"Амстердам АренА":
зрителей согревает российский газ

На главном стадионе Голландии "Амстердам Арене" проходят не только знаковые спортивные события, но и масса других мерояприятий. Фото AFP На главном стадионе Голландии "Амстердам Арене" проходят не только знаковые спортивные события, но и масса других мерояприятий. Фото AFP
На главном стадионе Голландии "Амстердам Арене" проходят не только знаковые спортивные события, но и масса других мерояприятий. Фото AFP

Россия строит стадионы к ЧМ-2018. Отличный пример, которым нам стоит воспользоваться, – главная арена Нидерландов, возведенная еще в 1996 году.

Игорь РАБИНЕР

Там Давид Трезеге в овертайме забил золотой гол Euro-2000, а Бранислав Иванович в добавленное время принес "Челси" победу над "Бенфикой" в финале Лиги Европы-2013. Там пели Лучано Паваротти и Майкл Джексон, "Роллинг Стоунз" и Мадонна, U2 и "Бон Джови". Там состоялась свадьба кронпринца, а ныне короля Нидерландов Виллема-Александра с его аргентинской возлюбленной Максимой и панихида по популярному голландскому музыканту Эндрю Хазесу. Там проводятся модный танцевальный фестиваль Sensation и презентации новых автомобилей, за 20 минут закрывается и открывается крыша, а за неделю через все это фантастическое разнообразие в далеко не самой густонаселенной стране мира проходят 365 тысяч (!) человек.

Этот чудо-стадион был построен в далеком уже 1996-м, но в России такого по сей день и близко нет. "Амстердам АренА" – самостоятельное предприятие, которое никем не дотируется, а зарабатывает деньги само и всегда находится в солидном плюсе. Судьба первого в Европе мультифункционального стадиона должна стать путеводной звездой для наших новых арен, которые строятся к ЧМ-2018, – чтобы после турнира они стали не "белыми слонами", как принято называть неиспользуемые огромные комплексы в тех же Португалии, ЮАР и, скорее всего, Бразилии, а успешными и прибыльными проектами.

* * *

Менеджер консалтингового отдела амстердамской арены Джем Бимстербер, консультирующий множество стадионов по всему миру, на лекции, которую он прочитал студентам факультета "Менеджмент в игровых видах спорта" московской бизнес-школы RMA, рассказал:

– В 2011-2013 годах к нам в панике обращались губернаторы ряда бразильских регионов и спрашивали: мол, нас заставляют строить стадионы исключительно по политическим резонам, но что с ними делать дальше? Вся проблема в том, что раньше, когда время еще было, они об этом не задумывались, а переполошились в последний момент, так что изменить что-либо было уже невозможно. Многие стадионы строились без маркетинговых исследований и тщательных обоснований, а потом в Манаусе или Бразилиа, где нет команд высокого уровня, схватились за голову.

С теми же сложностями до этого столкнулись и в ЮАР. И, скорее всего, то же самое будет и в России, да еще помноженное на экономический кризис, который вызвал значительное удорожание строительства, – сделал вывод менеджер, знающий наши реалии (он сотрудничает с "Зенитом" и "Динамо"). – У каждого города одна задача – успеть к сроку, Москва будет требовать: "Давай-давай"! А о дальнейшем использовании арен вспомнят, только когда все закончится.

Прозвучало убедительно – ведь до того г-н Бимстербер подробно рассказал, как в Амстердаме 90-х образовалось, как модно нынче говорить в России, частно-государственное партнерство, где все было продумано до мелочей. И за солидную по тем временам, но не умопомрачительную сумму, соответствующую сегодняшним 190 миллионам евро, появилось на свет чудо, которое уже шесть лет спустя, в 2002-м, стало прибыльным.

На эксплуатацию арены уходит по 3 миллиона евро в год, но денег, которые она зарабатывает, с лихвой хватает на то, чтобы строить, к примеру, дополнительные лифты и эскалаторы – а один из спонсоров РФС и сборной России, китайская компания Huawei, недавно оплатила установку гигантской системы wifi со скоростью 10 гигабайт в секунду. Это означает, что половина зрителей на стадионе может одновременно без проблем смотреть видео. А в ближайшие недели, если не дни, будет запущено мобильное приложение, по которому прямо на место, где сидит болельщик, можно будет заказывать в службе кейтеринга еду и пиво!

Пространство для установки всего этого оборудования изыскать было непросто – ведь строилась арена в 90-е, когда и мобильные телефоны-то только появились, и интернет находился в зачаточном состоянии, а о смартфонах и беспроводной сети никто еще и не мечтал. Поэтому сигнал 4G на первых порах на "Амстердам АренА" ловился с трудом. Но захотели – и нашли выход из положения!

А газовый обогрев трибун в холодное время года – во многом результат сотрудничества с нашей страной. "На нашей арене много газа из России, – сообщил менеджер амстердамского стадиона. – И вообще мы друзья с "Зенитом", партнеры – но, подчеркиваю, именно с клубом. Влияние "Зенита" на строительство очень лимитировано, там все держит в руках компания "Трансстрой". А в клубе сидят и наблюдают, лишь пытаясь, в том числе и с нашей помощью, как-то повлиять на ход работ.

* * *

Еще в начале 90-х в этом окраинном районе Амстердама было чистое поле. А потом мэрия города, у которой 40 процентов акций стадиона, а также клуб "Аякс", несколько мощных компаний вроде Coca-Cola и Philips, ряд частных инвесторов решили скинуться. Новый стадион стал частью развития района.

Когда арена строится совсем уж за городом, велик риск, что она будет пустовать в неигровые дни. Поэтому был выбран компромиссный вариант – городская окраина, которая нуждалась в освоении: рядом прежде находились неблагополучные пригороды, заселенные иммигрантами из Африки.

Администрация Амстердама, владеющая землей, еще до ввода арены построила не просто метро и железнодорожную станцию, а вокзал, откуда поезда разъезжаются в разных направлениях. Рядом появились кинотеатры и рестораны, 350 магазинов, банковские офисы – словом, было сделано все, чтобы там забурлила жизнь. Кстати, в итоге за счет всей этой общественной и бизнес-активности низкие поначалу цены на землю в районе резко пошли вверх, и город за счет аренды смог вложенные средства быстро отбить. А "Амстердам Арена" окончательно придала новому району шарм и популярность. Туда рвутся в свободное время, а не приезжают только на матч, опасливо оглядываясь по сторонам.

"Это идеальный пример стратегического подхода к строительству, – сказал Бимстербер. – Был проведен комплексный анализ рынка. "Аякс" – один из акционеров стадиона – предоставил инвесторам информацию, сколько денег болельщики готовы тратить на билеты, когда будут возвращены средства, затраченные на 65 корпоративных лож. Другие акционеры занимались иными направлениями. На основе этого маркетингового анализа и был разработан бизнес-план, а также программа требований к архитектору-разработчику. Чаще всего бывает иначе: мол, через четыре года у нас – чемпионат мира и Европы, власть находит кусок земли и говорит: давайте строить. Стратегического мышления в таком подходе нет. А оно должно быть".

"Аякс", кстати, невзирая на пакет акций, платит стадиону аренду за матчи. В то же время вся выручка за продажу билетов (стадион в дни матчей вмещает 51 600 зрителей) идет клубу, и такое положение дел как одну, так и другую сторону устраивает. В дни концертов вместимость увеличивается до 68 тысяч.

Вначале на "Амстердам АренА" были большие проблемы с травой. Нет, не с той, о которой самые испорченные из вас подумали применительно к городу, о котором мы говорим, – а с качеством газона. Приходилось пять раз в год менять покрытие и тратить на это большие деньги. Но руководство стадиона обратилось в компанию, выращивающую... розы. И она помогла создать специальные системы освещения и вентиляции. В их основе – ультрафиолетовые лампы, которые сейчас используются на многих стадионах мира, тогда как в 90-е о них еще никто не знал. Главное там – не только сам свет, но и углы освещения травы.

Бед с газоном на "Амстердам АренА" давно уже нет. За восемь часов 800 рабочих скатывают ее в рулоны перед концертами, а за три дня до очередного матча стелят обратно.

Крыша, задуманная и спроектированная с учетом концертов и неважнецкого голландского климата (многие зрители располагаются в партере, и оказаться под холодным дождем для них – удовольствие ниже среднего), закрывается и открывается за двадцать минут. Как только становится понятно, что погода портится, дается команда – и полный комфорт и зрителям на концертах, и футболистам во время игры обеспечен. А у болельщиков он есть и так: вспомните газовый обогрев из России...

Огромное значение придается вопросам безопасности. По всему стадиону установлены 160 камер слежения, а в своего рода "центре управления полетами" – столько же мониторов. Во время матчей в этом центре работают главы всех служб арены, а также представители прокуратуры и полиции. Там же на экранах – прилегающие к стадиону дороги со всеми пробками.

На новых стадионах в Европе подобные офисы расположены в неприметных и не самых удобных местах, но поскольку "Амстердам АренА" была построена в 90-е и стала первой в своем роде, под центр управления отдали одну из корпоративных лож – прямо посередине.

* * *

Амстердамцы участвовали во всех стадиях (включая допроектные) строительства двух бразильских стадионов – в Салвадоре и Натале. В обоих городах по-настоящему большого клубного футбола нет, и в результате все было выстроено так, чтобы после мирового первенства вместимость можно было сократить с 45 до 20 тысяч зрителей за счет снятия кресел со второго яруса. Средняя посещаемость этих арен сегодня составляет 7 тысяч зрителей, но на фоне 13 тысяч свободных мест это выглядит отнюдь не так чудовищно, как если бы пустовали 38 тысяч кресел. К тому же голландцы в сотрудничестве с городскими властями, зная ситуацию, заранее договорились с компанией Microsoft о том, что ряд подтрибунных помещений в Салвадоре и Натале будет использован под офисы для стартапов в области программного обеспечения. То есть стадионы используются еще и для поддержки малого бизнеса.

А вот во многих других бразильских городах власти опомнились лишь к тому моменту, когда ни сократить вместимость после ЧМ-2014 было нельзя, ни найти какие-то другие решения, чтобы минимизировать потери.

– У нас в Саранске, боюсь, будет то же самое, – сказал я Бимстерберу. – Там не нужен 45-тысячник.

– Мы в курсе этой проблемы и даже, находясь в контакте с Оргкомитетом ЧМ-2018, общались с представителями Саранска, – неожиданно проявил знание дела собеседник. – Правда, к каким-то договоренностям не пришли. Но поняли, что губернатор региона там – созидатель. На наш взгляд, для России приемлемый путь – располагать на стадионах офисы, в том числе государственных организаций, местных властей. Свободные помещения должны использоваться с толком!

При этом требуется креативный подход, учитывающий особенности той или иной страны. Так, свадьбы на стадионах в России тоже иногда проводят, но это скорее экзотика. А вот в Катаре – наоборот, и грех этим не воспользоваться! Главное – анализировать, как использовать столь большое пространство эффективнее всего. И не зацикливаться на одном только футболе.

– А насколько эффективно, по-вашему, реконструировать старые арены, а не строить новые?

– Иногда это возможно. Так, мы сотрудничаем с "ВТБ-Ареной", и пришли к выводу, что технически на "Динамо" возможно сохранить одну старую, историческую, стену, встроив совершенно новую "начинку". Зачастую на нас выходят городские власти или клубы, желающие из сентиментальных соображений сохранить какие-то части старых арен. Мы проводим исследования, составляем технико-экономическое обоснование – после чего клиент обычно приходит к выводу, что легче построить новый стадион.

От дальнейшего обсуждения темы Саранска наш собеседник дипломатично ушел, но хочется все-таки понять – всерьез ли там вознамерились строить 45-тысячник без возможности сократить вместимость после ЧМ-2018? Если Калининграду и Екатеринбургу ФИФА позволила строить (или реконструировать) 35-тысячники, то на просьбу российской стороны сделать то же самое в отношении еще двух арен, как известно, был дан отказ. И теперь единственный способ, чтобы саранский стадион не стал "белым слоном" – сборно-разборные конструкции. Но пока внятного ответа на этот вопрос не прозвучало, хотя совершенно очевидно: заполняться даже наполовину стадион в столице Мордовии не будет.

Важную мысль, которую следует осознать многим в России, в конце лекции на "Амстердам АренА" высказал ее директор Зандер ван Стипхаут:

– Проектировать нужно под перспективы, а адаптировать – под конкретное мероприятие, а не наоборот, как это чаще всего бывает. И в Волгограде, и в Ростове должны понимать, что чемпионат мира сам по себе не является драйвером развития! Нужно сразу – изначально – продумывать все то, что в дальнейшем будет поддерживать интерес к стадиону. Как бы мы ни любили футбол как таковой, один из главнейших пунктов нашей стратегии таков – стадион должен быть максимально близок к тому, что происходит за его пределами. То есть к обычным людям, которые далеко не обязательно без ума от игры.

Научимся ли этому и мы?

Амстердам – Москва

"СЭ" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за помощь в организации командировки нашего обозревателя в Голландию.

Материалы других СМИ
Загрузка...