Тонны историй от нашего футболиста на Тайване: коронавирус, поезд Улан-Батор — Москва, одноклубник-мясник

27 марта 2020, 12:00
Алим Зумакулов (слева). Фото instagram.com
Защитник «Тайнань Сити» Алим Зумакулов рассказал массу интересного о жизни и футболе в Азии.

Досье:
Алим Зумакулов
Страна: Россия
Клуб: «Тайнань Сити» (Тайвань)
Амплуа: центральный защитник
Дата рождения: 05.02.1992
Место рождения: Нальчик
Рост: 186
Вес: 80

Справка

Тайвань — остров в Тихом океане у берегов материковой части Китая, частично признанное государство (официальное название — Китайская Республика).

Площадь: 35 980 км
Население: 23,6 миллиона
Столица: Тайбэй
Крупнейший город: Синьбэй (Новый Тайбэй) — 4 миллиона жителей
Официальный язык: китайский
Зараженных коронавирусом (на 26 марта): 252

В Азии российских футболистов достаточно. Наших много в странах бывшего СССР: в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане... В последнее время активным стал поток в Монголию — в местной премьер-лиге сейчас играет около десяти россиян.

Алим Зумакулов тоже прошел монгольский чемпионат: он играл за три разных клуба с 2017-го по 2019-й год. Но минувшей зимой сменил чемпионат — получил предложение с Тайваня, диковинного для российского футбола острова. Ниже — мотивирующая история настырного футболиста, который стремится к саморазвитию. Конечно же, Зумакулов рассказал и о ситуации с коронавирусом на Тайване.

Как попасть в Монголию

Раньше я вообще не знал о том, что в Монголии есть футбол. Но примерно в 2012 году на меня вышел какой-то странный агент. Сам я из Нальчика, в то время играл за местную команду в чемпионате Кабардино-Балкарии, и этот агент предложил несколько вариантов: Таджикистан, Киргизия, Монголия. Я заинтересовался, сбросил ему видеонарезку своих действий. Он изучил все и предложил заоблачную зарплату в одном из клубов, но с одним условием — что перед подписанием контракта я сам заплачу этому агенту. Я отказался, потому что не поверил ему. Спросил у знакомого таджикского игрока — он ответил, что в его стране тысячу долларов никто не платит. А про футбол в Монголии на тот момент в интернете не было вообще ничего. Просто ноль информации.

Назовем это предысторией моего перехода. Но это важная часть — без этого мутного агента я, может быть, никогда бы не добрался до Монголии.

Прошло несколько лет. Я играл в чемпионате Краснодарского края, о Монголии уже забыл. Но в какой-то момент у меня начались проблемы с финансами, и друг предложил переехать в Санкт-Петербург. Ну я и переехал, устроился продавцом-консультантом в обувной магазин, даже неплохо зарабатывал. Форму я поддерживал в любительской лиге, но это не совсем то, к чему я привык.

В футбол — через типографию

И как-то случайно я наткнулся на интервью о чемпионате Монголии. Напомню — до этого о нем в России я вообще информации не видел. В интервью футболист из Калмыкии рассказывает о том, как отыграл сезон в Монголии. Я решил пробить парня по соцсетям, и оказалось, что у нас с ним есть общий друг. Я написал ему, спросил о деталях, о том, как он туда попал. Калмык ответил, что ему помог знакомый. Он скинул мне контакт человека в Facebook со словами: «Ты напиши ему, только этот человек никакого отношения к футболу не имеет, зато чуть-чуть знает русский».

Оказалось, что этот человек — сотрудник типографической компании «Селенге Пресс», у которой в чемпионате есть одноименный клуб. Я специально зарегистрировался в Facebook, написал ему, он долго не отвечал, но в какой-то момент проявился. Я рассказал, что ищу команду, играю на позиции центрального защитника. Он оживился: «О, у нас как раз сейчас тренер ищет защитника, пришли видео». Я скинул видео, статистику своих игр, а он уже перекинул все это кому надо. Затем со мной связались уже из клуба со словами: «Мы вообще-то работаем с агентами, но для тебя сделаем исключение». Предложили контракт, рассказали о целях на сезон, мы договорились о зарплате. Но когда уже я готовился лететь в Улан-Батор, они вдруг изменили условия, назвали зарплату в два раза меньше. Я сперва отказался, но в итоге мы все-таки нашли компромисс.

Проблемы с визой

Я стал игроком «Селенге Пресс» в начале 2017 года. От Монголии я ничего не ожидал, мне просто хотелось играть. Уровень там невысокий. Высшая лига — примерно то же самое, что последние клубы зоны «Юг» ПФЛ. На Тайване, кстати, уровень заметно выше — почти все футболисты быстрые, резкие, техничные. В Монголии были матчи, где можно было победить, играя в полноги, а на Тайване так не получится.

А в Монголии и отношение к игрокам совсем другое. И дело не только в зарплате. Я в «Селенге Пресс» отыграл только первый круг, хотя контракт был на сезон. Все из-за визы: у меня были с ней проблемы, а клуб отказывался помогать в их решении. Я начал психовать, говорил, что меня оштрафуют из-за просроченной визы, но клуб ничего не хотел слышать. В итоге мы разорвали контракт по обоюдному согласию.

Но они опять схитрили. В контракте было написано, что по окончании сезона клуб купит мне билет на самолет до России. Но мы разорвали контракт посреди сезона, часть денег мне выплатили, но авиабилеты не купили.

Три дня в пустом поезде

Пришлось добираться до России самому. Это сейчас из Улан-Батора в Улан-Удэ можно за 2 тысячи долететь. А тогда таких рейсов не было, только очень дорогие — до тысячи долларов доходило! Естественно, я не мог себе позволить такое. Зато я нашел поезд из Улан-Батора прямо в Москву за 12 тысяч рублей! Ехать — четверо суток. Думал-думал, но решил купить.

Что такое поезд Улан-Батор — Москва? Все вагоны — купейные, потому что на международных рейсах не бывает плацкартных. Но купешки старые, как в Советском Союзе. Да и проводник из тех времен — 80-летний молчаливый мужик. Со мной в купе парень из Сингапура ехал на Байкал — я с ним разговорился, чтобы не так скучно было. Первые сутки прошли нормально, но в Иркутске вышел весь поезд. Весь! Я был шокирован. Ехать оставалось три дня, но за это время я во всем поезде не видел ни одного человека, кроме проводников. А все потому, что по России в купе очень дорогие билеты между городами, плацкартные гораздо дешевле. И три дня я не делал ничего — то спал, то ел, иногда от скуки пресс качал и отжимался. Делать было нечего вообще! У меня еще российская симка была заблокирована из-за минуса на счету, а деньги на телефон мне никак не положить было. На остановках иногда выходил, но там сразу комары съедали. В общем, у многих есть мечта — проехать всю Россию на поезде, а я вообще из Монголии начал. Зато увидел все: и Иркутск, и Новосибирск, и Красноярск, и Екатеринбург. Режим сбился напрочь. Больше не хочу такого путешествия.

Звонок в 4 утра

Из Москвы я уже без приключений добрался до дома. Вернулся в Кропоткин, где снова стал играть за местный «Локомотив».

Так прошел почти год — до апреля 2018-го, когда мне опять позвонили из Монголии. Я даже помню точную дату: 22 апреля я лег спать, а 23-го у нас была игра с «Колосом» из села Белая Глина.

Вообще я нормально сплю, но в этот день почему-то долго не мог заснуть, ворочался. Проснулся посреди ночи, посмотрел время на телефоне — 4 утра — и увидел сообщение в Facebook, а также несколько пропущенных в WhatsApp с неизвестных монгольских номеров. Сообщение было от знакомого японского вратаря, который играл в Монголии: «Друг, перезвони, надо поговорить». Я перезвонил. Он ответил: «Нам срочно нужен центральный защитник. Сегодня закрывается трансферное окно, через пять дней начинается чемпионат. Я посоветовал тренеру тебя, он хочет тебя видеть».

Представьте: время 4 утра, я хочу спать, с утра надо ехать на игру, а я веду переговоры с японцем по поводу трансфера в монгольский клуб. На соседней кровати еще лежит одноклубник — естественно, он проснулся и говорит: «Ложись спать, завтра на игру». Я же не скажу ему, что собираюсь в Монголию лететь!

Я ответил японцу, что подумаю, а он мне: «Нет, надо сейчас дать согласие. После этого мы тебе пришлем все документы, ты их подпишешь и отправишь нам обратно скан с подписью». Я попросил у него полчаса. Подумал-подумал и согласился. Сразу стал смотреть авиабилеты и увидел рейс из Краснодара в Улан-Удэ с пересадкой в Москве. Вылет — в 6 утра, через сутки. Я знал, что мне главное добраться до Улан-Удэ, а там меня уже встретят, или на автобусе доберусь — до Улан-Батора оттуда недалеко. Время я рассчитал: в 6-7 вечера закончится игра в Белой Глине, затем я к 9-10 быстро доберусь до Кропоткина, а оттуда на автобусе часа два до Краснодара. Думал, что все пройдет гладко.

Перепутанный билет

Матч мы выиграли легко. В перерыве я открыл телефон, увидел сообщение о том, что билеты куплены. Я был доволен, но при этом на тот момент еще никому не рассказал, что улетаю. После матча дежурно поздравили друг друга с победой, я поблагодарил тренера, а потом сказал ему: «Васильич, сильно извиняюсь, но мне надо улетать». Он мне матом ответил: «Ты меня подкалываешь? Я тебе не верю. Покажи билеты».

Я достал телефон, параллельно объяснил ему ситуацию и рассказал, что вылет в 6 утра. Он посмотрел в телефон и нахмурился: «Какие 6 утра? Вот же у тебя написано: вылет — в полночь». Я смотрю — действительно, рейс из Краснодара в 12 ночи, до вылета остается 5 часов. А мне надо доехать до Кропоткина, а только потом до Краснодара. Я в гневе перезвонил тому, кто покупал билеты. Он ответил, что неправильно меня понял. Но разбираться уже было бессмысленно — я помчался в Кропоткин, мигом собрал вещи, друг меня отвез на вокзал, посадил на автобус, а в Краснодаре другой друг встретил меня и повез в аэропорт. Еле успел на самолет.

В одной команде с оператором

Это был мой второй монгольский клуб — «Андууд Сити» из Улан-Батора. Мой самый успешный сезон — третье место в лиге. За бронзу всей команде дали чек на 30 миллионов тугриков (примерно 850 тысяч рублей по нынешнему курсу) от титульного спонсора лиги. За первое место там давали 50 миллионов, за второе — 40, а нам 30. Только я так и не понял, как эти деньги распределялись между футболистами. Когда местный суперклуб «Эрчим» в очередной раз стал чемпионом, игрокам копейки достались.

Зарплату в Монголии я в основном получал в тугриках. Хотя одно исключение было: в моем третьем клубе «Хаан Хунсе» был очень хороший президент, он мне позвонил перед первой зарплатой и спросил, в чем ее выдавать — в рублях, в тугриках или в долларах. Вообще легионерам должны платить в долларах, но часто платят в тугриках, потому что лень пойти и поменять деньги. А в «Андууде» зарплату давали в конвертах — заходили в раздевалку и передавали подписанный каждому.

Денег в монгольском футболе немного, так что многие футболисты высшей лиги подрабатывают на стороне. Когда я играл в «Селенге Пресс», несколько человек в команде были офисными сотрудниками фирмы. А в «Андууде» правый полузащитник работал на телевидении, вроде бы оператором. Иногда пропускал вечерние тренировки или опаздывал на них из-за работы. А еще в «Андууде» был мясник. Мы жили в четырехкомнатной квартире: в одной комнате жил я, в другой — тот самый вратарь-японец, в третьей еще один японец, а еще одна большая комната была отдана трем монголам. Как-то я зашел на кухню, а там стоит один из этих монголов в грязной форме. Мне говорят: «Он мясо нам привез». «Откуда?» — спрашиваю. «Так он мясником работает!» — ответили мне.

Человек-яблоко

Игра за рубежом хороша тем, что ты подтягиваешь иностранные языки. Когда я впервые прилетел в Монголию, знал слов десять на английском. Но на второй год со мной в команде играл нигериец, мы с ним вместе общались, ходили в разные места, была регулярная практика. Так я смог подтянуть английский. Дополнительно я не занимаюсь, но уровень неплохой — о политике не поговорю, но бытовые вопросы могу обсудить.

Но, конечно, первое, что я выучил — подсказки на поле. Они уже на автомате у меня на английском. Недавно я приезжал в родной Нальчик, играл за местную команду на зимнем первенстве. Вышел на первую игру, хочу подсказать партнеру — и кричу по-английски. На меня все так посмотрели, ха-ха.

Надо сказать, что в Монголии по-английски говорят плохо. Как-то я разодрал ногу и хотел купить что-то вроде перекиси водорода. Но как это объяснить фармацевту? Думал, Россия рядом, влияние СССР было большим, точно зеленка тут должна быть, ее проще объяснить. Захожу в аптеку, показываю фармацевту фотки, пытаюсь объяснить на пальцах и на английском — не понимает. Я решил прямо из аптеки позвонить знакомому монголу, который знает русский. Спрашиваю у него, как мне купить зеленку. А он: «Друг, у нас не продается зеленка». В итоге с помощью этого парня я купил йод, который не очень-то мне помог, как вода был.

С языками в Монголии много было забавных случаев. И не только с английским. Меня зовут Алим, и монголам произносить имя гораздо легче, чем фамилию — Зумакулов. Поэтому на моей футболке в «Селенге Пресс» было написано имя.

#3

Публикация от Zumakulov Alim ? (@___zuma)

А Алим, как я уже потом узнал, на монгольском означает «яблоко». Перед первым же матчем в Монголии было такое: стоим в подтрибунке, готовимся выходить на газон. И тут я замечаю, что монголы из другой команды таращатся на меня, показывают друг другу на мою спину, улыбаются. Многим монголам мое имя вбилось в память. Я даже пост в Facebook написал, в котором объяснял, что у меня не монгольское имя, а арабское. А мне в комментариях: «Нет, яблоко!», «Ты — яблоко». Я махнул рукой, людей не переубедить.

Бутан? Мьянма? Тайвань!

В прошлом году я уехал из Монголии и перебрался на Тайвань. Как — отдельная история. Ни один мой трансфер не был спланированным, как вы уже поняли, всегда все получалось спонтанно. Я понимал, что после Монголии нужно думать о будущем, поэтому активно искал клуб. Агента у меня нет, так что я делал все сам: просто писал в личные сообщения разных клубов в Facebook, отправлял им видео со своими действиями. Сразу скажу, что это дело неблагодарное: можно написать в сто клубов, из них пять прочтут сообщение, а один ответит.

Пару лет назад один человек предлагал мне уехать в Мьянму на очень хорошие условия, я дал добро, но потом выяснилось, что у меня не то гражданство — там лимит, и нужен был обязательно футболист с азиатским паспортом. Из Бутана тоже выходили на меня, предлагали контракт, но деньги были не очень большими, да и я на тот момент играл в Монголии.

В «Тайнань Сити», мой нынешний клуб, я написал сам еще год-полтора назад. Мне ответили, что клуб не рассматривает легионеров. Спустя некоторое время я снова туда случайно написал. Случайно, потому что я забыл, переписывались ли мы раньше. Мне опять оттуда ответили: «Да, мы вас помним, но у нас закрыто трансферное окно, если что — обязательно перезвоним». Прямо как на собеседованиях ответили.

Перелет длиной в три дня

2019-й я отыграл в Монголии полностью, осенью вернулся в Россию. Уже там мне написал менеджер «Тайнань Сити»: «Здравствуйте, вы к нам обращались, мы вернулись к вашей кандидатуре. Какие у вас планы? Где вы находитесь?» Я ответил, что свободный агент, давайте общаться — и они пропали. Потом опять появились: написали, что президент, тренер и капитан команды изучили мои видео и вроде бы заинтересованы. И добавили: надо приехать до Нового года. А я навел справки, узнал, что чемпионат начнется только в апреле. Допустим, я приеду, подпишу контракт — а что потом делать? Написал все это — и они снова исчезли недели на две.

В декабре наконец-то из «Тайнаня» вышли с конкретным предложением и датами. Условия предложили хорошие. Я решил, что полечу. Но снова возникли трудности с логистикой. Маршрут получился убийственный.

Из Нальчика я выехал на электричке в Минеральные Воды, оттуда на самолете в Домодедово. Там была пересадка перед рейсом в Абу-Даби часов шесть-семь — терпимо. Но в Эмиратах у меня пересадка была уже 15 часов. Это было тяжело, учитывая, что я еще в самолетах очень плохо сплю. На паспортном контроле меня спросили, транзитную визу ставить или нет. Я думал, что выйду и прогуляюсь по городу, не сидеть же в аэропорту. Но оказалось, что до центра города идти достаточно далеко, а на улице жара. Часа три-четыре я погулял — на большее меня не хватило. Гостиницы тоже дорогие — надо было бронировать заранее.

В итоге я развлекался как мог, но выдержал. Затем у меня был девятичасовой перелет из Абу-Даби в Сеул. А потом началось самое интересное — рейс из Сеула на Тайвань вылетал через два часа после посадки, но это был другой авиаперевозчик. Мне надо было выйти из аэропорта, пройти паспортный контроль, забрать багаж, снова пройти регистрацию, снова сдать багаж... А я еще толком не спал двое суток, аэропорт огромный, разобраться тяжело, потому что все на корейском и местами на английском. В общем, по аэропорту я только бегал и примчал к гейту за пять минут до окончания посадки. Был последним, кто сел на борт.

Прилетел, встретился с боссом клуба, сдал базовые нормативы — и подписал контракт. Мне сказали, что команда ищет тактически обученного центрального защитника, который умеет руководить обороной. Я им подошел.

Коронавирус

Знаю, сейчас всех интересует, что творится в Китае. Тайвань — остров, до берега Китая — 150 километров, до Уханя — 900 километров по прямой. Я прилетел на Тайвань в конце декабря, и на тот момент о коронавирусе тут еще мало что знали. Я что-то слышал, но не придавал этим новостям значения — думал, что проблему преувеличивают.

После подписания контракта я остался на Тайване, потому что не хотел снова лететь три дня до Нальчика и три дня обратно. Поэтому я видел, что происходило в стране в последние три месяца. К пандемии на Тайване подготовились основательно. Начали принимать меры, уже когда появились первые случаи заражения. При входе в каждый магазин, ресторан, торговый центр, университет — везде измеряют температуру и везде есть антисептик. Видел такую картину: человек подъезжал к торговому центру, к машине подошли люди с градусниками и измерили водителю температуру прямо в ней. То есть у мест с большим скоплением людей даже припарковаться нельзя с повышенной температурой.

Мы тоже под наблюдением. Тренируемся на стадионе при университете. На проходной университета все время измеряют температуру. Перед тренировкой заходим в раздевалку — у всех измеряют температуру. Тренировка заканчивается, заходим обратно в раздевалку — и снова измеряют температуру. В первый раз я возмутился, ведь знаю, что у спортсменов повышенная температура после тренировок. Думал, что заметут. Но нет, все нормально, люди знают об этом и серьезно подходят к делу.

Маски по талонам

Когда началась паника, все начали скупать маски. Я в один день хотел купить несколько — зашел в пять-шесть супермаркетов и аптек, нигде не было. А потом я узнал, что местным жителям каждые два дня выдают бесплатно по две-три маски на человека. Видел, как в одну из аптек выстроилась очень большая очередь, метров сто, причем все стояли друг от друга на расстоянии полтора-два метра, дисциплинированные люди. Вот там выдавали маски по талонам. И в этом разница: если в России ты можешь хоть сто масок купить за раз, то там нельзя больше трех масок в руки, зато они бесплатно.

Я, кстати, маску так и не купил, но в клубе нас периодически спрашивают, кому они нужны, дефицита нет. Мне дали несколько, но я ими нечасто пользуюсь, потому что редко спускаюсь в метро. Когда сажусь в общественный транспорт, то надеваю маску, конечно. Кстати, месяца два назад процентов 90 людей в Тайбэе носили маски, а сейчас — меньше половины. А за пределами столицы вообще никто не пользуется ими.

Карантин по острову не объявляли, но все, кто приезжал из-за границы, должны были самоизолироваться на 14 дней, как и везде. Рукопожатия у нас не отменялись, так что все как обычно. Но, конечно, людей на улице заметно меньше, чем три месяца назад, а в магазинах на полках с туалетной бумагой и всякими «дошираками» дыры.

Бейсбол популярнее футбола

Чемпионат Тайваня стартует 12 апреля. Никто не собирается его отменять, никто не собирается проводить его без зрителей. Говорят, тут вообще болельщиков на стадионах маловато, максимум тысяча человек. Бейсбол и баскетбол на Тайване популярнее футбола, что для меня сюрприз.

Мой клуб называется «Тайнань Сити», мы из одноименного города, но базируемся и тренируемся в столице — Тайбэе. Многие футболисты живут именно в столице, так что это объяснимо. У нас молодая команда, всего третий год играем в высшей лиге. Поначалу «Тайнань Сити» обходился вообще без легионеров (из-за чего мне первый раз отказали), но в прошлом сезоне укрепили состав сильными тайваньцами, взяли легионера из Чили, заняли четвертое место, хотя до конца боролись за тройку.

С 15 января мы тренируемся, сборы не переносили и не сокращали. Правда, в начале марта мы должны были ехать в Корею на турнир, но отказались от участия — это единственное, как повлиял на нас коронавирус.

Помимо меня и чилийца в команде есть футболисты с Гаити и островов Теркс и Кайкос — это в Центральной Америке. Кстати, этот парень с Теркс и Кайкос пока самый сильный из тех, кого я видел.

Тайбэй — город чистоты

Многим Тайвань кажется чем-то похожим на Китай. На самом деле это не так. Я знаю, что в Китае во многих городах грязно, а тут — очень чисто. На улицах, в метро, в помещениях — везде чисто. В метро, например, большие штрафы. Нельзя ни есть, ни пить, иначе прилетит штраф около 20 тысяч рублей. Булочку укусишь — штраф. Даже бутылку воды лучше спрятать в рюкзак. Второе, что бросилось в глаза — большое количество людей на улицах занимается спортом. Если выйдешь в 5-6 утра в парк, то увидишь там людей в возрасте на пробежке или на разминке.

Главная достопримечательность Тайбэя — наверное, башня «Тайбэй 101», один из самых высоких небоскребов в мире. У него всегда много туристов, там можно и погулять, и по магазинам походить. Еще тут есть Слоновья гора, с которой отличный вид на город. Но подниматься туда нужно очень долго, ступенек огромное количество.

Национальная еда Тайваня — тофу. Все о нем говорят тут. Это фастфуд, который очень неприятно пахнет. Всегда когда прохожу мимо заведений, где делают тофу, я закрываю нос — иначе плохо станет. Я не ел, но все говорят, что надо попробовать. А как это сделать, если запах неприятный?

Землетрясений пока не застал, хотя я знаю, что они тут бывают, и довольно часто. Зато погода отличная. В «+15» все ходят в пуховике, а я в футболке и шортах. Недавно, правда, проводили товарищеский матч в «+30». На разминке уже через две минуты меня можно было выжимать. Через 15 минут после начала матча нападающий команды соперника спросил у меня: «Что, жарко? А ведь это еще зима!»

Будущее

Контракт с «Тайнань Сити» у меня до конца года. Что будет дальше — посмотрим. Российские варианты я вообще не рассматриваю. Там нужны связи, нужны знакомства, чтобы куда-то пробиться. Да и мне лучше играть в Азии, чем в КФК — тут я получаю удовольствие не только от футбола, но и от жизни, от саморазвития. В Нальчике я бы никогда не выучил английский, ездил бы от одного колхоза до другого и все. А на Тайване мне все нравится. Если все будет хорошо, то буду готов остаться тут подольше. В России я всегда успею поиграть, а увидеть жизнь с другой стороны — это очень ценно.

Зарубежные чемпионаты: турнирные таблицы, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 5116
Все опросы
Олимпиады, Евро и ЧМХ в 2020-м не будет. Какие соревнования вы теперь ждете?
Боя Хабиб — Тони
22.6%
Возвращения РПЛ и КХЛ
32.6%
Еврочемпионатов и еврокубков
23.2%
Смотрю чемпионат Белоруссии
21.7%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
1
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир