«Власти в России не допустят такую ситуацию, как в Италии». Русско-итальянский футболист — из очага заражения коронавирусом

1 апреля 2020, 08:35

Статья опубликована в газете под заголовком: ««В России не допустят такую ситуацию, как в Италии»»

№ 8169, от 03.04.2020

Максимилиано Угге (№5). Фото facebook.com Максимилиано Угге (№5). Фото facebook.com
Защитник клуба серии С «Годзано» Максимилиано Угге рассказал «СЭ» о своей русской матери, о несостоявшихся просмотрах в «Ростове» и «Рубине», а также о коронавирусе.

Максимилиано Угге
Страна: Италия
Клуб: «Годзано» (серия С)
Амплуа: центральный защитник
Дата рождения: 24.09.1991
Место рождения: Тревильо (Италия)
Рост: 190
Вес: 85

В трех высших лигах Италии наших футболистов нет, но есть те, кто связан с Россией. Например, защитник «Трапани» (серия В) Стефано Сконьямильо родился в Санкт-Петербурге, а полузащитник «Альбинолеффе» (серия С) Юрий Гонци — в Ленинградской области.

Максимилиано Угге — еще один близкий нам итальянец. Его мать — русская, хотя давно живет в Бергамо. Сам Угге тоже находится на севере Италии — в городке Годзано, где играет одноименная команда. Разумеется, значительную часть интервью футболист посвятил коронавирусу, но сперва я попросил его рассказать о себе.

Угге признался, что по-русски говорит плохо, но знает английский. Поэтому мы с ним общались на неродном для обоих языке.

Максимилиано Угге. Фото facebook.com
Максимилиано Угге (№5). Фото facebook.com

В одной команде с Фигу и Креспо

— Мои мама и папа познакомились во Владивостоке, — начал Угге. — Знаю, это не самое обычное место для знакомства итальянца и русской, но так вышло. Мама там училась, а папа приехал на заработки. Он работал в большой металлургической фирме Marcegaglia и уехал в командировку во Владивосток. Через несколько лет после знакомства они перебрались в Италию и живут тут вместе до сих пор.

В России у меня из родственников остались только сестра и кузина — они живут в Санкт-Петербурге. Сам я в России был очень давно — может быть, когда мне было лет пять. Мы с семьей посетили Москву и Санкт-Петербург, но я мало что запомнил в силу возраста. Помню точно, что было очень холодно!

Футболом я начал заниматься в академии «Интера». Провел там 11 замечательных лет, подписал первый профессиональный контракт, сыграл один товарищеский матч при Роберто Манчини. Это было в 2008 году, он вызвал молодых игроков, я провел на поле полчаса. Со мной в том матче играли звезды — Виейра, Фигу, Креспо...

На поле с Антоном Миранчуком

— Но в «Интере» мне не удалось закрепиться, я играл в командах поменьше до 2013 года, — продолжил Угге. — Потом уехал в Литву. Почему покинул Италию? Понимаете, в низших дивизионах Италии клубы заинтересованы в том, чтобы у них играла молодежь — тогда они получают хорошие бонусы от федерации. Поэтому часто там ставят в основу юных игроков, хотя они намного хуже зрелых. В том году мне исполнялось 22 года, и я выходил за рамки возрастного ценза.

А мой агент хорошо знал балтийский рынок и предложил перейти в «Судуву» из Мариямполе. Серьезный клуб, без финансовых проблем, всегда платил вовремя, так я еще и зарабатывал больше, чем в Италии. Поначалу мне казалось, что уровень не очень, но, поиграв несколько лет, я понял, что в Литве и Эстонии хороший футбол.

В Эстонии я играл за «Нымме Калью», стал чемпионом страны. Вместе со мной там играл Артур Валикаев (бывший полузащитник «Спартака». — Прим. «СЭ»), а в одной лиге со мной — Антон Миранчук. Он выступал за «Левадию» в 2016 году и был одним из лучших футболистов чемпионата.

Прошлым летом я вернулся в Италию, перешел в «Годзано». Одна из главных причин возвращения — беременная жена, ну и семь лет вне Италии — соскучились, конечно. Мы в серии С в конце таблицы, но у нас очень хорошая команда, часто проигрываем на последних минутах, во многом не везет. Если чемпионат возобновится, то мы должны остаться в дивизионе.

Несостоявшиеся просмотры в «Ростове» и «Рубине»

— У меня есть только итальянский паспорт, но, думаю, если понадобится, то смогу получить российское гражданство, — рассказывает Угге. — За российской премьер-лигой я слежу, если получается — смотрю. Дважды мог оказаться на просмотре в России. Тренером «Нымме Калью» был россиянин Сергей Францев, и в Эстонии он был для меня кем-то вроде агента. В 2016 году он предлагал мне поехать на просмотр в «Ростов», договорился обо всем, но президент клуба запретил мне ехать туда — он понимал, что «Ростов» не заплатит за меня те деньги, которые он хочет выручить.

На следующий год у меня был вариант с просмотром в «Рубине». То же самое: клуб общался с Францевым, но, видимо, что-то не срослось. Но тренер всегда говорил, что мой уровень выше чемпионата Эстонии, и я заиграю в российской премьер-лиге. Я не против — мне нравится чемпионат России.

Да и сама Россия мне нравится. Я болел за нее на чемпионате мира-2018, ведь Италия не попала на турнир. Очень хочу снова съездить к вам, но все времени нет. Мне очень близка русская кухня: мама часто готовит блины, пельмени и суп борщ. Очень люблю.

Карантин: итальянцы больше не поют

— Где вы сейчас находитесь? — вопрос Угге.

— Дома, в Годзано. Это примерно в 50-60 километрах от Милана. Сидим дома с женой и ребенком. Дочке всего два месяца, так что она ничего не понимает, естественно. И это даже хорошо. Мы все должны сейчас просто сидеть и ждать, когда это закончится. Чем раньше, тем лучше.

— С какого числа вы в самоизоляции?

— По всей Италии карантин действует с 8 марта, а у нас в регионе отправили всех по домам еще раньше — по-моему, в конце февраля.

— Что вы обычно делаете?

— Да ничего. Что можно дома делать? Делаю самостоятельно какие-то упражнения, пытаюсь сохранить форму. Мы с супругой играем с ребенком, я читаю всякие книги о том, как стать самым лучшим папой. Иногда выходим из дома за продуктами — примерно два раза в неделю. Чаще этого делать нельзя, потому что попадем под подозрение. Люди в магазине будут думать: «Он же вчера был здесь! Почему он снова пришел?» Нажалуются еще куда-нибудь.

— В интернете много видео, на которых итальянцы с балконов поют песни.

— Да, в первые дни и правда много пели, ха-ха. Причем совершенно разное: и «Гимн Мамели» (Гимн Италии. — Прим. «СЭ»), и «Феличита» звучала, и что-то из репертуара Адриано Челентано. Но это было давно, сейчас людям уже даже петь надоело, все реже слышим, как кто-то поет с балконов.

Штраф — 5 тысяч долларов

— Как выглядит стандартный поход в магазин?

— Беру документы, надеваю маску, сажусь в машину и еду в магазин. Там надо постоять снаружи достаточно долго и подождать, пока люди выйдут наружу. При этом стоять надо метрах в двух друг от друга, так что очередь длинная. Это сложно, но нужно уважать закон. Надеюсь, все это поможет справиться с вирусом.

— Продукты все есть?

— У меня в Годзано нет дефицита, но знаю, что в Бергамо и Милане многие супермаркеты пустые. Много чего, бывает, нет: мяса, овощей, муки, бутылок с водой. Там вирус, можно сказать, гуляет по улицам, так что люди покупают разом все, что есть на полках.

— Что на улицах происходит?

— Тишина. Все магазины закрыты, кроме продовольственных и аптек. В моем городе еще спокойно, а в Бергамо на улицах находится военная техника, армия контролирует, чтобы люди не выходили из дома без причины.

— Вы много говорите про Бергамо. Ваши родители до сих пор там?

— Да, там живут мои мама, папа и сестра. Там очень опасно. На улицах измеряют температуру, госпитали переполнены, под них уже используют другие здания. Все напуганы, я беспокоюсь за них. Если что-то случится, то я не уверен, что смогу приехать к ним. Но я не сомневаюсь в своей семье — знаю, что они строго соблюдают карантин, нормально относятся ко всему, не выходят никуда лишний раз.

— Что будет, если попробовать добраться до Бергамо?

— Меня оштрафуют на 5 тысяч евро или около того. Но мой клуб запретил мне ехать туда. Может, в Бергамо и можно заехать, но могут не дать оттуда вернуться. Так что лучше здесь все переждать.

За досрочное завершение сезона

— Вы сдавали тест на коронавирус?

— Да, нам в клубе делали, но положительных не было. Правда, в серии С в одной команде («Пьянезе». — Прим. «СЭ») сразу у трех футболистов обнаружили коронавирус, поэтому всю лигу отправили на карантин.

— Верите, что сезон будет доигран?

— Мы все напуганы, но, если должны будем выйти на поле, то сделаем это. Вроде говорят о том, что турниры в Италии могут возобновиться в мае, но я сомневаюсь. А если так, то каким будет календарь? Мы будем играть каждый день? Это же безумие! По-моему, единственно правильное решение — прекратить сезон. В серии А увеличится число клубов, но никто не вылетит. То же самое с остальными дивизионами: лидеры поднимутся, а в низшие дивизионы никто не переместится.

— Вам еще не предлагали урезать зарплату?

— Нет. У нас не такие большие зарплаты, как в серии А. Это там должны урезать, но у нас об этом речи не идет.

— Ваше мнение: почему Италия? Почему именно у вас изначально в Европе было настолько много зараженных?

— Думаю, что правительство не приняло вовремя меры. Когда коронавирус из Китая уже переместился к нам, Италия думала, что в этом нет ничего особенного. Плюс — у нас горячая нация, при встрече мы обнимаемся, целуемся, это наша традиция. Сейчас, конечно, все это запрещено.

— В России переживают, что у нас повторится итальянский сценарий. Чего нам ждать?

— Я так не думаю. Мне кажется, по России вирусу тяжелее распространяться, чем по Италии. Поэтому ситуация не такая. И я бы вообще хотел, чтобы у Италии был такой президент, как Владимир Путин. Я уверен, что Путин не допустил бы подобную ситуацию в Италии. Мне вообще нравится личность Путина, я смотрю много документальных фильмов о нем. Мне кажется, что он делает много хорошего для России.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

Чемпионат Италии: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

vs
38
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья