Пулеметная точка

22 июня 2012 года. Гданьск. Полуостров Вестерплатте засажен деревьями, а в проливе стоят мирные корабли. 1 сентября 1939 года неизвестный немецкий пулеметчик, сидевший на этом же месте, видел перед собой несколько иную картину. Фото Дмитрия ЗЕЛЕНОВА. Фото "СЭ"
22 июня 2012 года. Гданьск. Полуостров Вестерплатте засажен деревьями, а в проливе стоят мирные корабли. 1 сентября 1939 года неизвестный немецкий пулеметчик, сидевший на этом же месте, видел перед собой несколько иную картину. Фото Дмитрия ЗЕЛЕНОВА. Фото "СЭ"

МОЙ EURO

В субботу "СЭ" начал публикацию впечатлений своих сотрудников о чемпионате Европы, сегодня - продолжение. Не сумев "пробиться в полуфинал", спецкор "СЭ" Дмитрий ЗЕЛЕНОВ покидает Польшу, а заодно делится некоторыми записями из своего путевого дневника

"В Польше делать нечего, - напутствовали меня перед отъездом некоторые московские знакомые. – Со скуки там умрешь".

С подобной точкой зрения спорить бесполезно, хотя лично я твердо убежден, что в мире нет неинтересных мест. Каждый уголок планеты по-своему уникален, и где бы вы ни оказались, не упускайте возможность узнать что-то новое. Порой открытия подстерегают даже там, где вы их совсем не ждете.

22 июня, в день четвертьфинального матча между Германией и Грецией, я сел на трамвай и, как обычно, поехал в сторону гданьского стадиона. Надо сказать, местоположение его не слишком удачно – недалеко от портового района, но далеко от центра. Пешком не дойдешь, а общественный транспорт следует по какому-то очень хитрому расписанию. 

 Не знаю, что меня к этому подвигло, но так как времени до игры оставалось достаточно, я решил проехать чуть дальше – посмотреть, что же это за Nowy Port такой (название района). Тем более что, судя по карте, не так далеко от этого места находится полуостров Вестерплатте – тот самый, с обстрела которого началась Вторая мировая война.

Когда трамвай доехал до конечной остановки, внутри помимо меня находились еще три человека – местные старики. Все те, кого можно было принять за туриста, сошли намного раньше.

 Выйдя на пустынной мостовой, я сверился с картой и пошел туда, где по моим расчетам находилось море. Минут через тридцать плутаний по суровым подворотням я оказался на длинной улице, по одну сторону которой стояли какие-то заброшенные складские постройки, а по другую тянулся длинный бетонный забор.

Вообще-то при слове "порт" мое воображение всегда рисовало деревянные причалы, поскрипывающие снастями корабли, приветливые огоньки прибрежных таверн, веселый гомон грузчиков и тому подобную романтическую чушь. Пейзажи места, где я оказался, не давали ни намека на что-либо из вышеперечисленного. Из-за забора торчали мрачные краны, вдали виднелся силуэт гигантского сухогруза, а единственной музыкой был гул моторов и лязг контейнеров. 

В тот самый момент, когда я начал прикидывать, как бы поскорее добраться до цивилизации, вдали показался маяк. Выложенный из темного кирпича, с замысловатым основанием и изящным верхом, он резко диссонировал с окружающей картиной. Казалось, что он, как и все остальные портовые сооружения, стоит за забором. Но чем ближе я к нему подходил, тем приветливее становилась картина. В конце концов я вышел на причал, где стоял большой красивый теплоход, и тут же была выложена тропинка – она вела прямо к маяку.

Освещать путь кораблям он перестал давно. С того самого момента, когда в одном из верхних окошек-бойниц немцы устроили пулеметную точку. Как гласит лаконичная табличка, именно отсюда 1 сентября 1939 года в 4 утра 45 минут раздались первые выстрелы Второй мировой войны. Тот самый полуостров Вестерплатте отделен от маяка узким проливом, и на месте тех зарослей, что видны на фотографии, 73 года назад стояли укрепления. Оборона длилась семь дней, но повреждения, которые обложенные со всех сторон поляки нанесли немецкой огневой точке, можно увидеть и сегодня. Кусок искореженной стены оставили специально – на память будущим поколениям.

Это пулеметное окошко, пожалуй, и есть мое главное нефутбольное впечатление от всей польской поездки.

ПОЕХАЛИ, КАПИТАН! 

За три недели в Польше я убедился в правдивости слогана "футбол объединяет". Действительно объединяет! Не знаю, станет ли это для кого-то откровением, но все болельщики по большому счету одинаковы. Те же радости, те же печали, тот же способ проведения досуга. Вне зависимости от национальности, главное развлечение для среднестатистического фаната – выпить и поголосить. У кого-то лучше получается первое, у кого-то второе, а ирландцы, к примеру, умудряются и много пить, и здорово петь.

Безусловно, у каждого народа есть свои характерные черты, достоинства и недостатки, но общая страсть значительно размывает эти грани. Говоря проще, делает немца похожим на русского и наоборот. Между фанатами отличий куда меньше, чем между обычными туристами, и порой только наличие атрибутики позволяет с ходу определить, кто есть кто.

Если вы думаете, что заигрывать с официантками в ресторанах ("выпей с нами!") могут только наши люди, а европейцы, дескать, со своей политкорректностью и пикнуть не смеют, то вы глубоко заблуждаетесь. Смеют и пикают. Потому что на Euro можно все. Ну, или почти все. Испанцы – те и вовсе всего за несколько дней охмурили чуть ли не всю женскую половину Гданьска. А что – веселые молодые ребята, почему б не провести с такими время?

Но быть одинаковыми во всем болельщики, конечно, не могут. В мелочах различия есть. По какой вот причине польки убегали от своих польских мужиков к испанцам? Как объяснила мне одна из таких "перебежчиц", ее соотечественники слишком агрессивны. На фоне алкоголя это проявляется особенно - если что-то не понравится, готовы бить морды и крушить улицы (ничего не напоминает?). Испанцы же, по ее словам, позитивны всегда – сколько бы пива и зубровки они в себя ни залили.

И это действительно так.

9 июня улетал из Варшавы в Гданьск – на матч Испания – Италия. Несмотря на то что рейс отправлялся почти в полночь, самолет – 737-й боинг - был забит под завязку. Сколько именно он вмещает пассажиров, не знаю – но человек сто влезло точно. В основном поляки и итальянцы. Тех же, кого по внешнему виду можно отнести к болельщикам сборной Испании, было всего четверо – их выдавали красные майки с фамилиями Вилья, Хави, Иньеста и Пике.

Полет длился, как тайм, – около 45 минут. Все это время барселонские ребята были достойны своих кумиров. Они не умолкали ни на секунду, распевая песни во славу команды, польских девушек и даже командира воздушного судна. Рефрен "Vamos capitan!" в первые секунды взлета это нечто. Как и то, что четыре человека сумели создать отличное настроение целой сотне пассажиров. "Поехали, капитан!"

Пока и испанские футболисты едут очень даже непохо.

Гданьск - Варшава - Москва

7
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (7)

grh1

справка, специально для неграмотных, но очень самонадеянных ослов типа Ххаритонянин – мало того, что вольный город Данцинг (считай самостоятельное государство), так еще Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года.

08:12 25 июня 2012

Член КПСС

Не видел наших женщин вешающихся на иностранцев? Все с невестами уежают!

19:07 24 июня 2012

Шахтер чемпион

Член КПСС 24 Июня 2012 | 17:57 По какой вот причине польки убегали от своих польских мужиков к испанцам? А сколько наших русских шлюшек побежит :) Вся женская половина раком встанет! Убеги лучше сам куда-нибудь. Желательно к санитарам, там тебя ждут.

18:44 24 июня 2012

Член КПСС

По какой вот причине польки убегали от своих польских мужиков к испанцам? А сколько наших русских шлюшек побежит :) Вся женская половина раком встанет!

17:57 24 июня 2012

kilimanjaro

Интересно,а кто " прошёл в полуфинал??"кто ни курлы =мурлы по испански и португальски??ну=ну...:-(

17:33 24 июня 2012

Tycoon2

Ххаритонянин, советую вообще-то историю подучить. Гданьск когда-то назывался Данцинг.

16:01 24 июня 2012

Ххаритонянин

чЁ за ересь написана возле фотки с кораблём? Как там 01.09.1939 г. мог оказаться немецкий пулемётчик?

15:10 24 июня 2012