить факты, которые имеют место быть. Судья брал вознаграждение от заинтересованных лиц, КДК рассматривал только этот момент. Уголовное дело — это самостоятельное производство, не относящееся к решению КДК. Здесь важно четко видеть эту грань.

(Сергей Федоров)

«У своих ворот»: новости и материалы о российском футболе, турнирные таблицы, расписание и результаты матчей РПЛ и других лиг

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
23
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир