Станислав Черчесов: "Вокруг сборной много негатива. Победой в Австрии его можно убрать"

1998 год. Станислав ЧЕРЧЕСОВ с 1996 по 2002 год провел в составе австрийского "Тироля" 182 матча. Фото Из архива Станислава Черчесова
1998 год. Станислав ЧЕРЧЕСОВ с 1996 по 2002 год провел в составе австрийского "Тироля" 182 матча. Фото Из архива Станислава Черчесова

EURO-2016. Отборочный турнир. Завтра АВСТРИЯ – РОССИЯ

Накануне матча в Вене обозреватель "СЭ" взял интервью у главного специалиста в России по австрийскому футболу

Жизнь главного тренера "Динамо" уже давно и тесно связана с Австрией. В нашей давней беседе для книги "Спартаковские исповеди" он вспоминал, как приехал туда на переговоры с руководством "Тироля" зимой 1996 года: "Сошел с трапа, вдохнул чистейший тирольский воздух, увидел Альпы, сверкающий под солнцем снег... Тут же и решил: не уеду отсюда, если они подтвердят все то, что говорили на словах. Подтвердили".

С "Тиролем" Черчесов трижды стал чемпионом Австрии, там же закончил школу тренеров и начал карьеру в новой профессии – сначала в "Куффштайне", затем опять же в "Тироле", откуда и уехал в "Спартак" в 2006 году сперва на должность спортивного директора.

Тем не менее связей с альпийской страной не теряет – у него там дом. В канун матча сборных Австрии и России мы побеседовали с Черчесовым и о не чужой для него стране, и о ее футболе, и об обеих сборных – участницах предстоящего матча.

АЛАБЫ КАК ЛИЧНОСТИ АВСТРИИ БУДЕТ НЕ ХВАТАТЬ

начнем разговор со сборной Австрии. В последнее время она играла только на домашнем Euro-2008, где не вышла из группы. Можно ли сказать, что сейчас подросло самое сильное поколение за многие годы?

– Не хочу обидеть этих футболистов, но талантливым это поколение назвать не могу. Это не Прохазка, Шахнер и Польстер. И, допустим, не нынешняя сборная Бельгии. Талант – это Алаба, который не будет играть из-за травмы. А так это мобильная, по-футбольному образованная команда. Последнее время в Австрии уделяют много внимания молодежи, детским академиям и интернатам, в результате чего юношеские сборные находятся на хорошем счету. В этом они взяли пример у швейцарцев.

Безусловным плюсом этого поколения стало то, что лишь один или два ее футболиста выступают в австрийской лиге. Прямо перед разговором с вами я смотрел игру леверкузенского "Байера" с "Майнцем", так в последнем играет Баумгартлингер. Многие игроки – в первой немецкой бундеслиге и других топ-дивизионах. Каждую неделю играть на высоком уровне – это для них подспорье.

– Самедов сказал: "Отсутствие Алабы – проблема для австрийцев, но не такая большая, как многие думают". Он прав?

– Честно говоря, последнее время я игру Австрии без Алабы не видел. Думаю, и сами австрийцы до конца не понимают, что у них будет без него. Баварец – разносторонний футболист, он способен играть на позиции и левого защитника, и центрального полузащитника – на этой позиции он как раз часто выступает за сборную.

Кроме того, есть футболист определенного класса, а есть личность. Так вот, личности Алабы, думаю, австрийцам на поле будет не хватать, и россияне должны этим воспользоваться.

– Сборной России в этом отборочном турнире вообще везет: Швеция без Ибрагимовича, Австрия без Алабы – явных лидеров двух наших главных соперников.

– В какой-то степени да. Другое дело, что этим надо воспользоваться. В Швеции до конца не удалось. В Австрии, думаю, будет полный стадион с хорошей акустикой, который станет яростно болеть за своих. Поэтому надо грамотно подготовиться и сыграть на максимуме. Дарить нам никто ничего не будет. Главное – правильно расставить акценты и сыграть на победу. Она нашей команде необходима.

Игра в Вене очень важна с точки зрения не только таблицы, но и психологии. Последнее время вокруг сборной много негатива, который одной игрой можно убрать.

– Польстер лидером команды наряду с Алабой назвал Юнузовича из "Вердера". Что это за игрок?

– Он здорово выделялся, еще когда только начал совсем молодым играть в Граце. Не случайно этот креативный полузащитник атакующего плана и в "Вердере" играет ведущую роль. Нестандартный футболист, который может решить любой эпизод. Но, повторяю, это не звезда европейского и мирового уровня, а просто хороший футболист, играющий важную роль в системе игры команды.

– Знакомы ли с главным тренером, швейцарцем Марселем Коллером?

– Лично – нет. Но с его приходом команда преобразилась – в плане системности подхода к игре, селекции. И обстановка вокруг сборной стала более комфортной, что ли.

– Кого считаете фаворитом матча и почему?

– В этой игре фаворита нет. Российская сборная сама по себе выше классом. Но Австрия играет дома, выложится максимально – и это уравнивает ситуацию.

КОКОРИН НАХОДИТСЯ В ТОНУСЕ

– Согласны ли с оценками журналистов, что Кокорин сейчас находится в очень хорошей форме и что матч с ЦСКА, в котором он не только забил, но и с капитанской повязкой отпахал на оборону, это подтвердил?

– Есть нюансы, связанные с тем, как именно Фабио Капелло будет его использовать. Так, в Швеции он играл не на острие, а под Дзюбой. Думаю, на позиции, где мы его используем, он чувствует себя капельку комфортнее. Хотя Кокорин – футболист разносторонний. Тем не менее главный тренер сборной в любом случае изучает соперника тщательнее, чем я, он выберет ту тактику, которая необходима, и даст Кокорину ту роль, в которой тот принесет наибольшую пользу.

После травмы, которую Александр получил в матче со сборной Швеции, буквально в последней паре игр вышел на прежний уровень. Получив тогда удар по голове, он несколько дней пропустил, и это не могло не сказаться. Не случайно в последующих матчах я менял форварда в последние 20 минут – чтобы его, что называется, сохранить.

– Капитанская повязка на Кокорина повлияла? Самоотдачи, такое впечатление, у него стало больше.

– И до этого ни разу с его стороны не было равнодушия в игре. Этот футболист играть любит и умеет. Другое дело, что сейчас он находится в том тонусе, который позволяет проводить и определенную черновую работу. Понятно, что и повязка ответственность накладывает. Да, молодежь на то и молодежь, чтобы совершала какие-то ошибки, а мы их поправляли. Но и доверие ей надо оказывать. В 23 года надо стучаться уже во все возможные двери.

– Кто, по-вашему, наилучший кандидат на капитанство в сборной – Василий Березуцкий или вернувшийся в строй Широков?

– Не хотел бы высказываться на эту тему. Капелло – очень опытный тренер, и он примет решение, которое посчитает верным.

– Надолго ли выбыл из строя после матча с ЦСКА первый капитан сборной времен Капелло – Денисов?

– И вчера, и сегодня мы с доктором какие-то вещи обсуждали. Есть вопросы по диагнозу. Ждем, консультируемся и пока не можем точно сказать, сколько времени займет его восстановление. Надеюсь, что травма не будет сложной. А то, что он доиграл встречу против ЦСКА с травмой, еще раз говорит о том, как он и другие футболисты хотели выиграть матч, о духе команды в этот день. Победа – полностью их заслуга! Спрашивал его: "Готов играть?" Он без сомнений ответил: "Да, доиграю".

– Первым капитаном сборной России были вы. Понимали, что входите в историю, когда выводили ее на матч № 1 – товарищескую встречу в Москве с Мексикой летом 92-го?

– Когда готовишься к игре, о таких вещах не задумываешься. Рад, что удача была на нашей стороне и на старом добром стадионе "Локомотив" против очень хорошего соперника мы выиграли – 2:0. Сегодня понимаю, что это история, а тогда просто выполнял свой долг.

– Вас тогда выбрали капитаном или Павел Садырин им назначил?

– Меня вызвал тренерский штаб и доверил повязку.

– Почему в 93-м она перешла к Виктору Онопко?

– Говорил об этом и тренерам, когда они меня назначали. В игре бывают спорные моменты, когда капитан должен быть где-то рядом. К судье подойти, что-то обсудить. И тогда, и сейчас убежден, что от наличия или отсутствия повязки мое место в иерархии команды не изменится. А вот в гуще событий нередко я находиться не смогу. Виктор был достойным капитаном на протяжении очень долгого времени, и я только рад, что передал повязку именно ему.

– Тем не менее многие голкиперы, в том числе и в РФПЛ, носят повязку.

– Не говорю, что это плохо, просто передаю собственные ощущения. От ответственности никогда не уходил.

– Капитан в то время и сейчас – это разные роли?

– В клубах – да. В том "Спартаке", где я играл, все говорили по-русски, а сейчас половина любой команды – иностранцы. Поэтому капитан должен знать языки, понимать различные менталитеты – в общем, быть более коммуникабельным человеком, чем это требовалось раньше. В сборной же разницы, по сути, нет.

ГОРНЫЕ ЛЫЖИ ПОЛЮБИЛ УЖЕ ПОСЛЕ КАРЬЕРЫ ИГРОКА

– С Австрией у вас, можно сказать, вышла любовь с первого взгляда?

– И в Инсбруке, и в других австрийских городах до перехода в "Тироль" тоже бывал – мы играли там мини-футбольные турниры. Поэтому, как туда прилетел, сразу почувствовал себя в своей тарелке и понял, что мне там будет комфортно.

– Ни разу не задавались вопросом: "Зачем я сюда приехал?"

– Нет. Понятно, в спорте бывает разное, в том числе и поражения. Но то, зачем я туда приехал, свершилось: мы трижды становились чемпионами. Поэтому время, проведенное в Инсбруке, сыграло в моей карьере важную роль. Другие язык, культура, менталитет – все это, конечно, расширило кругозор. Наконец, именно там учился тренерскому искусству и возглавил первую в своей жизни команду элитного дивизиона. Так что все только в плюс!

– Почему в нынешнюю паузу на матчи сборных не съездили в Австрию на денек-другой?

– Потому что есть важные организационные вопросы. Скоро зимний перерыв в чемпионате, и его надо четко распланировать. Вы меня застали на базе, был здесь и вчера. У нас четыре выходных, два из которых я с утра до вечера провел в Новогорске. Пока футболисты будут отдыхать, наша задача – безупречно все подготовить. Не люблю спонтанные вещи, люблю системность.

– А вообще часто удается сейчас съездить в Австрию?

– За последние восемь месяцев – один раз. Как обычно, поеду на Новый год, там праздник и справлю.

– Семья большую часть времени проводит в Альпах или в Москве?

– Дочка учится там, в университете. А жена и сын – здесь.

– Прожив месяц во время Euro-2008 в Леоганге, никогда не забуду теплоту, гостеприимство и в хорошем смысле простоту австрийцев – начиная с хозяев отеля, которые, например, сами подвозили нас на железнодорожную станцию. В Австрии весь народ такой радушный?

– Раз так принимали – значит, от вас идет положительная энергетика (смеется). Плохих людей так не встречают. А гостеприимство там и вправду есть. Тироль, горы... Считаю, что это очень хорошая страна, в которой вижу только плюсы. Тем более что Альпы напоминают мне родной Алагир.

– Хорошо ли катаетесь на горных лыжах?

– Будучи игроком, этого не делал, к тому же в контракте был прописан запрет на занятия экстремальными видами спорта. Да и вообще – не нравилось. Потому что не пробовал (улыбается). А попробовал уже после окончания карьеры игрока – и сразу полюбил.

У меня рядом с домом, в одной минуте езды, горнолыжный склон. Но выбраться удается редко. Представьте, когда я работал в Сочи с "Жемчужиной", то восемь месяцев жил на берегу Черного моря и – говорю как на духу – даже палец не окунул. Интересно получается: живем далеко – мечтаем о море. Рядом оказываемся – даже не заходим. То же самое и здесь: вот она, гора! Но иногда времени нет, а чаще – хорошей компании. А чтобы кататься на лыжах, она нужна.

– Вена – город фантастически красивый, со своей душой. У вас там есть любимые места?

– Недавно там, кстати, были с супругой. Действительно красивейший город. Насчет таких уж любимых мест не скажу, но то, что в Европе с Веной мало что может сравниться, – это правда.

– Есть ли у Вены в Австрии оппонент, считающий, что несправедливо обделен званием столицы – вроде Санкт-Петербурга в России?

– Думаю, что Вена в Австрии – особенный город.

В МОЕ ВРЕМЯ ТОП-КЛУБЫ АВСТРИИ ПЛАТИЛИ БОЛЬШЕ СЕРЕДНЯКОВ ГЕРМАНИИ

– Вообще страну можно назвать футбольной? И когда вы были вратарем, и сейчас?

– Говорю как есть. Бывали другие времена, когда лучший футболист Европы Олег Блохин мог играть в Австрии, когда чемпион континента в составе сборной ФРГ Ханси Мюллер играл у нас в Инсбруке, когда в стране выступал чемпион мира аргентинский форвард Марио Кемпес... Да и у самих австрийцев была топ-сборная – Херберт Прохазка, Тони Польстер, Вальтер Шахнер, с которым, кстати, довелось поиграть в "Тироле".

Была реально сильная лига. Тогда финансовые возможности были почти наравне с ведущими лигами Европы. В той же Испании платили побольше, но лишь чуть-чуть. Средние клубы немецкой бундеслиги платили меньше, чем ведущие – австрийской! Это сейчас произошел такой разрыв, но даже в мое время там играли более качественные футболисты, чем сейчас. А в последнее десятилетие австрийская лига и вовсе сдала.

– Последний раз вы как игрок выиграли чемпионат Австрии во главе с Йоахимом Лёвом, для которого тот чемпионский титул стал первым в карьере. Как его-то туда занесло?

– Это у него спрашивать надо (улыбается). За некоторое время до того он работал в "Штутгарте", где выиграл Кубок Германии. У нас тренер ушел в "Гамбург", а на его место пригласили Лёва. У нас была задача третий раз подряд стать чемпионами Австрии, и мы ее выполнили. Рад, что после этого его карьера складывается так успешно.

– С вами как 39-летним футболистом, который младше его всего на три года, он по каким-то вопросам советовался?

– Такого не было, у нас были отношения тренера и игрока. Но в том "Тироле" имелся мощный костяк из шести-семи опытных футболистов, почти каждый из которых сейчас либо главный тренер, либо спортивный директор. Этот костяк и стал серьезным подспорьем Лёву.

– Глядя на историю Лёва, не считаете, что начало тренерской карьеры в Австрии – это хорошая примета?

– Все-таки до "Тироля" у него уже были немецкая бундеслига, "Штутгарт", Кубок Германии. Так что у каждого своя судьба. Я начал там и совершенно об этом не жалею. От начала до конца тренерских курсов разных уровней занимался четыре года. Понятно, что не каждый день, но и практики было много, чтобы тебе давали рекомендации для перехода на следующую ступень. Требования предъявлялись высокие, и надо было напрягаться.

Хотя, конечно, всего тебе ни на одних курсах не объяснят. В каждой команде возникают оперативные вопросы, решить которые тебе поможет интуиция – а она или есть, или нет. Но базовые знания, будь то физиология, биомеханика и многое другое, в Австрии дают серьезные.

– Насколько бурно и впечатляюще праздновались в городе чемпионства "Тироля"?

– Перед первым чемпионством "Тироль" не становился первым много лет (с 1990-го по 2000-й. – Прим. "СЭ"). Поэтому первое празднование впечатлило. Второе – меньше. А третье даже превзошло первое! Потому что третьего титула подряд от нас никто не ожидал: весь сезон клуб, находившийся в предсмертном состоянии, не мог оплачивать наши контракты. Мы все равно играли и, почти ничего не получая, стали чемпионами.

Народ это оценил. Помню подиум на Мария-Тереза-штрассе, на котором выступали артисты, балкон, где нам вручали чемпионскую салатницу. Людей было полным-полно, и мы доставили Тиролю много радости. Она была недолгой, потому что вскоре клуб был объявлен банкротом. Того "Тироля", с которым мы становились чемпионами, больше нет. Его переименовали, но это уже совсем другая история.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...