09:00 14 ноября 2016 | Футбол — Франция

"В "Монако" должна быть счастлива даже кошка игрока"

Стадион "Луи II" - домашняя арена "Монако". Фото AFP Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Вид на стадион "Луи II". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Ржавая решетка на входе в один из вип-секторов стадиона "Луи II". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Наклейка с эмблемой ЦСКА осталась после недавнего матча "Монако" с армейцами в Лиге чемпионов. Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ" Хамеса РОДРИГЕСА "Монако" продал в "Реал" за 80 миллионов евро. Фото AFP
Стадион "Луи II" - домашняя арена "Монако". Фото AFP

Обозреватель "СЭ" вместе со студентами бизнес-школы RMA побывал в "Монако" – самом российском клубе ведущих европейских чемпионатов, где наши соотечественники и владелец, и первое лицо клуба, и глава компании-титульного спонсора. Как вернулся из небытия в элиту чемпионата Франции клуб, у которого есть даже официальный сайт на русском языке?

Игорь РАБИНЕР

Утро после безоговорочных 3:0, которые "Монако" учинил в Лиге чемпионов ЦСКА. Во второй половине дня вице-президенту и исполнительному директору монегасков Вадиму Васильеву лететь в Париж на собрание клубов LFP – структуры, объединяющей два ведущих французских дивизиона. Спустя несколько дней станет известно, что наш соотечественник впервые избран членом административного совета лиги. Стало быть, личное влияние Васильева, как и "Монако" в целом, во французском клубном футболе растет.

Еще бы оно не росло. Сейчас для монегасков третье место в Лиге 1 – если не неудача, то точно не триумф: клуб стремится быть как минимум вторым и получать прямую путевку в группу Лиги чемпионов. А всего пять лет назад обнищавший "Монако" был подобран миллиардером Дмитрием Рыболовлевым в жалком виде – на дне Лиги 2 и со всеми перспективами очутиться в третьем дивизионе. Россиянин приобрел две трети акций клуба, оставив треть княжеству, до того владевшему "Монако" целиком.

Как утверждает один из нынешних руководителей, советник Васильева бельгиец Филипс Дондт (на всякий случай, директор бельгийской части Euro-2000), в момент прихода их команды клуб был почти мертв. У него не было ни коммерческого департамента, ни маркетинга – по сути, ничего. В Монако сочли, что это позор для маленькой страны, где когда-то начинал свою тренерскую карьеру Арсен Венгер, блистали Юрген Клинсманн, Сонни Андерсон, Тьерри Анри, Давид Трезеге, Фабьен Бартез. И решились на то, чтобы впервые в истории продать контрольный пакет иностранцу.

– В структурном плане "Монако" находился в плачевном состоянии, – вспоминает Васильев. – Контракты игроков не были единообразными, писали их зачастую агенты – и чего там только не было. Цифры должны быть различными, но сами контракты – одинаковыми. А когда у тебя 30 игроков с разными соглашениями – такого просто не может быть. Слабые места были сплошь и рядом. Отсутствовало четкое бюджетирование, контроль за финансами был очень слабым, не был выстроен процесс принятия решений. В каждой организации должна быть здоровая основа. Правильная модель, понятные собственнику цели, понимание, какое решение на каком уровне принимается. На многие позиции удалось сразу найти правильных людей, но и ошибались тоже...

Прошло пять лет – и вот в 2014-м "Монако" выходит в четвертьфинал Лиги чемпионов, а годом позже устанавливает рекорд мира, продав футболистов на общую сумму в более чем 200 миллионов евро. И при этом ухитрившись остаться на пьедестале французского футбола и лидируя сейчас в своей группе Лиги чемпионов. За такие достижения вице-президенту Васильеву уже дважды вручали престижную премию Globe Soccer Award. О чем, кстати, он во время разговора со студентами российской бизнес-школы RMA ни разу не упомянул.

Хамеса РОДРИГЕСА "Монако" продал в "Реал" за 80 миллионов евро. Фото AFP
Хамеса РОДРИГЕСА "Монако" продал в "Реал" за 80 миллионов евро. Фото AFP

У Васильева нет времени рассказывать о своем статусе и достижениях (а ведь он входит и в рабочую группу УЕФА по изменению формата еврокубков на 2018-21 годы) – каждодневных забот хватает. И каких!

– У нас непросто складываются отношения с французским футболом, – рассказал Васильев будущим спортивным менеджерам из RMA. – Никто не ждал и не радовался нашему появлению. Через год, когда мы вышли в лигу 1, началось движение с целью лишить "Монако" тех привилегий, которые у нас были благодаря особому налоговому режиму княжества: монегаски и налоговые резиденты, в отличие от организаций и предприятий, не платят подоходный налог. В то время как во Франции он составляет около 50%. Таким образом, чтобы платить одну и ту же сумму игроку на руки, нашему клубу нужно тратить вдвое меньше денег, чем французским. Исключение составляют только французы, которые платят налоги у себя на родине. А у нас их много.

Налоговая история вызывала зависть французских клубов. А приход российского инвестора и вложение больших денег в "Монако" привели в 2013 году, по сути, к ультиматуму нам со стороны французского футбола: или вы переводите штаб-квартиру во Францию, или будете исключены из соревнований. Были очень жесткие переговоры, и мы сошлись на разовой выплате в 50 миллионов евро – чтобы клубу не нужно было переезжать во Францию.

Тем не менее семь французских клубов подали в суд – им этого оказалось недостаточно. Слушания проводились в 2014 году в Верховном суде Франции. В итоге наши оппоненты проиграли не только этот процесс, но и вообще все: нам вернули те 50 миллионов, которые мы уже выплатили! Это была полная победа. Сейчас никто уже наши права не оспаривает, и нам удалось стать полноценными участниками французского футбольного процесса.

Сегодня вот лечу на встречу президентов клубов, которая будет посвящена дележке телеправ, за которые сейчас ТВ платит лиге 760 миллионов евро в год. Маленькие и средние клубы подняли путч и хотят поделить все поровну. Это напоминает коммунистический подход, откуда-то из прошлого нашей родины. Впрочем, французам это тоже знакомо, народ они революционный, склонный к демонстрациям и забастовкам. Все договоры существуют, сейчас – середина телевизионного цикла. Тем не менее вдруг возникло требование все взять и поделить. Чем все это закончится – не знаю..."

Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"
Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

"В "МОНАКО" ДОЛЖНА БЫТЬ СЧАСТЛИВА ДАЖЕ КОШКА ИГРОКА"

Слушаешь, как четко все излагает Васильев как по трансферным, так по коммерческим и прочим вопросам, наблюдаешь при этом за динамикой развития "Монако" – и видишь, как слово совпадает с делом, и у клуба сформирована совершенно логичная и продуманная логика существования. Потому и есть возможность регулярно радоваться у... мамы Рыболовлева, по словам Дондта, ярой болельщицы, не пропускающей ни одного матча. Как и сам владелец клуба – разумеется, когда Рыболовлев в Монако.

– У нас – особая экономическая модель, – говорит Васильев. – Она связана с такими объективными факторами, как, например, ограниченные размеры Монако. В одну сторону в 20 минутах – Италия, где французский футбол мало кого интересует. В другую – столько же до Ниццы, где есть свой клуб. Сзади – горы, спереди – море. Таким образом, весь наш болельщицкий потенциал в совокупности, как мы подсчитали, составляет максимум 100 тысяч человек. Так что в процентном соотношении те 9-10 тысяч, которые регулярно приходят на наши матчи – хорошая посещаемость. На главных матчах – с "ПСЖ", в плей-офф Лиги чемпионов – с "Арсеналом" и "Ювентусом" – арена и вовсе заполняется. Но в любом случае, чтобы быть успешными, мы не можем опираться на доходы от стадиона.

Приходится очень хорошо работать на рынке поиска и запуска молодых талантов. Когда приходит время, мы с ними расстаемся, и главный тренер Леонарду Жардим к этому готов. Более того, он нацелен именно на то, чтобы, получив в свое распоряжение молодых игроков, развивать их способности. Хотя, конечно, бывают разные периоды. Наш общий бюджет – около 160 миллионов евро, и поступления от трансферной политики составляют значительную часть. В прошлом году мы установили мировой рекорд, выручив порядка 200 миллионов евро, а в этом сосредоточились на том, чтобы сохранить команду и достичь с ней результата (при том что спрос, в частности, на опорников Фабинью и Бакайоко огромен. – Прим. И.Р.). Пока такой подход себя оправдывает.

Без доходов от трансферов мы в любом случае были бы убыточны, с ними – на самоокупаемости, даже есть выход в небольшой плюс. Да, это рискованная политика. У тех же "Реала" и "Барселоны" есть четкая, гарантированная доходная часть, и под нее можно подгонять расходы. У них есть только риск спортивного результата: деньги, как показывает практика, решают не все. У нас же риски выше. Никто никогда не гарантирует, что тот или иной игрок разовьется до определенного уровня, и мы его продадим за некую сумму. Но у нас иных вариантов, как рисковать, если мы хотим быть успешны. Вернее, есть – жить по доходам. Но тогда мы не сможем привлекать топовых футболистов и добиваться тех результатов, которых хотим.

Рассчитываем в этом смысле и на академию. Она у нас очень известная, она выпустила многих знаменитых игроков. Из недавних ее выходцев – Карраско, забивший за "Атлетико" гол в финале Лиги чемпионов, автор первого мяча в ворота ЦСКА Жермен, защитник "ПСЖ" Кюрзава. Проблема – в инфраструктуре. В Монако – каждый метр на счету. Чтобы создать клубную базу, во Франции отрезали часть горы. Там всего лишь два с половиной поля. В общем, ограничения значительные. При этом наша команда U-18 в прошлом году выиграла Кубок Франции, а по числу футболистов, играющих в ведущих и вообще европейских чемпионатах, мы входим в топ-10 академий Европы.

Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"
Тренировочная база "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

Дондт уточнил: по свежему рейтингу ФИФА академия монегасков (входит в нее, кстати, и общеобразовательная школа, официально признанная властями Монако) занимает 8 место в Европе: 22 ее выпускника выступают в пяти ведущих лигах, а в целом на континенте – свыше 60.

Нам со студентами RMA дали возможность заглянуть в очень маленькие и скромные комнатки учеников академии – их на "Луи II” 28 (еще 25 квартир клуб арендует в соседнем французском Босолее). Номера одноместные, поскольку при проживании вдвоем мальчишки до глубокой ночи рубились бы в PlayStation, просто болтали и не давали бы друг другу вовремя заснуть. Вплоть до выпуска из академии им нельзя самовольно покидать ее территорию, причем не только после отбоя в 10 вечера. Хотя в 16-17 лет они получают от клуба что-то вроде стипедии в размере 900-1000 евро – при том что на еду и проживание им тратиться не нужно (все за счет клуба), и соблазн воспользоваться этими сбережениями по неправильному назначению был бы немал... В общем, законы жесткие. Но они работают.

Вообще, новейшая история "Монако" показывает, что даже со сравнительно скромными возможностями при здравом подходе в европейском футболе можно не только выживать, но и преуспевать. Начинал-то Рыболовлев подобно Сулейману Керимову в "Анжи" или предкризисному московскому "Динамо", купив за огромные деньги Фалькао, Хамеса Родригеса, Жоау Моутинью, Рикарду Карвалью. Что случилось с российскими аналогами – мы знаем. Монегаски же, получив желтую карточку от УЕФА за нарушение финансового fair play, мигом перестроились и сменили концепцию.

Санкции, по словам Дондта, были на двух уровнях – спортивные и финансовые. В следующем сезоне в заявку "Монако" мог включить только 22 игрока. Плюс штраф миллион евро, выплачиваемый, в течение трех лет. Но если нарушили бы еще раз – итогом стало бы повторение истории "Динамо".

В "Монако", в отличие от "Динамо", все услышали. Были проданы все лидеры, а Фалькао после возвращения, хоть об этом и не говорится открыто, по моим данным, пошел на довольно существенное снижение зарплаты. И в плане скаутинга монегаски не хотят оставливаться: так, этим летом наняли на пост спортивного директора Антонио Кордона из "Вильярреала", проработавшего в этом испанском клубе 18 лет, одного из крупнейших европейских специалистов.

Марсьяля "Монако" купил за 5 миллионов евро, а продал в "МЮ" – за 50, которые в случае бонусов разрастутся аж до 80 (это типично для продаж клуба – один из акцентов делается на заработках от последующих перепродаж). И таких примеров можно привести с десяток. По искусству вовремя расставаться с растущими футболистами монегаски перещеголяли даже "Бенфику" с "Порту". Недаром и тренер у них из Португалии, где привыкли работать на вырост...

А потенциальным спонсорам говорится примерно следующее: если подпишете контракт с "ПСЖ" – вас будет ненавидеть весь Марсель, если с "Марселем" – весь Париж. Мы же – нейтральные, болельщики к нам относятся дружелюбно. И такое же отношение – изнутри клуба и команды. "Даже кошка игрока должна быть счастлива в "Монако", – неплох, согласитесь, один из слоганов, сформулированных Дондтом.

Дружелюбие входит в так называемый ДНК бренда "Монако", о котором нам рассказывал коммерческий директор клуба Матиас Икар. Как и долгосрочность сотрудничества – недаром Алексей Федорычев и его Fedcom остаются титульными спонсорами клуба уже ровно 20 лет. Потому-то новый слоган "Монако" и гласит: "Уникально, навсегда".

Ржавая решетка на входе в один из вип-секторов стадиона "Монако". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"
Ржавая решетка на входе в один из вип-секторов стадиона "Луи II". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

ФИЗКУЛЬТУРА ЗА 200 ЕВРО НА СУПЕРКУБКОВОМ СТАДИОНЕ. РЯДОМ С Усэйном БОЛТОМ

Что такое, если вдуматься, Монако? 8 тысяч коренных жителей. Еще 30 тысяч человек, у которых есть жилье, но постоянно они там не находятся. И плюс еще 40 тысяч, которые в Монако работают, но не живут, каждый вечер уезжая либо в Ниццу, либо в Италию. Как тут наполнить "Луи II”?

Стадион этот, кстати, уникален. Не только оригинальной архитектурой с девятью высоченными полукруглыми арками, создающими узнаваемый образ. Эти арки можно увидеть и из соседнего французского городка Кап д'Ай, и из французской же горной деревни Ле Тюрби, где в 480 метрах над Монако возвышается клубная база. Вы где-нибудь еще видели, чтобы команда играла в одной стране, а тренировалась в другой?

При желании на горе можно установить подзорную трубу, в которую будут отлично видны тренировочные заготовки Жардима. Один раз второй тренер засек человека с биноклем. Путь с горы только один, и наблюдателя ждали. Тревога оказалась ложной – немецкий турист, болельщик, ему было интересно разузнать детали...

– Земля под строительство стадиона была отвоевана у моря, – рассказывает Дондт. – Причем при этом процессе был использован тот самый камень, что был вырезан из горы для в Ле Тюрби для строительства базы! Недавно удалось отрезать у скалы еще 300 квадратных метров, что потребовало инвестиций. Но даже так хватает места лишь на два с половиной поля, в том числе для молодежной команды. В Монако сразу за морем начинаются горы. А у "Челси", например, 32 поля.

А еще уникальность "Луи II” заключается в том, что на его беговых дорожках почти круглый год можете заниматься и... вы. Правда, только если обладаете разрешением на проживание в Монако или еще каким-то подобным официальным документом. В этом случае вам достаточно заплатить за абонемент вполне, согласитесь, умеренную сумму от 200 до 300 евро – и в любой день легендарная арена, где много лет проводились матчи за Суперкубок УЕФА, в вашем распоряжении. За исключением двух дней до календарного матча и одного – после. Наутро после матча с ЦСКА там могли бегать только ребята из академии. Не по полю, понятно – по дорожке.

Убрать беговые дорожки "Монако" не может – стадион принадлежит княжеству, а та позиционирует арену (единственную в крохотной стране) как многофункциональную. Перечисление видов спорта, которыми занимаются на "Луи II" – дзюдо, гимнастика, волейбол, баскетбол, плавание, – напомнило мне рассказ коллеги из Ростова-на-Дону, что как только матч Лиги чемпионов заканчивается, зал для пресс-конференций взмахом волшебной палочки вновь превращается в зал для фехтования.

Студенты были удивлены, что на арене во время встречи Лиги чемпионов фактически нет кейтеринга – работает только одна точка питания, около которой в перерыве скапливается весь стадион. В клубе это прекрасно знают, но ничего пока сделать не могут: всем этим тоже ведает княжество, а даже на самой арене нет кухонных помещений нужного масштаба. У Альбера II репутация достаточно гламурна (ах какая у него в десяти минутах ходьбы от стадиона коллекция старинных автомобилей!), и трудно себе представить, что решетка при входе в один из VIP-секторов покрыта самой банальной ржавчиной. Но мы со студентами во время экскурсии по стадиону видели все это своими глазами.

Экскурсию, кстати, нам в клубе устроили просто на загляденье, и проводил ее не гид, а один из руководителей департаментов "Монако". Оказалось, например, что этот клуб – едва ли не единственный, который использует технологию светового воздействия на своих игроков, так называемую люминотерапию. В раздевалке есть специальные лампочки красного и зеленого цветов: первые мобилизуют, вторые – расслабляют. Управляет этим процессом врач команды, может делать свет то резче, то мягче.

В раздевалке выяснилось, что там даже регулируется высота душа, и эта технология стоила клубу немалых денег. Обнаружили мы и то, что у "Монако" – не один капитан, а четыре: Фалькао (старший капитан), Жермен, Субашич и Фабинью. И только главный тренер Леонарду Жардим перед каждым матчем решает, кто выйдет с капитанской повязкой. Логика в том, что в команде – несколько человек с лидерскими качествами, и выход каждого из них на поле с капитанской повязкой повышает их ответственность за командный результат.

– Траоре в эту раздевалку вернется? – ввернул вопрос кто-то из студентов.

– Оставьте его себе, – со смехом прозвучал ответ. Но в каждой шутке есть только доля шутки...

Зато следующее – абсолютно всерьез, хоть вы этому можете и не поверить. Примерно раз в месяц на "Луи II” тренируется Усэйн Болт, который проводит в Монако немало времени. При нем в таком случае не бывает никакой охраны – только личный тренер. И никого с арены не выгоняют – тут такое не принято. Физкультурники каким-то макаром умещаются с лучшим спринтером в истории на одной беговой дорожке!

Нет и ажиотажа со стороны прессы, поскольку Болт о своем появлении на арене Монако никого не предупреждает. Приходит с сумкой, переодевается в той самой домашней раздевалке футбольной команды с люминотерапией (вероятнее всего, даже не зная о ее существовании) – и айда на дорожку. А иной раз, подозреваю, и на поле – недаром же он то за "МЮ" собирается сыграть, то за "Боруссию". В "Монако" утверждают, что он изъяснялся в любви и этому клубу...

Вид на стадион "Луи II". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"
Вид на стадион "Луи II". Фото Игорь РАБИНЕР, "СЭ"

В окрестностях живут и нередко появляются на стадионе и другие легенды – Федерер, Джокович, Бубка. Чувствуют в этих краях они себя абсолютно спокойно. Тут на знаменитостей глаза никто не выпучивает. И сами они не требуют к себе сверхвнимания, держатся скромно. Если уж Болт на одной дорожке с местными физкультурниками занимается – остальные будут тянуть одеяло на себя, что ли?

Тем не менее, несмотря на всю эту россыпь звезд, стадион откровенно устарел. Корпоративных лож, на которых в идеале нужно зарабатывать 80% выручки (тем более в таком месте, как Монако) – с гулькин нос. На кресла в ложе прессы без слез не взглянешь. Без реконструкции не обойтись.

– Несколько лет назад вопрос об этом вообще не стоял, – рассказывает Васильев. – А встал в том числе благодаря нашим хорошим выступлениям и выходу в четвертьфинал Лиги чемпионов. Многие руководители Монако ездили в Лондон, видели "Эмирейтс". Сейчас все понимают, что стадион морально устарел, и идея модернизации принципиально одобрена.

В рамках правительства Монако создана рабочая группа, которой мы передали свои предложения. Построить новую арену в рамках Монако невозможно. Но "Луи II” не соответствует многим критериям УЕФА и Французской федерации футбола. И уже ясно, что реконструкция состоится. Это отрадный факт.

Матиас Икар добавляет, что суть будущего переустройства – вы только подумайте – сокращение общей вместимости до 12 тысяч. При одновременном резком повышении технического уровня стадиона. И таком уровне комфорта и обслуживания, чтобы множество состоятельных людей, живущих в Монако, захотели проводить время на стадионе. На обычной современной арене число VIP-мест составляет 10%, монегаски же планируют, что у них будет вдвое больше.

С княжеством футбольный клуб дружит – недаром Альбер регулярно захаживает на матчи, и с ЦСКА, в частности, был в своей ложе. Васильев от имени клуба подписал договор с премьер-министром Монако, согласно которому "Монако" будет продвигать бренд страны. Так, на сайте сделан раздел о княжестве. А весьма заманчивые переговоры о спонсорстве с компанией Forex, по словам коммерческого директора Матиаса Икара, были прекращены после того, как правительство в письме указало на ее сомнительную репутацию, которая может повлиять на имидж Монако.

...В Монако ценят традиции. Всем, например, знаком уникальный дизайн домашних футболок команды – не вертикальное, не горизонтальное, а диагональное рассечение на красное и белое. Как выяснилось, придумала это блистательная Грейс Келли, принцесса Монако и американская актриса, мать Альбера II. И поэтому в клубе раз и навсегда решено: эта форма меняться не будет.

Романтичная история, правда? А вот история, как "Монако" превратилось из призрака во вновь одну из лучших команд чемпионата Франции, – абсолютно реалистичная. И если взлет из лиги 2 усилиями Фалькао, Хамеса и сотен миллионов евро был событием типично российским, то все, что произошло дальше, – совершенно непохожим на то, что мы привыкли видеть на родине.

Мы привыкли наблюдать, что в России вопросы решаются при помощи денег. Здесь же все при участии наших соотечественников произошло по уму, знаниям и трезвому расчету в сочетании с разумным риском. Как-то уж больно по-европейски.

И от этого вдвойне приятно. А, например, у болельщиков "Динамо" может даже вызвать надежду, что еще не все потеряно – при желании сходства найти можно. Правда, они заканчиваются на том, что у "Монако" появился хозяин, а у семи бело-голубых нянек дитя продолжает быть без глазу...

Монако – Москва

"СЭ" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за организацию командировки нашего спецкора в Монако и помощь при подготовке этого материала.
Материалы других СМИ