Мартин Палермо:
"Нет ничего лучше, чем матч с "Ривер Плейт"

Воскресенье. Буэнос-Айрес. "Бока Хуниорс" - "Ривер Плейт" - 2:0. Мартин ПАЛЕРМО празднует второй гол в ворота "Ривера". Фото REUTERS
Воскресенье. Буэнос-Айрес. "Бока Хуниорс" - "Ривер Плейт" - 2:0. Мартин ПАЛЕРМО празднует второй гол в ворота "Ривера". Фото REUTERS

Нападающий "Бока Хуниорс", объявивший о завершении карьеры после окончания сезона, в минувшее воскресенье в последний раз сыграл против главного соперника его клуба. В интервью газете Clarin Мартин Палермо заново переживает свое прощальное класико – забитый гол, волнение, счастье победы и горечь расставания.

- На скамейке запасных я впервые почувствовал, что действительно заканчиваю с футболом (Палермо заменили незадолго до окончания встречи. – Прим. "СЭ"). Сидя там, я осознал, что больше никогда не выйду на поле в класико. Фанаты пели, игра продолжалась, а я думал, как все хорошо сложилось… И вдруг понял, что это мои последние матчи, что мне почти ничего не осталось. Из-за всех этих мыслей у меня даже слезы навернулись. Я сел в стороне от всех, чтобы взять себя в руки, а Пабло Моуче заметил это и сказал: "Волнуешься".

- Слишком много переживаний для одного дня?

- Ну да. Все эпизоды слились для меня в одну картину. Куча-мала игроков, празднующих мой гол. Объятия с Хулио Фалькони, болельщики, мой брат Габриэль, ждавший меня на поле после игры. Ридуан (сын Палермо. – Прим. "СЭ") и руководство клуба в раздевалке... Брат смотрел матч, стоя за электромобилем между скамейками команд. Когда игра закончилась, мы подошли друг к другу, обнялись, и он сказал мне: "Спасибо за все".

- Вы обняли Фалькони после забитого гола. У вас потом еще был какой-то разговор в раздевалке?

- Да. Когда матч закончился, весь путь в подтрибунном тоннеле я прошел один. Шел и ни о чем не думал, словно опустошенный. Медленно поднялся по лестнице, и первым, кто меня встретил, был Хулио. Он поблагодарил меня за мой жест, за эти объятия после гола.

- Вы почувствовали, как он растрогался? А ведь Фалькони человек сдержанный.

- Похоже, он такого не ожидал. Но я не старался к нему подольститься,  это был искренний порыв. Хотелось поблагодарить его за поддержку. Для меня это не редкость, мне доводилось обнимать  Карлоса Бьянки, Альфио Басиле, Диего Марадону, Абела Алвеса... Знаете, я никогда не считал, что меня  должны ставить в состав только потому, что я Палермо. Каждому тренеру я доказывал свое право играть единственным способом – трудом на тренировках.

- А что вам сказал ваш сын?

- Он расчувствовался, я тоже - очень волнующий момент получился. Во время матча было такое напряжение - болельщики, шум... А там, в раздевалке, я расслабился и успокоился. Потом пришли вице-президент "Боки" Хуан Карлос Креспи, президент Амеаль, все руководство и все мои товарищи по команде.

- Вам понравилось, как отметили ваш гол?

- Было очень приятно видеть, что все хотят разделить со мной радость в этот момент. Только Луччетти (вратаря "Боки". - Прим. "СЭ") не хватало (смеется).

- Вы не думали о том, чтобы все-таки продолжить играть?

- Нет, хотя многие просили меня об этом. Хватит.

- Если вы так эмоционально все переживаете, вам будет не хватать класико.

- Не будет. Все уже в прошлом. Я ушел, как хотел, и расставание получилось таким, каким оно и должно быть. Мне ничего больше не нужно от класико, я сделал все, что мог.

- Когда вы станете тренером "Боки", что скажете своим игрокам перед матчем с "Ривером"?

- Скажу им, что это лучшее, что только может быть. Каждая игра с "Ривером" - событие, так пусть они играют от всего сердца.

Подготовила Татьяна ПОНОМАРЕНКО

Материалы других СМИ