Через тернии к чехам

Так выглядит вроцлавский Олимпийский стадион ранним утром. Фото Петра ТЕРЕЩЕНКОВА, "СЭ Интернет". Фото "СЭ"
Так выглядит вроцлавский Олимпийский стадион ранним утром. Фото Петра ТЕРЕЩЕНКОВА, "СЭ Интернет". Фото "СЭ"
1

EUROЗАМЕТКИ

Спецкор "СЭ Интернет" в Польше продолжает серию публикаций, посвященных событиям, окружающим польскую часть Euro-2012.

Уже четвертый день нахожусь в Польше - впечатлений масса, но из-за высокой плотности происходящих за считанные дни до старта Euro событий описывать неспортивную сторону пребывания с достаточной регулярностью не получается. Хотя мне уже довелось по служебным надобностям отлучаться из места базирования Варшавы и поскитаться по некоторым местным городам и весям вдали от глянцевого Euro-лоска центральной части столицы, где болтающаяся на шее пресс-акредитация является гарантирей максимальной отзывчивости со стороны горожан.

В этой части своих Euroзаметок расскажу о марш-броске Варшава - Вроцлав - Варшава протяженностью в сутки, главная цель которого - побывать на открытой тренировке сборной Чехии. Задача на первый взгляд простая, ведь между городами, которые разделяют 342 километра, налажено прямое железнодорожное сообщение, однако на деле путешествие получилось куда забавнее. Спустя пару дней, печатая этот текст на основе своих путевых заметок в варшавской кафешке, многие моменты вспоминаются с улыбкой. Хотя, когда четверо местных жителей в ответ на мой вопрос: "С какой платформы идет поезд на Вроцлав?", указывали в разные стороны, было, прямо сказать, не по себе.

До отправления оставалось минут 15, время близилось к ночи, а ни на одном табло город, где базируются чехи, упомянут не был. Поняв, что на помощь аборигенов рассчитывать не приходится и придя в итоге к достаточно простому выводу, что Вроцлав не является конечной станцией, методом исключения вырисовались два варианта. Оба поезда отправлялись в 22.30 - и оставалось надеяться только на интуицию. Она не подвела.

Следующей проблемой стал поиск своего места. В польских поездах номера вагонов почему-то не значатся на лицевой стороне, поэтому я сел в первый попавшийся. В нем ехали пассажиры третьего класса, причем в моем случае большую их часть составляла фрикующая молодежь: ирокезы, крашеные волосы и не слишком опрятный внешний вид. А, судя по их внушительному количеству и огромным рюкзакам, можно было сделать вывод, что они отправляются на какой-нибудь музыкальный фестиваль или на какое-то иное сборище примерно схожего характера. Узкий  проход шириной меньше метра - "купе" на шесть сидячих мест отделены пластиковыми перегородками - был полностью заставлен баулами, и пробиться во второй класс, счастливым обладателем места в котором я был, получилось не без труда. А косые взгляды со всех сторон добавляли остроты ощущений.

К счастью, мне довелось повстречать проводника, хотя  в какой-то момент я уже разуверился в том, что они есть в составе в принципе. Нежданный ангел-хранитель в миловидном женском обличии довел меня до места, где мне предполагалось коротать ночной перегон, параллельно разъяснив, что до Вроцлава я действительно доеду, но кресло оказалось занято. Минутные переговоры на польском языке между представителем железнодрожной власти и пассажирами, и купе покидает некая дама, а меня любезно приглашают присесть на покинутое ею место. Так я оказался вместе с пятью типичными представителями рабочего класса, которые со слов проводника уже поняли, что им предстоит соседство с чужеземцем. После короткого знакомства на языке кивков, в ответ на вопрошающие взгляды, я объяснил откуда прибыл, вызвав интерес попутчиков. Один из них под смех и обмен мнениями с товарищами даже начал вспоминать русский язык. "Ты нам давай деньги", - сказал, подмигивая, улыбчивый полиглот, но упражняться в чувстве юмора в ночном поезде, напоминавшем ноев ковчег, не очень хотелось, и к моему удовлетворению ответ: "Русская мафия" все посчитали достаточным для прекращения дискуссии. Польские работяги принялись пить пиво и закусывать извлеченной из тюков домашней снедью, а я уже понимал, что поспать мне вряд ли удастся. Ведь количество пустых банок только росло, поэтому становилось все очевиднее - народной тропе по маршруту купе - туалет зарасти этой ночью вряд ли придется, а мое место располагалось как раз у двери.

Интуиция вновь не изменила: за время почти девятичасового маршрута я вздремнул максимум два раза по часу. Вагон напоминал проходной двор, новые люди заходили - выяснялось, что кто-то из моих соседей едет не по своим билетам - то есть они показывали какие-то бумаги контролеру, но, как я понял, право на место сохранялось ровно до тех пор, пока не появлялся кто-то уже с билетом. Они и появлялись всю ночь: сначала какой-то парень, получавший эсэмэски каждые пятнадцать минут, но почему-то не отключивший звуковое уведомление, потом  пани лет 60 с огромным чемоданом, который не поместился в заполненное купе и был выставлен у входа. Из-за этого дверь была оставлена открытой и при резком изменении скорости движения поезда ее скарб с грохотом падал мне на ногу. От шума все просыпались, пани виновато смотрела на меня, но снова ставила свою поклажу на то же место. До тех пор пока после пятого падения уже ваш корреспондент посмотрел на нее таким испепеляющим взглядом, что чемодан оказался под ее сиденьем, но ей самой уже некуда было деть ноги. Я не просил ее идти на такие жертвы, честное слово. Последние полчаса до Вроцлава я провел на ногах в проходе и покинул поезд без прощальных церемоний.

Стрелки вокзальных часов показывали 6.30 утра, и оставалось решить, чем занять три с половиной часа до открытой тренировки наших первых соперников на Euro. Осмотр достопримечательностей решил ограничить моционом по привокзальной улице. Каждый второй магазин являлся либо лавкой по скупке, либо ломбардом, что вызвало некоторое удивление, пока спустя метров 500 не наткнулся на казино. Но на самом деле это все-таки больше забавная зарисовка - мест, где можно заложить свое имущество полно и в Варшаве. Как бы то ни было, променад в промозглый утренний час положительных эмоций не вызывал, и, решив совместить приятное с полезным, стал искать способ   добраться до Олимпийского стадиона, где 8 июня сборная России проведет игру 1-го тура. С этим все просто: на остановках есть знаки, показывающие, какой вид транспорта ведет к новенькой арене, но на всякий случай потенциальным гостям матча скажу, что от станции Вроцлав Главный удобнее всего добираться трамваями 31 p и 32 р - они следуют прямиком к стадиону, располагающемуся аккурат у окружающей город кольцевой дороги.

Путь занял минут 15, и вот я уже у места будущих баталий главного турнира континента. Конечно, совсем скоро здесь все будет гудеть, словно пчелиный рой, но вокруг пока не оказалось ни души. Буквально в ста метрах от современного спортсооружения находится болото, где тишину нарушают лишь кваканье лягушек да птичьи трели. Благодать. Насладившись вдоволь умиротворяющим пейзажем, который успокоил вытянувшиеся в струнку от ночных мытарств нервы, уже можно было приступать к работе в лагере чешской сборной, которая готовится на стадионе клуба "Шленск". Материалы о той тренировке были оперативно опубликованы и на нашем портале, и в газете, поэтому в завершающей части этих заметок для полноты картины остается рассказать лишь про путь домой.

По сравнению с дорогой во Вроцлав - это была нега. Дневной поезд в понедельник состоял только из шести вагонов, и поскольку я добрался до касс прямо перед отправлением, смог купить билеты только в первый класс. Удобнейшие кресла, любезные сотрудницы, предлагающие чай-кофе, и только один попутчик на весь вагон. Признаться, садясь в поезд, думал, что сразу по горячим следам примусь за описание моих ночных приключений. Но стоило только облокотиться на спинку комфортного сиденья и, о чудо, вытянуть ноги, как сразу предательски заснул.

Петр ТЕРЕЩЕНКОВ
Варшава - Вроцлав - Варшава

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

alex_alex

Почему стадион Олимпийский? Олимпиад в Польше не было и пока не ожидается.

23:42 7 июня 2012