Великая югославская "Звезда". Возвращение в Лигу чемпионов 27 лет спустя

29 мая 1991 года. Футболисты "Црвены Звезды" празднуют победу. Фото AFP
29 мая 1991 года. Футболисты "Црвены Звезды" празднуют победу. Фото AFP

"Црвена Звезда", победитель Кубка европейских чемпионов-1991, впервые за неполные три десятка лет вышла в групповой этап главного клубного турнира Старого Света. 

РОЖДЕНИЕ КЛАССИКИ

Красная Звезда взошла над Белградом в марте 1945-го – спустя полгода после освобождения югославской столицы от немецких войск и за два месяца до взятия Красной Армией Берлина. Выросшая из руин королевства Демократическая Федеративная Югославия, как и вся Европа, пыталась прийти в себя и начать новую жизнь, построить новую систему координат после страшных военных лет – и футбол был одной из точек на этом графике. Первый чемпионат Югославии прошел уже в сентябре 1945-го – в знак победного завершения Второй мировой и народного единства в нем приняли участие не футбольные клубы, а сборные шести югославских республик: Сербия, Черногория, Хорватия, Босния и Герцеговина, Македония и Словения, плюс команды автономного края Воеводина и Югославской народной армии (ЮНА). Турнир уложился в одну неделю – начался сразу с четвертьфинальной стадии (в один матч), в финале Сербия с минимальным счетом обыграла ЮНА (1:0).

В октябре того же года у "Црвены Звезды" появился сосед, "Партизан", соперничество с которым стало классикой всего балканского (и не только) футбола, одним из самых зрелищных и непримиримых дерби в мире. Расхождения были, в первую очередь, идеологические – "Партизан" позиционировался как армейский клуб (отсюда дружба с ЦСКА, тогда как "Звездаши" поддерживают тесные отношения со "Спартаком"), его стадион долгое время носил имя ЮНА. Поскольку армия имела важное значение для правящего режима, а болельщики "красно-белых" всегда были по другую сторону баррикад, в оппозиции, ни о какой взаимной приязни не могло быть и речи.

По удивительному стечению обстоятельств в 1955-м именно "Партизан" стал первой командой из Югославии, которая приняла участие в только что образованном турнире – Кубке европейских чемпионов. Почему удивительному? "Черно-белые" закончили домашний чемпионат-1954/55 на пятом месте, победителем стал "Хайдук" из Сплита, но местная Федерация футбола отправила чемпиона на традиционный Кубок Митропы, который очень скоро потерял привлекательность и популярность, а биться за новый трофей, как обладатель Кубка страны, обыгравший в финале "Црвену Звезду" (4:1), поехал "Партизан".

И не просто поехал: белградцам выпала честь сыграть в дебютном матче турнира – первой игре 1/8 финала против "Спортинга". Выстояв на выезде (3:3), "Партизан" дома разгромил португальцев (5:2) – героем стал забивший шесть мячей в двух матчах Милош Милутинович, старший брат знаменитого тренера Боры Милутиновича, который известен тем, что на пяти чемпионатах мира руководил пятью разными сборными. В четвертьфинале югославы едва не сотворили сенсацию: уступив будущему чемпиону "Реалу" в Мадриде 0:4, в Белграде они разделали испанцев под орех – 3:0, дубль Милутиновича, ставшего лучшим бомбардиром турнира, и отчаянный финальный штурм, который закончился ничем.

ТРАГЕДИЯ "МЮ"

Точнее, закончился он тем, что "Црвена Звезда" с удвоенной энергией начала предпринимать попытки переплюнуть достижение ближайшего конкурента. Ее дебют в Кубке европейских чемпионов состоялся через два года: в отборочном раунде был деклассирован люксембургский "Стад Дюделанж" (14:1 по сумме двух матчей), а в 1/8 финала – с огромным трудом пройден шведский "Норчеппинг". В гостях "Звездаши" отыграли два мяча перед самым финальным свистком (2:2), а дома на последних минутах вырвали победу (2:1). Как минимум, еврокубковый результат "Партизана" был повторен. Теперь хотелось замахнуться на большее.

То четвертьфинальное противостояние с "МЮ", к сожалению, вошло в историю футбола не благодаря напряженной борьбе – волевая победа англичан в Манчестере (2:1) и триллер в Белграде, когда "Црвена Звезда" за 12 минут во втором тайме перемахнула с 0:3 на 3:3, и еще полчаса, несмотря на февраль за окном, поле было похоже на раскаленную сковороду. Нет, о тех событиях вспоминают, в первую очередь, в связи со страшной трагедией, которая произошла с английским клубом. На обратном пути из Белграда в Манчестер самолет с "Малышами Басби" на борту остановился для дозаправки в Мюнхене, предпринял две неудачные попытки взлета и на третьей потерпел крушение. В результате катастрофы погибли 23 человека – среди них восемь футболистов "МЮ".

ПЕРВЫЙ ФИНАЛ

Несмотря на все старания "Звездашей", "Партизан" вскоре вновь утер им нос, да еще как. В 1966 году "черно-белые" стали первой восточноевропейской командой, добравшейся до финала Кубка европейских чемпионов – на 55-й минуте игры против "Реала" на брюссельском "Эйзеле" открыли счет, но вскоре пропустили дважды и отыграться уже не смогли. После этого успеха югославские клубы в Европе на некоторое время отошли на второй план – первый еврокубковый финал "Црвены Звезды" случился только в 1979-м.

Продравшись тогда через серию сложнейших матчей на вылет в очередном розыгрыше Кубка УЕФА, белградцы встретились с менхенгладбахской "Боруссией" во главе с невероятным Алланом Симонсеном.

Почему невероятный?

Ему не было и двадцати, когда он попал в компанию к Берти Фогтсу, Юппу Хайнкесу и другим сверхталантливым игрокам, из которых Хеннес Вайсвайлер, главный тренер "Гладбаха", собирался строить команду, не лишенную амбиций. Первое время датчанину было очень непросто – он вспоминал, как тренер специально просил Берти Фогтса как можно жестче играть против него на тренировках, "чтобы скорее повзрослел".

Уроки Фогтса помогли ему. В 1975-м "Боруссия" катком проехалась по "Твенте" в финале Кубка УЕФА (5:1 в двух матчах, дубль Симонсена и хет-трик Хайнкеса), взяла золото бундеслиги, где датчанин забил 18 мячей, в 1977-м повторила чемпионский опыт и добралась до решающего матча Кубка чемпионов, в котором уступила "Ливерпулю" (1:3). Несмотря на поражение, заслуги Симонсена были оценены очень высоко – в том же году он стал первым (и пока что единственным) датским футболистом, получившим "Золотой мяч".

Симонсен был удивительным человеком – например, "Золотой мяч" он подарил своему первому клубу, датскому "Вайле", а одним из пунктов его первого контракта с "Боруссией" была просьба заменить часть денежного вознаграждения на возможность иметь не четыре недели каникул, как у всех его одноклубников, а восемь – чтобы проводить все рождественские и прочие праздники с семьей. Наконец, датчанин – обладатель теперь уже вечного рекорда, который никому и никогда не превзойти: он единственный футболист, забивавший в финалах трех крупнейших клубных турниров Европы: Кубка чемпионов, Кубка УЕФА и Кубка Кубков.

Ему же выпало стать главным героем в финале против "Црвены Звезды" – после 1:1 в столице Югославии Симонсен точно исполнил пенальти в ответной игре и принес победу немецкому клубу. Поражение имело определенный терапевтический эффект – до рождения лучшей "Црвены Звезды" в истории оставалось около 10 лет.

КРАСНАЯ ЛЕГЕНДА

В начале сезона-1978/79 в столичную команду пришел новый спортивный директор, Драган Джаич – легенда белградского клуба, один из сильнейших югославских футболистов, который привел свою сборную к серебру на Евро-1968 и в том же году занял третье место в голосовании за "Золотой мяч", уступив лишь Джорджу Бесту и Бобби Чарльтону. После этого Франц Беккенбауэр сказал: "Мне есть, о чем потолковать с журналистами France Football. По-моему, то, что Джаич не получил главный приз – позор и провал", а великий Пеле однажды, после встречи с Джаичем на поле, не смог сдержать эмоций: "Это настоящий балканский волшебник, просто чудо. Мне так жаль, что он не бразилец – я никогда прежде не видел настолько прирожденного футболиста". За 13 лет в белградской команде и несколько сезонов в "Бастии", на Корсике, Волшебник, игравший на левом краю атаки, настрелял почти полторы сотни мячей. После завершения карьеры он сразу же вернулся в родной клуб в новом статусе, и во второй половине 80-х "Звездаши" начали пожинать плоды его трудов.

В 1987 году молодежная сборная Югославии поставила на уши весь футбольный свет, неожиданно победив на чемпионате мира в Чили. За талантливыми игроками началась настоящая охота, и Джаич вернулся с богатым уловом – в Белград из загребского "Динамо" переехал лучший игрок того чемпионата, 18-летний Роберт Просинечки. Еще несколько точечных усилений, ряд успешных выпусков клубной академии – и "Црвена Звезда" преобразилась, хотя для настоящего прорыва не хватало одного-двух штрихов.

Югославский чемпионат-1988/89 впервые за 23 года выиграла "Войводина", и через год Джаичу удалось переманить в "Црвену Звезду" основных творцов той победы – главного тренера Любко Петровича и 21-летнего защитника Синишу Михайловича. Примечательно, что Михайлович мог оказаться в Белграде и раньше, однако не произвел впечатления на представителей "Звездашей", которые в 1986 году отправились смотреть на парня. Зато впечатление произвело его яркое выступление в обороне новоявленного чемпиона, подкрепленное четырьмя голами. Петрович же несколько лет работал с молодежными сборными Югославии, поэтому был лично знаком со всеми талантами белградского клуба. С ними кворум был собран – можно было отправляться за мечтой.

ПОХОД ЗА МЕЧТОЙ МИМО "СПАРТАКА"

Видение поля Просинечки, штрафные Михайловича, передачи Деяна Савичевича, акробатические удары Дарко Панчева – те "Звездаши", освоившись, сразу принялись наводить шорох в розыгрыше Кубка европейских чемпионов-1990/91. Начали с "Грассхоппера" Оттмара Хитцфельда (5:2 по сумме двух встреч), не заметили "Рейнджерс" Грэма Сунесса (4:1), вывели из себя фанатов дрезденского "Динамо", которые прорвались на поле, за что немцам засчитали техническое поражение (6:0), и в полуфинале только волею жребия не выпали на московский "Спартак", получив в соперники "Баварию" Юппа Хайнкеса. Шесть чемпионов мира на поле не помогли мюнхенцам – автогол Аугенталера за мгновения до конца ответного матча вывел югославскую команду в финал Кубка чемпионов.

Футбол, в который играли белградцы, через двадцать лет будет практиковать Юрген Клопп в своей "Боруссии". Сумасшедший контрпрессинг, максимально высокая встреча соперника после потери и при розыгрыше мяча – "Црвена Звезда" никогда не запиралась на своей половине, кто бы ни находился на другой.

Лишь раз она отступила от этой философии – в финале против "Марселя", 29 мая 1991 года, в итальянском Бари.

"САМЫЙ СКУЧНЫЙ ФИНАЛ В ИСТОРИИ"

Михайлович вспоминал потом: "Французы были "Галактикос" нашего времени, а у нас в составе сплошь молодежь по 21-22 года. В открытом бою нас разнесли бы в щепки. Тренер сказал, что у марсельцев отлично получается ловить соперника на контратаках и использовать свободные пространства. "Что же нам тогда делать?", – спросил я у него. "Как только мяч оказывается у вас, сразу же возвращайте его обратно!", – ответил он. Думаю, это был один из самых скучных финалов в истории".

Стеван Стоянович, вратарь и капитан "Звездашей", поддержал тренера, когда тот объяснял команде план на игру: "Такой шанс выпадает раз в жизни, и я лучше закроюсь в защите и добьюсь победы, чем побегу вперед и проиграю. Все привыкли, что мы постоянно атакуем, но сегодня мы их удивим".

"Марсель" во главе с Жан-Пьером Папеном, Абеди Пеле и Крисом Уоддлом действительно был удивлен. 120 минут на табло горели нули, а когда пришло время бить одиннадцатиметровые, вратарь Стоянович взял первый же удар французской команды – от Мануэля Амороса. После этого марсельцы не промахивались, но какой от этого толк, если все пять югославских попыток пришлись в цель? Когда Панчев забил решающий пенальти, над Бари, как и над Белградом за 46 лет до этого, взошла Красная звезда.

РАЗВАЛ ЮГОСЛАВИИ – ПАДЕНИЕ "ЗВЕЗДЫ"

Взошла, чтобы быстро и больно упасть. Гражданской войне на Балканах удалось сделать то, с чем не справились ни "Марсель", ни "Бавария" – положить "Црвену Звезду" на лопатки, а заодно разбить страну на осколки. Горше всего то, что та звездная команда сама по себе была Югославией в миниатюре: в ней играли и побеждали друг за друга сербы (Стоянович, Югович, Марович, Бинич, Момчилович, Чула, Лукич), хорваты (Просинечки, Юрич), черногорцы (Савичевич, Радинович, Сабанаджович), македонцы (Панчев, Найдоский), боснийцы (Бешич, Тошич), словенцы (Симеунович).

Был среди них и румын с сербскими корнями, Миодраг Белодедич, футболист с удивительной судьбой: с детства мечтавший играть за "Звездашей", он выиграл Кубок чемпионов со "Стяуа" в 1986-м, а через несколько лет сбежал в Югославию и подписал контракт с белградцами, хотя режим Чаушеску запрещал румынским игрокам выступать за рубежом. За это Белодедич был лишен гражданства, заочно осужден на 10 лет, но в 1989-м, после свержения и смерти Чаушеску, приговор отменили. Футболист говорил: "Если бы не война, мы бы продолжили побеждать, потому что состав у нас был фантастический. К сожалению, мы никогда не узнаем, как далеко нам удалось бы зайти".

Первые смертельные выстрелы в Югославии начали раздаваться весной 1991 года. Через неделю после победы "Црвены Звезды" над "Баварией" произошло вооруженное столкновение в Борово Село, ставшее одним из катализаторов начала войны. Через месяц после решающего пенальти Панчева в Бари о своей независимости объявили Хорватия и Словения, за ними последовала Македония. "Звездаши", как и страна, разваливались на глазах: Просинечки уехал в "Реал", Югович – в "Сампдорию", Михайлович – в "Рому", Савичевич – в "Милан", Панчев – в "Интер", Белодедич – в "Валенсию", Стоянович – в "Антверпен". Обескровленные белградцы и без них, впрочем, смогли взять Межконтинентальный кубок, разгромив чилийский "Коло-Коло" (3:0), но после этого замолчали почти на тридцать лет.

На днях молчание было прервано, и свет давно погасшей великой югославской "Звезды" добрался до Земли: "красно-белые" вышли в Лигу чемпионов. Впервые с 1991 года.

Все о Лиге чемпионов - здесь

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...