Вадим Васильев: «Если Головин продолжит прогрессировать, его можно продать за 70-80 миллионов»

11 ноября 2019, 19:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Вадим Васильев: «Если Головин продолжит прогрессировать, его можно продать за 70-80 миллионов»»

№ 8072, от 12.11.2019

Александр Головин и Вадим Васильев. Фото ФК «Монако» 18 октября 2018 года. Ля-Тюрби. Вице-президент «Монако» Вадим Васильев (в центре), главный тренер Тьерри Анри (слева), назначенный несколько дней назад вместо Леонарду Жардима, и спортивный директор Майкл Эменало. Фото photo.khl.ru 18 сентября 2018 года. Монако. Президент «Монако» Дмитрий Рыболовлев   (слева) и вице-президент Вадим Васильев на трибуне стадиона «Луи II». Фото AFP Такой снимок выложил форвард «ПСЖ» Кильян Мбаппе в своем Instagram после ужина с Вадимом Васильевым. Вадим Васильев и Леонарду Жардим. Фото AFP
Бывший вице-президент «Монако» — об Александре Головине, Артеме Дзюбе, Кильяне Мбаппе, Станиславе Черчесове и Неймаре.

Четыре года мы знакомы с Вадимом Васильевым — и впервые беседовали для печати с тех пор, как в феврале нынешнего года он стал одной из жертв первого неудачного сезона монегасков за много лет. В футболе все меняется стремительно. В ноябре 2017-го Васильев получил престижные премии Sports Business Awards как лучший футбольный менеджер Европы, а по итогам 2017-го — Globe Soccer как лучший футбольный руководитель года в мире.

Он ухитрился в течение трех лет установить два мировых рекорда трансферного окна по суммам продаж игроков — и за то же время выиграть чемпионат Франции при живом «ПСЖ» и дойти сначала до четвертьфинала, а затем до полуфинала Лиги чемпионов, в других случаях стабильно занимая вторые-третьи места. Прошлый сезон стал первой неудачей Васильева. И сразу — отставка. Жесток мир большого европейского футбола.

Прошло девять месяцев. Казалось бы, Васильев сейчас не при официальной должности — но поймать его в Монако, где он по-прежнему живет с женой и сыном, точно не легче, чем раньше. Мы заранее договорились на беседу 3 ноября. Тремя днями ранее он прилетел из Парижа, где ходил на матч «ПСЖ» — «Марсель» и обедал с Кильяном Мбаппе (и талантливейший форвард выложил совместное фото с Вадимом в своем Instagram), а 4-го должен был улетать в Германию.

Но и тут накануне выяснилось: 3-го утром он летит в столицу Франции, куда его пригласили на эфир популярной программы Telefoot на канале TF1. Возвращается, впрочем, сразу — и уже через час после возвращения на Лазурный берег мы сидели в кафе одного из отелей Монте-Карло. И начали с разговора об Александре Головине — очень важном наследстве, которое Васильев оставил людям, работающим в «Монако» теперь.

Если бы Головин мог — он каждый выходной проводил в Калтане, а не в Париже

— Как сейчас расцениваете трансфер Александра Головина — и для «Монако», и для самого игрока? — спрашиваю Васильева.

— Очень положительно. И для игрока, и для клуба, и для его российского владельца. А также для российского футбола. «Монако» запускает самую яркую его звезду последних лет. Уверен, что и сам Головин сделал правильный выбор.

— Почему?

— В первый год ему пришлось непросто, даже тяжело. Тут, конечно, не помогала и ситуация в команде. Но ему давали играть, поскольку он все равно выделялся на фоне остальных игроков. А в большом европейском клубе, будь то «Ювентус» или «Челси», очень легко можно было сесть на скамейку, после чего уйти в аренду и затеряться. Теперь же такие команды к нему, уверен, придут.

— Смеюсь в голос, когда некоторые эксперты говорят о потерянном для Головина прошлом сезоне.

— Удивительно такое слышать. Саша — русский-русский. Его адаптация была не такой простой. Ограниченное поначалу знание языка, привыкание к новой стране, к другому, более сильному чемпионату. Плюс команда, у которой дважды менялся тренер и не шла игра. Но он перетерпел, и в этом сезоне мы видим однозначный прогресс, который замечают и отмечают во Франции пресса, телекомментаторы.

Об Александре после матчей говорят многие тренеры и игроки команд-соперниц. Но это все равно еще не то, что может и должно быть. Я все равно жду, что мы увидим другого Головина. Нужно просто подождать. Его потенциал однозначно позволяет играть на намного более высоком уровне.

— На TF-1 о нем сейчас не спрашивали?

— В этот раз — нет. Речь шла о Кильяне Мбаппе и еще одном воспитаннике «Монако», с которым я подписал первый профессиональный контракт, — защитнике Бенуа Бадиашиле. Думаю, в будущем он имеет все шансы встать в ряд лучших защитников мира.

— Вы говорите о Головине — «русский-русский». В чем это выражается?

— Он любит Сибирь, русскую баню... Если бы была возможность, Саша все время мотался бы на день-два к себе домой в Калтан. Он обожает свою родину, город, в котором родился и вырос. К сожалению, эти края слишком далеко, чтобы у него была возможность туда по ходу сезона наведываться. А так, поверьте, каждую свободную минуту Головин проводил бы не где-нибудь в Париже или Сан-Тропе, а у себя дома.

«Монако» планировал заплатить максимум 25 миллионов

— Кого можно назвать главным инициатором приобретения Головина — вас или Дмитрия Рыболовлева?

— Меня лично. Во-первых, нужно было убедиться самому, что это тот самый российский футболист, о котором мы давно мечтали. Переломный момент для меня наступил, когда в разговоре со мной спортивный директор «Ювентуса» Фабио Паратичи рассказал, как высоко ценит Сашу и что переход игрока в «Юве» — дело практически решенное. Понял, что медлить нельзя, но ЦСКА отказался обсуждать сделку до чемпионата мира.

Во-вторых, нужно было убедить президента клуба Дмитрия Рыболовлева. Мы полетели на матч ЧМ-2018 в Сочи, в котором Россия играла с Хорватией. И тогда, посмотрев на Головина с трибуны, Дмитрий Евгеньевич дал мне добро заключить эту сделку. Но и затем ситуация складывалась непросто. Евгений Гинер отсутствовал, вернулся в Москву только к финалу чемпионата мира. И несколько дней мы не могли получить ответ, была непонятная ситуация. Я остался в Москве, хотя складывалось мнение, что ЦСКА, возможно, просто использует наше предложение, чтобы подороже продать Сашу в «Челси».

Я настаивал на том, чтобы продолжать переговоры, — и мой руководитель пошел навстречу, дал еще несколько дней на то, чтобы завершить сделку. Пришлось проявить определенную настойчивость, чтобы получить это одобрение. Ведь был большой соблазн сказать: «Спасибо, до свидания. Не хотите — не надо».

— Роман Бабаев оказался жестким переговорщиком? 30 миллионов евро были теми деньгами, которые вы закладывали на этот трансфер изначально?

— Нет, мы планировали идти до 25 миллионов. Здесь мне тоже пришлось непросто, нужно было убедить Рыболовлева пойти на этот шаг, выделить дополнительные пять миллионов. На тот момент 30 были выше рыночной стоимости футболиста. Но нужно было согласиться на это, чтобы переломить ситуацию. Спустя полтора года можно сказать, что это было абсолютно правильное решение.

— Летом 2018-го в «Челси» в очередной раз поменялся тренер, пришел Маурицио Сарри, тогда как в «Монако» остался Леонарду Жардим. Это помогло?

— Думаю, да. Фокус «Челси» сместился, основной задачей клуба была смена тренера — и внимание от Головина ушло немножко в другую сторону. Мы этим воспользовались.

— Вы рассказывали, что развернуть ситуацию было очень сложно, и вы подняли все ваши контакты, которые могли повлиять на Головина. Можете конкретизировать?

— Мы знали, кто привел его в ЦСКА, с кем он близок, кто из товарищей по команде имеет на него влияние. Разумеется, мы не можем управлять кругом его общения. Но методом объяснения и убеждения старались довести до него наши аргументы. Недавно я видел Сашу, и он полностью счастлив, что перешел именно в «Монако».

— Виделись здесь, в Монако?

Да. И я точно знаю, что главный тренер (Леонарду Жардим. — Прим. И.Р.) тоже им очень доволен.

— Родителей Головина не убеждали в необходимости перейти на тот момент в ваш клуб?

— Нет, тогда еще их не знал. Встречался с мамой уже позднее, когда она сюда приезжала. Замечательная женщина. Видно, что Головины — очень хорошая простая русская семья. Понятно, откуда он такой взялся.

Вадим Васильев и Леонарду Жардим. Фото AFP
Вадим Васильев и Леонарду Жардим. Фото AFP

Жардим уважает таких игроков

— Я был на презентации Головина в отеле «Эрмитаж» — и помню, как вы сказали, что в первый год не ждете от него ничего сверхъестественного. Тем самым просто снимали с него часть давления?

— Да, безусловно. Я посчитал, что это давление абсолютно не нужно. Парень профессиональный, реально работает, выкладывается — мы это знали, наводили справки. Достаточно смены чемпионата, страны, незнакомый язык, новые товарищи по команде. И дополнительное давление при всем этом было точно ни к чему. А потому совершенно сознательно произнес эту фразу, — хотя, конечно, ожидал, что Головин покажет себя.

— Каким Александр оказался при ближайшем рассмотрении — именно таким, каким вы его себе представляли?

— Да. Очень простой, хороший парень, который живет футболом и очень профессионально относится к своим обязанностям. Футбол для него — страсть. Он выкладывается не только в матчах, но и на тренировках. Чем в том числе завоевал любовь Жардима, который очень уважает таких игроков.

— Эта выкладка поспособствовала и его травмам в первом сезоне — Головин сам признавался, что поторопился с возвращением в строй, усугубив первое повреждение.

— Да, первая травма стала стечением обстоятельств, а потом он поторопился и сказал, что еще не был на сто процентов готов. Это тоже процесс взросления. Каждый футболист должен чувствовать свое тело и понимать, когда можно играть, а когда лучше поберечься — не ради себя, а ради общего дела.

— Головин говорил мне, что ему в любом месте на адаптацию требуется не меньше года — даже в Ленинске-Кузнецком после Калтана. Что для него было самым сложным в Монако?

— Когда вокруг говорят на незнакомом языке и при этом чемпионат более высокого уровня, скорости выше, чем в РПЛ, — все это вместе вызывает некий культурный шок. Не могу сказать, что в тот период общался с ним очень плотно, — но больше, чем с другими футболистами. Только потому, что хотелось помочь ему в адаптации.

У меня в работе есть принцип — не сближаться с игроками, и учащать общение с ними лишь в том случае, когда этого заслуживает ситуация. В данном случае так и было. К тому же чисто душевно было приятно, что наконец-то у нас в «Монако» — русский игрок. За Александра у нас в клубе отвечал отдельный сотрудник (Ольга Дементьева. — Прим. И.Р.), который был к нему прикреплен.

— Как Головин повел себя по отношению к вам после вашего увольнения?

— Прекрасно. Я ушел 14 февраля, а 16-го «Монако» обыграл «Нант» — 1:0. И после матча Саша прислал мне смс, что посвящает эту победу мне. Это было очень приятно.

— Видел, что и Радамель Фалькао посвятил вам в своих соцсетях теплые слова.

— Многие. И Мбаппе, и Бернарду Силва, и Бакайоко, и Бенжамин Менди, и Фабрегас, который тоже посвятил мне ту победу.

— Во Франции, читал, нашумело интервью Головина Евгению Савину, в котором Александр покритиковал за несдержанность Тьерри Анри. Как вы к нему отнеслись?

— При том что я Сашу очень люблю, все же считаю, что тогда ему не стоило делать таких высказываний. Потому что Анри — в любом случае легенда французского футбола. И даже если ты так думаешь, наверное, не стоило говорить об этом вслух. Да, шум был, это вызвало негативную полемику. Но сейчас благодаря отличным выступлениям Головина все это осталось в прошлом, и о тех его словах уже никто не вспоминает.

— А вспоминаете ли о том, как Фабио Капелло когда-то порекомендовал вам Александра Кокорина?

— Да, было такое.

— Что чувствовали, наблюдая за всем известным процессом Кокорина и Мамаева?

— Сожаление, что это все произошло. Для меня как потенциальный игрок «Монако» Кокорин поставил на себе крест после известного случая в 2016 году с их с Павлом празднованием в ночном клубе, которое произошло, по совпадению, именно в княжестве. Об интересе к нему больше речи не было. Но желаю ему удачи, надеюсь, что он вновь обретет себя. Очень хорошие футбольные качества у Кокорина есть.

Задача вернуться в Лигу чемпионов абсолютно реалистична

— Есть ли моменты, которые мешают еще более быстрому росту Головина — например, несдержанность?

— Думаю, да. Определенная вспыльчивость и несдержанность ему свойственны. Мы с ним об этом говорили, и этот момент стоит подправить. Не назвал бы его критичным, но нужно лишить соперников даже потенциальной возможности им пользоваться. Его можно вывести из себя, и не сказать, что это очень сложно.

— Как вы думаете, сможет ли «Монако» в дальнейшем с выгодой для себя продать Головина?

— Если Александр продолжит прогрессировать так, как мы видим в этом сезоне, убежден, что «Монако» сможет продать его с хорошей прибылью. Сразу говорил, что первый сезон для него получится переходным, хотя и не мог предвидеть, насколько он окажется сложным. Но сейчас прогресс очевиден, причем это проявляется как в чемпионате Франции, так и в сборной России. Сейчас в Европе за ним многие следят.

— Можно ли предположить, за сколько «Монако» его продаст?

— Видел передачу «Инсайдеры», в которой агент Головина Олег Артемов называет цифры 70-80 миллионов евро. Если Саша продолжит расти такими же темпами, как сейчас, это кажется мне вполне возможным. Другое дело, отпустит ли его «Монако». Полагаю, если клуб по итогам этого сезона выйдет в Лигу чемпионов, то ему будет очень трудно лишиться ключевого на сегодня игрока полузащиты.

— Рыболовлев, по словам нынешнего вице-президента «Монако» Олега Петрова, поставил задачу возвращения в ЛЧ. Хоть после ужасного старта сезона сейчас ситуация выровнялась, это кажется вам реалистичным?

— Абсолютно реалистичным. Состав команды силен, плюс в этом году очень странно складывается чемпионат. В нем нет фаворитов, если, разумеется, оставить в стороне Париж. И то «ПСЖ», чего раньше невозможно было представить, проигрывает последней команде лиги — «Дижону».

В остальном же и у «Лиона», и у «Марселя» трудности, «Лилль» не так хорош, как в прошлом году. По сути, сегодня открываются все возможности для того, чтобы эту задачу выполнить. Ничего сверхъестественного в ней нет. Я с 2013 года работаю в чемпионате Франции — и такого турнира просто не припомню.

— Возвращаясь к Головину — создаст ли его успешный в конечном счете переход некий тренд у российских футболистов? Поедут ли вслед за ним?

— Почти не сомневаюсь в этом. Пока мы не видим трансферов, но уже близок к переезду в Европу был Федор Чалов, и рассматриваю это как одно из следствий перехода Головина. Люди сейчас встали всерьез думать — и игроки, и агенты, и зарубежные клубы, — что нужно обратить внимание на российский рынок. Это однозначно положит начало тренду.

— Можно сказать, что этот тренд сейчас находится в стадии беременности?

— Думаю, это правильная формулировка.

— В какой-то момент говорили, что Чаловым интересовался «Монако». Это так?

— Это было уже после моего ухода. Слышал, что да. Но с уверенностью сказать не могу.

— С чем связываете его спад в этом сезоне?

— Могу только поделиться личным опытом, связанным с аналогичными ситуациями. Когда в 2017 году мы выиграли чемпионат Франции, продали многих игроков. Среди прочих, «ПСЖ» хотел купить Фабинью, а «Ливерпуль» и «Арсенал» — Тома Лемара. Но их мы не отпустили, потому что тогда бы распалась вообще вся команда, и все пришлось начинать с нуля.

— А так, почти полностью обновив состав, вы ухитрились занять второе место.

— Сейчас, оглядываясь назад, считаю это каким-то невероятным достижением. Так вот, на протяжении почти всего того серебряного сезона и Фабинью, и Лемар просели, они выступали не на том уровне, что годом ранее. Ощущение того, что других отпустили, а их — нет, хотя прекрасные предложения были, все же взяло верх. При том что речь идет о ребятах с топовой ментальностью. Эту мысль отпустить трудно, тем более что за них нам предлагали правильные, рыночные деньги.

Та же ситуация, возможно, и у Чалова. Тем более что он совсем молод, и у него была мечта играть в АПЛ. К тому же Головин, его друг, подал пример перехода в Европу. Время покажет. Если Федор внутренне силен и профессионален, то восстановится. Сейчас ему надо просто забыть о прошлом. Тот поезд ушел. А с учетом его молодости и таланта — все впереди. Хотя это сложно и может занять время.

— Из-за отсрочки продаж Фабинью и Лемара вы потеряли в деньгах?

— По Фабинью — нет. По Лемару — потеряли. Но история не знает сослагательного наклонения.

18 октября 2018 года. Ля-Тюрби. Вице-президент «Монако» Вадим Васильев (в центре), главный тренер Тьерри Анри (слева), назначенный несколько дней назад вместо Леонарду Жардима, и спортивный директор Майкл Эменало. Фото photo.khl.ru
18 октября 2018 года. Ля-Тюрби. Вице-президент «Монако» Вадим Васильев (в центре), главный тренер Тьерри Анри (слева), назначенный несколько дней назад вместо Леонарду Жардима, и спортивный директор Майкл Эменало. Фото photo.khl.ru

Когда Дзюба подписал контракт с Мендешем, я сразу сказал: это ошибка

— Нобель Арустамян спросил вас, почему летом Артем Дзюба не уехал в Англию. Вы ответили, что, если бы трансфером зенитовца занимались вы, он уже играл бы на островах. Можете расшифровать?

— На меня выходили люди, связанные с Дзюбой, с их стороны был интерес. Со своей стороны я интерес также выразил, но потом мне сказали, что Артем подписал договор с Жорже Мендешем. Я сразу сказал, что это ошибка — не знаю уж, дошла ли эта информация до Дзюбы. При том что для меня Мендеш — лучший агент в мире. Номер один. А также мой друг.

Почему ошибка? Потому что у Жорже, как и у любого человека, в сутках только 24 часа. Плюс нет личного контакта с футболистом. Было очевидно, что он будет заниматься Дзюбой по остаточному принципу. Когда я встретил Мендеша в конце августа здесь, в Монако, на жеребьевке Лиги чемпионов, спросил: «Жорже, что же ты не продал Дзюбу?» Он переспросил: «Кого-кого? А, этого?» Ему даже потребовалось время, чтобы вспомнить, о ком речь!

Чтобы осуществить трансфер, им нужно заниматься целенаправленно. Конечно, может получиться и случайно. Но это маловероятно. А чтобы сделка состоялась, надо ею заниматься, знать человека, верить в то, что это должно произойти. У Мендеша же в это время был Жоау Фелич (он же Феликс. — Прим. И.Р.) и многие другие.

— Чуть больше чем через полгода у Дзюбы — полудомашний чемпионат Европы. Он — капитан сборной, постоянно забивает в ней и в «Зените». Оно ему вообще надо — куда-то ехать? Ведь все это было бы поставлено под огромный риск в случае отъезда в ту же Англию. Тем более что человеку 31 год.

— Только он сам должен это решить. С одной стороны, вы правы — успехи у него отличные. Он лидер российской сборной, который показывает стабильный результат, и на него мы возлагаем большие надежды. Но, с другой стороны, его карьера движется к завершению, и если у Дзюбы действительно есть мечта попробовать себя в той же АПЛ, то он должен сам для себя взвесить все за и против, после чего прийти к окончательному решению. Потому что потом может быть поздно.

— К слову, у вас как у менеджера есть объяснение тому преображению, которое в последние полтора года, даже меньше, произошло со сборной России?

— Есть. Главный тренер. Черчесов. Я несколько раз с ним общался, и очень впечатлен, насколько это сильный психолог. Как он смог переформатировать настрой, энергию, сознание футболистов. С огромным уважением к нему отношусь.

— На Евро-2020 тоже ждете от его команды многого?

— Когда Черчесов увидел, что я общался с Мбаппе, сказал: «Передай ему, что мы хотим обыграть Францию!» (Улыбается.) Знаете, я бы предложил лучше ждать малого, а получить многое. Это очень сложно. Нужно, чтобы все подошли в оптимальной форме, чтобы не было травм ключевых футболистов, чтобы удачно сложилась жеребьевка. Давайте просто дадим возможность Черчесову и ребятам делать свою работу. А мы будем болеть.

Обед с Мбаппе

— Недавно Кильян Мбаппе разместил в Instagram свою фотографию вместе с вами, сделанную в Париже. Для вас это стало сюрпризом? И изменился ли французский суперталант со времен вашей совместной работы?

— Это было неожиданно и приятно. Я сделал фотку для себя, не собираясь ее никуда выставлять, — смотрю, и он делает на свой телефон. Думал, тоже для личного архива, а Кильян ее выложил.

Сейчас во Франции идет полемика, изменился ли Мбаппе. Я только прилетел из Парижа, где участвовал в программе Telefoot на национальном канале TF1, и меня там тоже об этом спрашивали. Для меня — нет, не изменился, при том что знаю его с 16 лет. Иногда просто путают две вещи. Исходя из того, что он амбициозный, хочет все выиграть и побить все рекорды, говорят, что он зазнался.

Последнее — неверно, а первые три качества были у него всегда! Если он не играет — он натурально болеет! Помню, мы играли матч Лиги чемпионов с «Тоттенхэмом» — и, к сожалению, не обратили внимания, что, если бы «Монако» выпустил его на поле, то Мбаппе стал бы самым молодым игроком, когда-либо участвовавшим в матче Лиги чемпионов. И я, и главный тренер выпустили это из вида, хотя мы выиграли, и можно было дать ему три-пять минут. Так парню просто было плохо!

Это отличает больших игроков — таких, как Мбаппе или Криштиану Роналду, которого я хорошо знаю лично. И, несмотря на свой возраст, он каждый день ставит перед собой новые задачи и хочет добиваться большего.

— Вы поддерживаете с ним контакт?

— Да. Он здесь рядом, в Турине, и я иногда бываю на матчах «Ювентуса» и общаюсь с ним. Никогда не забуду, как мне делали серьезную операцию, и Криштиану в знак поддержки прислал мне футболку с автографом. Она у меня хранится. Дорогая реликвия!

А с Мбаппе у нас замечательные отношения. Некоторое время мы не встречались, поскольку после ухода из «Монако» я на некоторое время хотел обособиться, удалиться от футбола, побыть вне него. Но этот период завершился, сейчас мы встретились и прекрасно провели время.

— В Париж летали специально для встречи с ним?

— Нет, хотел пообщаться с разными людьми. Был на матче «ПСЖ» — «Марсель». Естественно, позвонил ему, и Кильян пригласил пообедать.

— Насколько помню, вы сами предпочли бы продать его из «Монако» не в Париж, а в «Реал».

— Совершенно верно. Было два важных фактора. Во-первых, Париж на тот момент был нашим прямым конкурентом, и мне не хотелось его усиливать. Во-вторых, финансовые условия сделки, предложенные Мадридом, для нас были лучше.

— Еще больше 180 миллионов евро?!

— Были бонусы, а также лучшие условия платежа. Но Кильян сказал: «Вадим, интуиция подсказывает мне, что к «Реалу» я еще не готов. Отыграл всего один полноценный сезон в родном чемпионате. Я родом из Парижа и еще не завоевал свою публику. Хочу завоевать болельщиков в родной стране. А «Реал» никуда не уйдет».

Когда мы на этой неделе встречались, сказал ему: «Кильян, я должен тебя поздравить. Ты был абсолютно прав. Когда-то ты перейдешь в «Реал», но «Бернабеу» уже встретит тебя овацией стоя. Тебе не нужно будет никому ничего доказывать».

— Вы говорили, что, по-вашему, Мбаппе перебьет мировой трансферный рекорд Неймара, равняющийся 222 миллионам евро. Будет ли это «Реал», какую ждете сумму, и когда именно эта сделка осуществится?

— Это точно будет самый дорогой трансфер в истории футбола. Думаю, наиболее вероятный покупатель — «Реал». Здесь совпадают интересы клуба и игрока. Клубу нужен игрок уровня Криштиану Роналду, которого пока никто не смог заменить. А Кильян никогда не скрывал, что с детства болел за «сливочных». Когда — более сложный вопрос. В следующем сезоне останется два года до истечения его контракта с «ПСЖ». С точки зрения обычного, нормального клуба — например, «Монако» — это время для трансфера.

Но тут мы, во-первых, имеем дело с таким богатым клубом, как «ПСЖ». А во-вторых, сталкиваемся с ситуацией, когда два топовых игрока, Мбаппе и Неймар, потенциально хотели бы уйти. Париж ни в коем случае не может потерять обоих, и не исключено, что пойдет на риск, оставив Кильяна еще на год. Мы видели, как в случае с Эденом Азаром «Челси» пошел на такой риск, и он, в общем-то, оправдался.

Такой снимок выложил форвард «ПСЖ» Кильян Мбаппе в своем Instagram после ужина с Вадимом Васильевым.
Такой снимок выложил форвард «ПСЖ» Кильян Мбаппе в своем Instagram после ужина с Вадимом Васильевым.

Мама Мбаппе сперва отказалась со мной встречаться. А теперь мы — друзья

— Учитывая, что вы работаете с Мбаппе еще со времен академии «Монако», его можно в какой-то мере назвать вашим личным проектом? Был ли он обречен стать суперзвездой, или все в его жизни могло сложиться и по-другому?

— Моим личным проектом его назвать, конечно же, нельзя. Прежде всего Кильян — проект самого себя и своей замечательной семьи. Его качества были видны всем еще с 13 лет. Горжусь тем, что благодаря моим усилиям Мбаппе остался в «Монако» и подписал свой первый профессиональный контракт (когда в СМИ вышла новость об увольнении Васильева, Мбаппе выставил в Instagram фото с подписания своего первого контракта со словами: «Спасибо за все, президент». — Прим. И.Р.). И тем, что решающий год для этого, когда «Монако» блистал, выиграв титул чемпиона Франции и дойдя до полуфинала Лиги чемпионов (а я помог запустить его карьеру), стал ключевым и для того, чтобы Мбаппе перешел в «ПСЖ» и год спустя стал чемпионом мира.

Пропусти он тот год — не попал бы на ЧМ-2018. Неизвестно, когда Франция выиграет мировое первенство в следующий раз. Ни Роналду, ни Месси чемпионами мира пока не стали. А у Мбаппе в самом начале карьеры этот престижнейший титул уже есть. И в этом моя определенная заслуга.

— Расскажите, как его «душил» тренер в старшей юношеской команде академии «Монако», и вы вовремя вмешались в ситуацию, уже почти ставшую критической.

— Это было в 2015 году. Летом ко мне подошел один из руководителей академии, другой, ее тренер... И стали говорить: «У нас есть очень талантливый игрок. Надо бы продлевать с ним контракт». Отвечаю: «В чем проблема? Условия, которые мы можем предложить талантливым игрокам, более или менее известны». — «Нет, тут все гораздо сложнее».

Пришлось вникать. И оказалось, что у Мбаппе оставался год любительского контракта, и он с семьей были твердо настроены уйти из «Монако». Они даже долго не соглашались со мной встретиться. Потом согласился папа Вильфрид, а мама отказалась.

— Почему?

— Она сказала: «Сын плачет по вечерам. Я не буду встречаться с руководителями клуба, где к нему так относятся». Потихонечку начали выстраивать отношения — сначала с папой, потом с мамой. И в марте 2016-го, всего за три месяца до истечения соглашения, когда он уже стал свободным агентом (игрок получает этот статус с 1 января года, когда заканчивается его контракт. — Прим. И.Р.) и мог уже договориться с кем угодно, мы подписали с ним профессиональный контракт. При том что у него были предложения от всех ведущих клубов Европы, включая «Реал», «Ливерпуль», «ПСЖ». Куда он перешел всего год спустя, но уже на совершенно других условиях.

— Проблема была в том, что не сложились отношения с тренером академии по своему возрасту?

— Да. Кильян — амбициозный и упрямый, и где-то это, видимо, не совсем понравилось тренеру. Все великие спортсмены — с характером, и не каждому по душе, когда человек этот характер проявляет.

— Как разрулили ситуацию?

— Мбаппе сразу перешел на уровень выше, во вторую команду. И буквально через два месяца из нее — в первую. Хотя все действительно висело на волоске.

— А какова судьба того тренера? Остался он в академии?

— История об этом умалчивает (улыбается).

— Сам Кильян после жаловался вам на того специалиста?

— Нет, но у семьи эта история сидит внутри достаточно глубоко, они всегда о ней вспоминают. И прямо говорят: «Мы остались благодаря вам. Были уверены просто на сто процентов, что уходим из клуба». С родителями у нас сохранились близкие отношения.

— Доводится слышать мнение, что противостояние Мбаппе и Жоау Феликса в ближайшее десятилетие станет чем-то подобным соперничеству Месси и Криштиану Роналду. Согласны?

— Согласен с тем, что Жоау Фелич (Васильев называет его именно так. — Прим. И.Р.) — очень талантливый футболист. Но нужно еще подождать, прежде чем можно было бы о таком противостоянии говорить. На мой взгляд, сегодня их нельзя сравнивать.

Месси хочет, чтобы Неймар вернулся в «Барселону»

— Те деньги, которые «Атлетико» за Феликса заплатил, — это нормально? Или можно назвать безумием?

— Только время покажет. Если действительно возникнет то соперничество, о котором вы говорите, то эта сумма покажется просто подарком. В этом и заключается сложность — поймать тот момент, когда нужно не пожалеть заплатить. «Атлетико» работает на трансферном рынке очень хорошо, у него отличный спортивный директор. Надеюсь, клуб все сделал правильно.

— Как вы нашли правильную формулу продажи Мбаппе в «ПСЖ» — первоначальная аренда и последующая обязательная продажа за 180 миллионов евро? Она обсуждается до сих пор.

— Не вдаваясь в подробности, скажу, что это было пожелание «ПСЖ», видимо, обусловленное финансовым фэйр-плей. Парижане столкнулись с ситуацией, при которой они в то же окно купили Неймара. Думаю, вначале они всерьез не планировали приобретение Мбаппе именно в тот момент, но потом приняли это решение. По финансовым соображениям реализовать его оказалось очень сложно. Структура того трансфера была полностью легальной. Она придумана «ПСЖ», мы же тщательно ее проверили и убедились в ее легитимности, в том, что она не противоречит правилам УЕФА.

Сложнее было другое. В Париже знали, что Мбаппе решил перейти именно к ним. Как получить те деньги, которые мы хотим? И тут я должен снова сказать спасибо Кильяну и его семье, непосредственно участвовавшим в трансфере. Имея желание уйти, они тем не менее всегда говорили «ПСЖ»: «Мы хотим, чтобы сделка была честной по отношению к «Монако», потому что мы благодарны этому клубу за все, что он для нас сделал». Это большая редкость в современном мире.

— Неймар — совсем другой. Этим летом он был близок к возвращению в «Барселону». Как вы думаете, это произойдет? И как вообще объяснить все эти метания бразильца — и, как менеджер, вы хотели бы иметь дело с таким непредсказуемым персонажем?

— Лично я — нет. Безусловно, это выдающийся талант, хотя в сегодняшнем мире одного таланта недостаточно. Знаю, что он хочет уйти. Позиция «Барселоны» менее прозрачна. Известно, что Месси хочет, чтобы Неймар вернулся. Клуб же то ли делает реверанс в сторону Лионеля, то ли действительно хочет вернуть бразильца.

— То есть четкого понимания, что произойдет, тут нет?

— Нет. В таких сложных трансферах обычно все становится понятно только в самый последний день, после подписания всех бумаг.

— Как думаете, Неймар — из тех людей, которые спокойно могут перейти не в «Барселону», а в «Реал»? Ему это все равно?

— Думаю, он может перейти и в «Реал».

18 сентября 2018 года. Монако. Президент «Монако» Дмитрий Рыболовлев (слева) и вице-президент Вадим Васильев на трибуне стадиона «Луи II». Фото AFP
18 сентября 2018 года. Монако. Президент «Монако» Дмитрий Рыболовлев (слева) и вице-президент Вадим Васильев на трибуне стадиона «Луи II». Фото AFP

Приглашение из «Челси» спортивного директора Эменало было моей главной ошибкой в «Монако»

— В весеннем интервью новый вице-президент «Монако» Олег Петров говорил, что вы после отставки ни разу не появлялись на стадионе «Луи II». Так же дело обстоит и по сей день?

— Нет. Уже был — на матче с «Брестом», который монегаски выиграли — 4:1. Олег ко мне подходил, и мы с ним пообщались.

— Вы с ним знакомы с давних времен, когда ни он, ни вы не имели отношения к футболу. Что Петров за человек?

— Мы короткое время работали вместе, он был моим заместителем. Очень хороший человек.

— Такая характеристика говорит о том, что вы не держите на него обиду за то, что согласился занять ваше место.

— А кто бы отказался? (Улыбается.)

— Два года спортивным директором «Монако» был пришедший из «Челси» Майкл Эменало, и многие связывают провал прошлогодней летней трансферной кампании именно с ним. Согласны ли вы с такой точкой зрения?

— Похоже, это была моя главная ошибка за время работы в «Монако». Его приглашение — целиком моя инициатива. Думаю, результаты прошлогодней кампании говорят сами за себя.

— Есть люди, считающие вашей ошибкой также первое увольнение Жардима и назначение Тьерри Анри. Было ли то и другое вашей личной инициативой, и как вы сейчас оба эти решения оцениваете?

— Инициативой — да. Мы знали, что брать Анри — это риск. Мой президент был с этим согласен. Но мы также знали, что Тьерри мог принести новую динамику. К сожалению, обстоятельства оказались против него. Половина команды травмирована. Каждый раз состав формировался не из тех, кто должен играть, а из тех, кто может играть. Иной раз игроки брались из второй команды, и по уровню от Лиги чемпионов были очень далеки. С «Атлетико» там играл ряд футболистов, которые до того вообще ни разу не выступали за первую команду! Это была сюрреалистическая картина.

Жардима я очень уважаю. Он остается моим другом, мы близко общаемся. Тем не менее с момента возвращения Леонарду в феврале и до сентябрьского матча нынешнего сезона с «Ниццей», когда Головин выиграл матч для «Монако» и, может быть, даже спас карьеру тренера...

— Даже так?

— Повторяю: может быть. Так вот, за этот период, если посмотреть на процент набранных очков, то он ничем не лучше, чем при Анри. Только тогда полкоманды было травмировано, а в январе «Монако» значительно усилился. Так что придумывать сейчас можно все, что угодно, — но по-прежнему считаю, что с первой отставкой Жардима мы поступили правильно, а Анри был риском, на который мы осознанно пошли.

— Но что произошло с Жардимом в начале прошлого сезона? До того ведь все складывалось прекрасно. Годом ранее — чемпионство и полуфинал ЛЧ. Прямо перед тем — второе место с резко ослабленным составом.

— У всех людей, не только тренеров и игроков, в жизни бывают какие-то спады. Как и у команд. Они бывают долгосрочными или временными. Если посмотреть на статистику, средняя продолжительность тренера в лиге 1 — от года и шести до года и восьми месяцев. И эти цифры отражают реалии. Эта сложнейшая работа поглощает и выматывает тебя.

— Могу представить, как тяжело вам это решение давалось, тем более что столько вместе было достигнуто.

— Да, очень трудно. Но при этом сам Жардим не просил дать ему еще один шанс и еще что-то подобное. Он согласился, что это лучшее решение в данной ситуации.

— Вас поразило, когда его сразу после вашей отставки позвали назад?

— Поражен я не был, поскольку обсуждение было еще при мне. Но неожиданным решение было. При этом дружеские отношения у нас сохранились, в этом году он 1 августа пригласил меня на свое 45-летие, где были только самые близкие к нему люди.

— Для вас стало неожиданностью, что после возвращения Жардима при уже очень усилившемся составе команда едва не вылетела?

— Безусловно. После январского трансферного окна ни у кого не было сомнений, что теперь все будет хорошо. Мне трудно сказать, что дальше произошло внутри, и почему после первых побед, случившихся вслед за возвращением Жардима, все вернулось на круги своя с таким сильным составом.

Возвращение в «Монако»? В одну реку нельзя войти дважды

— Не далее как в декабре 2017-го вы получили премию Globe Soccer как лучший футбольный руководитель года. Но в футболе все меняется очень быстро, и два года спустя вы не работаете в клубе, с которым добились значительных успехов. Это укладывается в вашем сознании?

— Сейчас уже воспринимаю это абсолютно естественно. Я взял полгода на осмысление и на то, чтобы отдохнуть. Теперь чувствую себя совершенно комфортно.

— При том что в момент ухода из «Монако» восприняли это крайне болезненно и очень лично.

— Ну а как может быть иначе, когда за шесть лет моей работы из клуба второго французского дивизиона «Монако» превратился в чемпиона Франции и полуфиналиста Лиги чемпионов? На днях я был на матче «ПСЖ» — «Марсель», и на следующий день на улице Парижа услышал: «Месье Вадим, месье Вадим! Я болельщик «Марселя». Может, вы к нам придете?» Приятно.

— Кстати, как вы относитесь к главному тренеру «Марселя» Андре Виллаш-Боашу, не чужому для России человеку?

— Безусловно, по составу команда сегодня у него не самая сильная. Но это как раз шанс проявить себя. Посмотрим, чего он добьется. Если по итогам сезона они, как хотят, поднимутся на подиум, то это будет в первую очередь заслуга тренера.

— Как вы узнали о своей отставке из «Монако»?

— Лично от Рыболовлева. Но об этом уже много сказано, осталось в прошлом, и мне не хочется к этому возвращаться.

— Даже князь Альбер II выразил сожаление в связи с вашей отставкой. Допускаете, что однажды вернетесь в «Монако» и вновь будете работать с Рыболовлевым?

— В одну и ту же реку нельзя войти дважды.

— Случившееся стало для вас разочарованием в конкретных людях?

— Да. Но называть их не буду.

— В своем первом большом интервью в «Монако» Петров упомянул, что в момент его прихода на контракте было больше 70 игроков. Вам не кажется это перебором?

— Сейчас — из того, что я вижу, — их стало еще больше.

— При вас у «Монако» была четкая концепция: развитие и перепродажа молодых игроков, для чего брался и Жардим, умеющий с ними работать. Сейчас, такое впечатление, концепция резко изменилась: покупаются опытные игроки, которых трудно будет продать за большую цену.

— Со стороны кажется, что так. У «Монако» очень качественная команда, которая, по моему мнению, способна добиться поставленной президентом Рыболовлевым цели — выйти в Лигу чемпионов. Но при этом игроки, которых клуб приобрел, вряд ли могут быть проданы с прибылью. Это относится скорее к футболистам, которые достались «Монако» еще от меня — Головину, Бадиашилю. Возможно, такое отклонение от изначального проекта оправдано, ведь сейчас главная задача — выйти в Лигу чемпионов. Но мне со стороны судить сложно.

— Не может при таком составе, как сегодня, возникнуть проблема с финансовым фэйр-плей?

— Цифр не знаю. Думаю, если «Монако» выйдет в Лигу чемпионов — точно не возникнет. А вот если не выйдет — могут быть вопросы.

— У вас есть понимание, почему нынешний сезон монегаски начали ужасно и лишь потом выправили положение?

— Глядя со стороны — команда была сформирована слишком поздно. Она очень качественная, но создавалась уже по ходу сезона. Сейчас видно, что уровень есть, и команда выходит, что называется, на проектную мощность.

— В «Лестере» очень хорошо играет бельгиец Юри Тилеманс, у которого в «Монако» мало что получалось. Как вы это объясните?

— Да, я много критики выслушал в свой адрес по поводу Тилеманса. Мне кажется, у него изначально не очень сложились отношения с тренером. А он — очень профессиональный игрок, но по складу характера человек, которому нужна любовь. Если он ее не чувствует, то не может выложиться на сто процентов.

— Вы признавали тот факт, что с вами связывались из «Спартака» — не лично Леонид Федун, но люди из его окружения. Можете сказать, кто это был, и почему вы решили эту тему не развивать?

— Это уже прошлое, которое не имеет для меня никакого значения. Я уже принял решение относительно своего будущего, и возвращаться к несостоявшимся вариантам не вижу смысла.

Переходить в средний клуб не хочу. Решил работать на себя

— Можете тогда рассказать о вариантах состоявшихся или планируемых? На контекст вашей фразы на тему Дзюбы и Англии нельзя было не обратить внимания. Собираетесь заняться агентской деятельностью?

— Изначально склонялся к возвращению в клубную работу. Но переходить в средний клуб после «Монако» и тех успехов, которые там были достигнуты, не хотелось. А в топовых клубах изменений в руководстве не было. Не хотелось ждать — и в итоге после долгих раздумий я решил работать на себя и создать свое агентство.

Речь идет о разноплановой работе. Моя сильная сторона — трансферы и переговоры. На сегодня я единственный футбольный руководитель в мире, который провел трансферов на один миллиард евро. Думаю, что мог бы быть полезен клубам, которые хотят как продать, так и купить игрока, а также самим футболистам, желающим сменить клуб. Также, возможно, стану заниматься и прямой агентской работой, представлять интересы некоторых игроков. Уже сейчас есть ряд обращений, и нужно четко расставить приоритеты.

— Пока еще никого из игроков под свое крыло не взяли?

— Изначальный приоритет — не игроки, а трансферы. Так, вчера встречался с агентом очень известного французского игрока, который хочет перейти в другой клуб, но его агент — хотя игрок топовый — не обладает теми связями и контактами, которые есть у меня. И они рассматривают возможность, чтобы я посодействовал.

Для этого необязательно становиться официальным агентом. Вы упоминали Жоау Фелич. Трансфер между «Бенфикой» и «Атлетико» сделал Жорже Мендеш, который не является агентом игрока. Тот же Мендеш помог Желсону Мартиншу, опять-таки не будучи его агентом, перейти в «Монако». Переход Неймара из «Барселоны» в «ПСЖ» организовывал Пини Захави.

— Но в принципе не исключаете, что в какой-то момент вернетесь к клубной деятельности?

— На сегодня этого не хочу. Решил выстраивать свое дело.

— С российскими клубами и игроками также готовы сотрудничать?

— Безусловно. Думаю, что тот тренд, который начал трансфер Головина, приведет к интересу европейских клубов к российским игрокам. Те поймут, что такое возможно, и уже смотрят в этом направлении. Готов помочь как в их трансфере в Европу, так и наоборот — европейских игроков в Россию.

Чемпионат Франции: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры игр

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
52
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир