«Стоит подумать о выводе Загитовой из сборной». Роднина предлагает исправить ошибку

10 сентября 2020, 14:25

Статья опубликована в газете под заголовком: «Ирина Роднина: «Стоит подумать о выводе Загитовой из сборной»»

№ 8279, от 11.09.2020

Алина Загитова.
Олимпийская чемпионка Ирина Роднина, как всегда, не стесняется острых заявлений.

На прошлой неделе Ирина Константиновна снова выиграла выборы. Правда, не депутатов Госдумы, а президента Федерации фигурного катания Московской области. Не обошлось без жарких обсуждений — в том числе финансовых возможностей и роли родителей в тренировочном процессе. В Подмосковье теперь, например, создадут родительские комитеты с совещательными функциями. После единогласной победы трехкратная олимпийская чемпионка согласилась поговорить с корреспондентом «СЭ» — и рассказала о толерантности в фигурном катании, несбывшемся желании провести этап Кубка России и жестко высказалась о событиях вокруг Алины Загитовой.

Дмитров был готов провести Кубок России, но не получилось

— После переизбрания обычно принято спрашивать о программе на будущее. Какие проблемы надо решить?

— Проблемы у нас есть. Много ребят на юниорском уровне, в танцах, одиночники, но на взрослом уровне они не задерживаются — уходят в Москву или вообще уезжают в другие страны. Получается работа в никуда, хочется это остановить. Все-таки Московская область — это первый регион в России по условиям, у нас 64 катка. И будет больше, сейчас Плющенко строит еще один, например. Многое удалось упорядочить, еще несколько лет назад у нас были соревнования, куда дети без медицинского допуска приезжали, даже Устав так зарегистрировали, что было потеряно две страницы.

— Национальная федерация помогает с ресурсами?

— Ресурсами не помогают, но контакт у нас хороший. Помочь, наверное, хорошо бы, но у них есть генеральный спонсор, на что и как федерация тратит деньги, руководство скоро отчитается на конференции. Наверное, там есть свои важные статьи расходов, сборная очень много в них занимает.

— Я слышал историю, что Московская область хотела провести этап Кубка России. Это правда?

— У нас было предложение провести этап Кубка, Дмитров был готов. Администрация городского округа даже нашла нужные средства, часть расходов брала на себя всероссийская федерация, часть — местные организаторы. Найти деньги было непросто, возможности Дмитрова несравнимы с Красноярском, который также мог провести этап.

— Почему в итоге не получилось?

— Соревнования высокого уровня, ожидалось большое представительство участников, их собирался показывать Первый канал. У него высокие требования к телекартинке, и дворец в Дмитрове не подошел. Какие конкретно проблемы — я не знаю, канал озвучил их ФФКР, а не нам. На мой взгляд, там хорошие условия. Хорошо, что федерация наконец посмотрела дворец, какая база, гостиницу прямо напротив арены. Может быть, вскоре какие-то соревнования там все-таки удастся провести.

Загитову стоит вывести из состава сборной

— Одной из главных интриг Кубка был вопрос — примет ли в нем участие Алина Загитова. Но она снялась с контрольных прокатов в связи с занятостью в «Ледниковом периоде», при этом о завершении карьеры не объявляет. Чего она ждет?

— Вопрос к самой Алине и к федерации. И частично — к тренеру, если она еще с ней работает. Загитова — совершеннолетний взрослый человек. Ее полное право, как любого гражданина, сниматься в любых передачах. Она уже спортсмен-профессионал и этим зарабатывает. Да, девушка сделала свой выбор в пользу шоу. Это такой коммерческий подход — ведь на прокаты придут несколько сотен человек, и начнутся пересуды о ее форме, а на Первом канале она будет каждую неделю светиться, при этом получать гонорар. Но сказать честно — была бы она поумнее, сказала бы, что снимается в связи с учебой.

— Означает ли это завершение карьеры?

— Не факт. У нас были случаи, когда люди отсутствовали по два сезона. Липницкая, Сотникова, тот же Плющенко. Загитова далеко не уникальная. Любой спортсмен сборной России имеет индивидуальный график, на него влияет здоровье и множество факторов, в том числе шоу.

— Может, тогда ей не стоит числиться в сборной?

— Здесь соглашусь. Раз так обстоит ситуация, стоит подумать о выводе Загитовой из сборной России. Пусть берет академический отпуск, например. Но здесь вопрос не к Алине, у нее свой понятный интерес, вопрос к работодателю, федерации и в какой-то мере тренерскому штабу. Если была сделана ошибка по включению Загитовой в сборную, наверное, приходит время ее исправлять.

— В принципе вы чего ждете от сезона? Интрига будет на уровне — кто выживет без травм?

— Для всех этот сезон однозначно непростой. Сейчас как раз будет проверяться профессиональное мастерство тренеров и хореографов — как подготовить спортсмена в сложных условиях. Мне кажется, технический уровень первой пятерки в каждом виде сейчас относительно равный. И все большую роль играют программы и творчество, насколько постановка зрелищна. Фигурное катание — телевизионный вид спорта, хотя камера тех, у кого есть природная скорость, не показывает, а слабых подтягивает.

Не вижу в работе российских хореографов что-то особенное

— У вас есть любимые программы по итогам последних сезонов?

— Мне нравятся все программы Ханю, канадцы, французы и итальянцы в танцах очень интересны. И отдельные программы китайских пар.

— И ни одной русской фамилии?

— Я насмотрелась наших программ на музыку из «Кармен» и «Щелкунчика» за свою спортивную деятельность. Если вы берете такую музыку, вы должны поставить нечто невообразимое. Зато классику балета очень легко брать — не надо рассказывать историю «Дон Кихота», она всем известна. Балетная музыка написана под ноги, этим она и удобна. Куда сложнее брать симфонические произведения.

— Российские хореографы однообразно работают? У нас же «Хрустальный» получает хорошие компоненты, а значит, и постановки Даниила Глейхенгауза.

— Компоненты не отражают качество творчества. Что касается россиян, не увидела у них чего-то такого особенного. Это мой взгляд. Я всегда боюсь, когда музыка влияет на спортсмена, и в ней уже заложен образ. Считаю, фигурист должен давать нам свою интерпретацию. Еще один фактор — омоложение спорта, особенного женского одиночного катания. Ждать от 14-15-летних девочек яркой индивидуальности сложно. Я помню, как мне в 17 лет рассказывали — посмотрите на Белоусову и Протопопова. Но они были на 10 лет нас старше, они столько пережили, что могли показывать пережитое. Есть профессиональная работа хореографа, который должен сделать постановку. Если он ее делает хорошо — тогда вопросы к фигуристу. Но когда я вижу, что он отскакал свои прыжки отдельно от программы...

— Россия — это все-таки про прыжки, а не хореографию.

— Были и другие времена. Просто последнее время в женском одиночном катании мы начали обращать много внимания именно на прыжки. Да, умеем мы это делать. Потому что надо конкурировать в условиях, когда против наших спортсменов есть предвзятость судей. Мы в лидерах, а к лидеру всегда в 10 раз больше внимания. Кто лидер — ученики Тутберидзе, Москвиной, Мишина или кого-то из-за рубежа — не так важно.

Сейчас и в прыжках все нормировано, я уже знаю, когда что будет. В наше время в произвольной программе было больше свободы. А когда я вижу замечательные прыжки Загитовой, да и вообще большинства россиянок, а затем детско-юниорское катание в комбинации шагов — я чувствую дисбаланс. Да, она пунктуально все делает, что было поставлено. Но не летит в этом скольжении так, как в прыжке. Я видела величайших катальщиков — Крэнстон, Вуд, Браунинг, Бойтано. У них все вписывалось в программу. А здесь я вижу, как правила диктуют чисто математический подход к элементам, Давайте сделаем восемь твиззлов, четыре чоктау, десять перетяжек. Мне это не нравится. И ведь многие элементы занимают не четыре секунды, как прыжок, а стандартизированными получаются отрезки в 10-15 секунд!

Но большинство людей в этом не разбираются. Поэтому есть мнение людей, которые через это прошли, еще одно мнение у судей, которые это считают, и третье — у публики. Что абсолютно нормально. Но надо, как сейчас модно говорить, толерантно относиться к мнению друг друга.

— Вы — за толерантность?

— Да, разнообразие делает вид спорта уникальным. А мы смотрим на докруты. Может, фигуристка и докрутила, а мне ее положение в воздухе не нравится? Неправильное положение свободной ноги, торчат коленки. И костюм имеет значение. Я не понимаю, как на ребенка, у которого тончайшие конечности как у членистоногого, можно надевать не соответствующий его телу костюм. Он должен подчеркивать особенности программы. Если говорить о композициях — у нас огромный фонд советской музыки. Почему бы его не использовать? Я не понимаю решение ISU о разрешении кататься под голосовое сопровождение. Конечно, если внутренних ресурсов показать образ нет, голос тебе поможет.

— А как же то самое разнообразие?

— Можно сделать как в танцах. Есть оригинальная программа, в которой присутствует обязательная часть, а дальше на тот же ритм мы подбираем музыку.

— Вы сказали о сложности с показом индивидуальности у юниорок, но в этом сезоне у нас форсируют переходы к взрослым, в частности в случае с Камилой Валиевой. В 14 лет же еще сложнее, чем в 16.

— Подождите, но ей разрешили участвовать со взрослыми только в прокатах! Давайте котлеты отдельно, мухи отдельно. У нас очень часто раньше юниоры присоединялись к взрослым прокатам. Почему нет?

— Но почему тогда только она?

— Вопрос опять же к федерации. Есть руководство, Александр Горшков, Александр Коган, есть тренерский совет — мы вот в своей федерации тоже его только что избирали. Я тут не вижу ничего подпольного. Прокаты — это не соревнования. Но я не понимаю, почему на чемпионат России допускаются спортсмены, особенно девочки, про которых мы заранее знаем — они не смогут участвовать на чемпионате Европы и мира. Это неправильно. Зачем сравнивать то, что не сравнимо? Есть написанные правила ISU, по ним и надо проводить национальные первенства. А если свой соус готовить, блюдо меняет вкус.

Тутберидзе много раз показывала свой профессионализм

— Раз тренерское мастерство будет решающим, нет ли преимущества у подопечных Тутберидзе над теми, кто ушел к Плющенко? Стабильность все-таки.

— Любое изменение влечет последствия, однозначно. Но кому-то на пользу такая экстремальная встряска, а кому-то во вред. О преимуществе говорить нельзя. Я видела, как работает Тутберидзе, только во время официальных разминок. Не то чтобы от меня что-то скрывают, просто не знаю, как все происходит изнутри в каждодневном режиме. Но она много раз показывала свой профессионализм, а перед последним чемпионатом мира показала мощнейшую работу тренерской бригады с Загитовой. Видно, как грамотно ее вели к турниру.

— С учетом того, что за два месяца до чемпионата у нее был один из худших прокатов в жизни.

— Именно. По себе знаю — после успешной Олимпиады результаты не могут не западать. Тот случай показал, какие уроки штаб умеет извлекать из ошибок. Жук говорил: «Только дурак дважды делает одну и ту же ошибку». В спорте дважды ошибаться в одном — непозволительная роскошь.

— Вы верите в тренерский талант Плющенко?

— Любому таланту нужно время. Большому спортсмену сложнее стать тренером, потому что и внимание к нему сразу максимальное. Да, опыт помогает, но это разные профессии. Нужно время для становления. Тренерская работа — это не только про обучение тройным прыжкам, а колоссальная психологическая, педагогическая подготовка. И иногда даже и результаты могут быть отличными, а внутри не все ладно, как показывает опыт. Всем тренерам и спортсменам я желаю справиться с психологической нагрузкой, которая будет в этом сезоне.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
94
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир