"Через 2 года вернемся во Францию. У нас куча недоделанной работы"

Александр ШПРЫГИН (слева), Алексей ЕРУНОВ (в центре) и Сергей ГОРБАЧЕВ. Фото "СЭ" Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ" Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ"
Александр ШПРЫГИН (слева), Алексей ЕРУНОВ (в центре) и Сергей ГОРБАЧЕВ. Фото "СЭ"

В Россию вернулись осужденные за беспорядки на Euro-2016 фанаты

В ночи в Москву прилетели Сергей Горбачев и Алексей Ерунов – российские фанаты, которые были осуждены французским правосудием после беспорядков в Марселе в день матча (11 июня) Россия – Англия на Euro-2016

Дмитрий СОМОВ

Напомним, директор по работе с болельщиками "Локомотива" Ерунов в июне был осужден на два года, а руководитель фан-клуба "Арсенала" Горбачев – на 18 месяцев. В декабре прошлого года стало известно, что принято решение об их досрочном освобождении. Горбачев мог вернуться домой еще до Нового года, однако остался в тюрьме в знак солидарности с Еруновым до января.

При этом в конце прошлого года в Россию вернулся еще один осужденный российский болельщик, Николай Морозов. Поклонник "Динамо" был приговорен к 12 месяцам лишения свободы, однако также добился сокращения своего срока заключения и освободился раньше.

Все трое вышли по УДО, с депортацией из Франции. Но если к Морозову столько внимания не было и встречали камерно и свои, то в этот раз в Шереметьево съехалась пресса. Камер и журналистов было больше, чем здесь же днем ранее, когда встречали Луиза Адриану. Бразилец молчал, а фанаты говорили – им было что рассказать. Впрочем, Родина приняла не сразу.

"Самолет приземлился, – сказал корреспонденту "СЭ" Сергею ЕГОРОВУ глава Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин. – Ребят выпустили по условно-досрочному освобождению, с выдворением".

Шпрыгин, к слову, продолжает руководить ВОБ, который исключен из состава РФС – организация действует юридически, а судя по жаркой встрече в аэропорту, и фактически.

Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ"
Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ"

– Мы сидели с русскими, – сказал Горбачев, – отношения у сложились хорошие. А про отношения других, кто там сидит, не буду говорить, это уже их проблема.

– Какие в целом условия содержания?

– По десятибалльной системе между двойкой и тройкой.

– А отношение полицейских?

– Все выполняют свою работу.

– Какие планы, как работа?

– Мы хотим к семьям. Алексей хочет увидеть своих детей, я хочу увидеть маму и сестру. Мы очень соскучились. Все бы ничего, но в отличие от коренных сидельцев французских тюрем мы не имели возможности увидеть родственников, близких и друзей. Очень дорого, большой курс между валютами, и чтобы организовать 30-минутную встречу, потребовалось бы не менее 2 тысяч евро.

– Алексей, как вас поддерживали близкие? – спросили Ерунова, который был в шарфе "Локо".

– Все поддерживали, не забывали, довольно часто общались. Но есть свои тонкости.

– От клуба была поддержка?

– Да, хотелось бы сказать большое спасибо – всем, кто поддерживал, не забывал. Хотел бы вернуться на работу, руководство выражает мне доверие.

– Алексей, ты французский язык выучил, скажи? – спросил Шпрыгин.

– Oui, – ответили оба.

Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ"
Сегодня. Так встречают освобожденных из французской тюрьмы российских фанатов. Фото "СЭ"

Горбачев продолжил по-французски, и сам же перевел:

– Я выразил благодарность всем тем, кто помогал нам во время отбывания наказания во французской тюрьме.

Следующий вопрос вызвал оживление.

– Поедете еще во Францию?

– Через два года, – ответил Ерунов. – У нас куча недоделанной работы.

– Почему нет? – спросил Горбачев. – Два года – и вуаля.

– Это лишь политика, доказательств не было, – объяснил случившееся во Франции Ерунов.

– Помимо нас, сидели болельщики других стран, – продолжил Горбачев, – один из них за драку с полицией и русскими, получил 2 месяца, после полутора отправился восвояси.

Далее обсудили геополитику.

– Повлияет ли случившееся с вами на проведение чемпионата мира? Будут ли наложены санкции?

– Никаких санкций, – сказал Ерунов. – У нас будет проведен чемпионат мира, как и Олимпиада – по высшей оценке. Не то, что во Франции. Они не разделяли потоки, не выполняли грамотно свою работу.

– Там, честно говоря, была ж… в городе, – говорит Горбачев о Марселе. – Организована она далеко не русскими болельщиками.

– Как к вам относились в тюрьме? Узнавали вас?

– Поначалу прощупывали, гавкали, а потом российское стремление, терпение и стремление к спорту и победам наработали нам репутацию. В конце те же арабы приходили и спрашивали у нас, как делать упражнения и что делать, если в жизни такие проблемы. Мы оказались в чужом обществе, но не потеряли марку граждан РФ – сильных и независимых.

– У вас там и спортзал был?

– Да, и занятия боксом и дзюдо, – ответил Ерунов. – И борьбой.

– Отсидев столько времени в тюрьме, кем вы себя ощущаете – преступником или героем? – последовал финальный вопрос.

– Гражданином Российской Федерации, – ответил Горбачев.

В руках у него была книга Федора Михайловича Достоевского.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...