14:00 8 июня 2015 | Футбол — Германия

Томас Мюллер: "Никогда не прыгал от радости, став вторым"

Томас МЮЛЛЕР. Фото AFP
Томас МЮЛЛЕР. Фото AFP

Полузащитник "Баварии" Томас Мюллер дал интервью официальному журналу бундеслиги, в котором рассказал о тренировках под руководством своего легендарного однофамильца, баварском менталитете, своем лекарстве от стресса и работе с Пепом Гвардьолой

– Многие сравнивают ваше инстинктивное умение забивать голы с тем, которым обладал величайший немецкий бомбардир Герд Мюллер. Но мало кто знает, что он на самом деле был вашим тренером.

– Да, это правда. Когда я играл за юношескую команду "Баварии" Герд был помощником тренера Херманна Герланда. Мы всегда отлично ладили. Он вел классы для нападающих. Он давал нам советы о том, куда поместить мяч, как повернуть корпус и тому подобное. Он никогда не показывал нам записи своих подвигов. Но я видел всю классику: его потрясающие голы за "Баварию" в финале Кубка чемпионов-1974, а также те, знаменитые, забитые лежа и всеми частями тела.

Июнь 2010 года. Томас МЮЛЛЕР и Герд МЮЛЛЕР. Фото - REUTERS

– Уже в детстве вы были ударным форвардом. Ходят легенды, что в девятилетнем возрасте вы забили 120 голов за сезон за клуб "Паль". Когда вы осознали, что можете стать профессиональным футболистом?

– После того сезона я пришел в "Баварию", но сложно выделить один конкретный момент. Я помню, каким шагом вперед стало приглашение в сборную Германии до 15 лет. Я забивал за клуб, но за Германию играл нерегулярно. Я был очень занят в школе и, к тому же, мое тело было не вполне готово. Оно до сих пор еще меняется! (смеется). Я не мог предвидеть, что меня ждет такая карьера.

– Не могли?

– Нет. В подростковом возрасте строишь планы год за годом. Когда доходишь до уровня дубля первой команды, только тогда можно задуматься о профессиональной карьере. Стать профессионалом и заиграть в "Баварии" – это все же несколько разные вещи. Для меня прорывным стал сезон-2009/10 и чемпионат мира в ЮАР. Но после этого нужно было удержаться на прежнем уровне. Нельзя совершить ошибку – поверить, что один хороший сезон сделает тебя игроком "Баварии" пожизненно.

– Вы родились у подножия Альп, между двумя озерами, к югу от Мюнхена. Для вас, коренного баварца, выступать за "Баварию" – это нечто особенное?

– Для меня – да. Абсолютно точно. Во-первых, я из этого региона. Во-вторых, с детства болел за "Баварию". Не считая "Паля", я всегда играл только за этот клуб. С тех пор как я начал что-то понимать в футболе, "Бавария" всегда была для меня командой номер один. Все вращалось вокруг нее. Она выигрывала больше всех трофеев. И хотя в футболе самое главное – очки, титулы и финансы, в "Баварии" никогда не забывали о человеческой составляющей спорта, о людях, которые играют в футбол.

– Что вы хотите этим сказать?

– Это, например, забота об игроках, которые пока не определились со своим будущим. Я сам видел это в юношеских командах. Встречались ребята, которые были не до конца уверены в том, хотят ли они стать профессионалами, потом они получали травмы, и все становилось еще хуже. Клуб не позволял себе просто избавляться от таких игроков. С ними продлевали контракты, давали время восстановиться, предоставляли еще один шанс. Никого не выбрасывали на улицу. Еще мы иногда помогаем клубам, испытывающим финансовые трудности, играя с ними товарищеские матчи.

Это зона нашей ответственности. За последние пару лет мы стремительно выросли в клуб мирового уровня, но ни в коем случае не нужно забывать о своих корнях. В "Баварии" каждый футболист примерно раз в год встречается с фан-клубом и проводит там по несколько часов. Не знаю, практикуется ли подобное в других крупных командах. Никогда нельзя забывать, откуда ты родом и что именно делает клуб великим.

– Как бы вы описали типичный баварский уклад жизни для тех, кто не особо с ним знаком?

– Германия состоит из многих областей и регионов, каждый из них достаточно уникален и имеет свои собственные характеристики. Думая о Баварии, вы представляете себе прекрасные пейзажи, горы, озера, Мюнхен – город, в котором очень приятно жить. Но это еще и особый склад ума. Мы называем его "Mia san Mia", буквально – "мы такие, какие мы есть". Настоящему баварцу в его ледерхозе (кожаные штаны – национальная одежда баварцев) совсем не стыдно носить одежду, которая всему остальному миру кажется смешной. Он чувствует себя в ней абсолютно комфортно. Он знает, откуда он родом, знает, к кому принадлежит. И защищает эти ценности.

Октябрь 2012 года. Томас МЮЛЛЕР и его жена Лиза во время Окторберфеста.

– Влияет ли каким-то образом подобный склад ума на футбол?

– Он предполагает сильную веру в себя и твердую уверенность в собственных силах. На мой взгляд, это очень верный подход. Некоторые воспринимают это как заносчивость и высокомерие. Но я бы сказал, что дело, скорее, в том, что нужно больше доверять себе и партнерам. Дело в общности. В Германии часто говорят, что "Баварии" везет, потому что она забивает в концовках. Но мы считаем, что это связано не с везением, а с умением не сдаваться, с верой в то, что пока матч не окончен, мы еще можем многое сделать. Нам повезло: в "Баварии" играет много футболистов, прошедших через юношеские команды – Филипп Лам, Бастиан Швайнштайгер. Они действительно знают клуб, знают, за что они борются. Хотя это касается не только баварцев. Арьен Роббен и Франк Рибери в клубе тоже уже очень давно. Они тоже мыслят по-баварски.

– Вы сказали, что стали фанатом "Баварии" еще до того как начали играть за нее. Кто были те игроки, за которыми вы следили?

– Помню команду, которая выиграла Кубок УЕФА в 1996-м с Юргеном Клинсманном, Лотаром Маттеусом. А с 1997 года, когда Джованни Трапаттони стал тренером, я следил за ними регулярно.

– Каковы ваши воспоминания о знаменитом финале Лиги чемпионов-1999, который "Бавария" проиграла "МЮ" в Барселоне?

– Это, на самом деле, прошло мимо меня. Я в это время отдыхал с семьей в Италии. Мы смотрели матч, а за десять минут до конца отправились в свое бунгало. А когда дошли – катастрофа. Но мне больше запомнилось то, как "Бавария" побеждала в 2001-м. Мы смотрели тот матч на террасе в доме моего дяди. 40 или 50 человек. К тому моменту, когда дело дошло до пенальти, стало уже темно, и соседи, которые не любили футбол, уже отправились в постель. Пришлось им просыпаться! То, что я почувствовал той ночью как фанат "Баварии", не сравнится по глубине эмоций с завоеванием титулов тобой самим. Даже с победой на чемпионате мира.

– Как такое может быть?

– Будучи игроком, ты круглый год готовишь себя к этим моментам. Когда ты играешь за "Баварию" или за национальную сборную Германии, титулы не возникают, как гром среди ясного неба. Твои амбиции, твои ожидания связаны с тем, чтобы выигрывать эти матчи. И на деле все оказывается примерно так, как ты себе и представлял. Ты в самой гуще всего этого, у тебя нет времени прочувствовать все эмоции. Будучи болельщиком, ты более возбужден, потому что у тебя нет возможности влиять на игру. Остается только переживать.

24 мая. Мюнхен. Томас МЮЛЛЕР с трофеем за победу в чемпионате Германии. Фото - REUTERS

– Победы для "Баварии" не просто ожидаемы. Они – обязательны.

– Верно. Признается только первое место. В "Баварии" всегда было так, и это норма для меня. Я, в любом случае, очень боевой парень. Никогда не прыгал от радости, став вторым.

– Нежелание признавать второе место удовлетворительным результатом играет значительную роль в успехах "Баварии"?

– Да. Но в то же время это здорово осложняет ситуацию. Ожидания настолько высоки, что просто выиграть мы можем только пару матчей в сезоне. В остальных случаях нужно соответствовать ожиданиям. Правда, это наша собственная вина. В последние несколько лет мы задали очень высокий стандарт.

– Как вам удается справляться с этим непрекращающимся давлением?

– Я в свободное время занимаюсь коневодством вместе с женой. Она очень амбициозный наездник и принимает участие в крупных соревнованиях. Это совсем другой мир. Мне он нравится. Лошади, природа, собаки. Можно быть собой, не чувствовать себя под прицелом. И вместо следующего соперника можно подумать о том, как свести того или иного жеребца с подходящей кобылицей. Это здорово.

– Помогает ли опыт больших побед добиваться новых успехов в дальнейшем?

– Ну, начинаешь меньше нервничать, потому что знаешь, каково это играть в финале и выигрывать финал. Но ты не можешь контролировать выход на пик формы в этот конкретный день. Даже крошечная деталь может многое изменить. В игре так много редких факторов. Даже 15 лучших ученых мира, собравшись вместе, не смогут вывести идеальную формулу.

Апрель 2011 года. Пеп ГВАРДЬОЛА и Томас МЮЛЛЕР. Фото - AFP

– На ваш взгляд, вы прогрессируете под руководством Пепа Гвардьолы?

– Определенно. Мы работаем второй год. Знаем его лучше, знаем его тренировки лучше. Понимаем, чего он хочет, и где и когда он этого хочет. Он требует от нас полной концентрации. У него есть план, но он не станет выбрасывать его в мусорное ведро, если через десять минут после стартового свистка он не будет работать. В этом его главная сила. Он гибкий тренер, который не просто пишет стартовый состав на доске, смотрит игру, а потом в гневе пробивает стену. Он хочет участвовать, помогать по ходу матча.

– Ему также нужна достаточно гибкая команда, чтобы реагировала на вносимые им коррективы.

– Луи ван Гал был такой же, очень настойчивый. Что сделал Пеп, так это построил систему, которая будет работать, даже если изъять из нее пару игроков и внести незначительные изменения. Суть в том, что каждый четко знает, что именно он должен делать, на каких позициях. У каждого футболиста есть свои сильные и слабые стороны, что неизбежно влияет на ход игры. Но у нас 20 игроков высочайшего уровня. И все они знают, как работает система. Гвардьола может переставлять части местами, и никто не будет выглядеть так, будто выпадает из игры. Вот в чем достижение Пепа.

Материалы других СМИ
Загрузка...