Американец требует отмены «Гран-при России» из-за болельщиков. Прав ли он?

Болельщики на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Болельщики на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Болельщики на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Алексей Мишин (слева). Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Болельщица на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Филип Херш считает, что в Москве не соблюдают рекомендации ISU по борьбе с коронавирусом.

Известный американский журналист Филип Херш планирует обратиться в Международный союз конькобежцев (ISU) из-за несоблюдения рекомендаций по борьбе с распространением COVID-19 на этапе «Гран-при России». По мнению Херша, в Москве много нарушений требований медицинской безопасности на период пандемии игнорирование социальной дистанции, масочного режима и дезинфекции помещений. Кроме того, Филип недоумевает: как можно допускать на соревнования зрителей при ужасающей статистике по заболеваемости?

Болельщики на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Болельщики на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«Россия играет в русскую рулетку, разрешая обниматься и целоваться»

«Россия играет в русскую рулетку, допуская зрителей на трибуны на Rostelecom Cup. По последним данным, Россия идет на пятом месте по количеству заболевших коронавирусом, вчера было зарегистрировано 23 000 новых случаев заражения и 463 смертельных исхода. Россия пренебрегает рекомендациями ISU, разрешая тренерам и спортсменам обниматься и целоваться в зоне kiss-and-cry, все это без масок и соблюдения дистанции. Конечно, я обращусь по этому поводу в ISU. Однако получить от них своевременный ответ практически невозможно», — написал Херш в Twitter.

В правилах проведения соревнований под эгидой ISU на время распространения коронавируса действительно есть строгие рекомендации. В частности, в них говорится, что нужно постоянно быть в маске за пределами льда, а также по возможности сохранять социальную дистанцию. Эти правила распространяются не только на зрителей, но и на официальных лиц, в том числе на спортсменов и тренеров. По идее, за нарушение рекомендаций ISU могут последовать предупреждения, штрафы или даже аннулирование результатов соревнований. Пока что прецедентов не было, на других соревнованиях Международный союз конькобежцев был удовлетворен предпринимаемыми мерами по борьбе с пандемией.

Алексей Мишин (слева). Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Алексей Мишин (слева). Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Рекомендации ISU не обязательны. Регулирующий орган — это Роспотребнадзор

Херш — это уважаемый и опытный журналист, который освещает фигурное катание и другие олимпийские виды уже больше 30 лет. Он работал на 19 Олимпиадах и лично знаком со многими представителями ISU. Поэтому его мнение считается авторитетным. Но в плане нарушения регламента ISU Херш не совсем прав. Здесь важна формулировка: «строгие рекомендации» (highly recommended. — Прим. «СЭ») не приравниваются к требованиям. ISU подчеркивает, что итоговое решение по формату и медицинскому регламенту принимают организаторы, основываясь на предписания местных противоэпидемических служб. В случае с Россией контролирующий орган — это Роспотребнадзор.

Оргкомитет московского этапа «Гран-при» проводит соревнования при строгом соблюдении требований Роспотребнадзора. Но дело в том, что они отличаются от предписаний ISU. Согласно им, на соревнованиях должна быть «чистая зона», в которую можно попасть только после тестирования на коронавирус. И в чистой зоне в случае профессиональной необходимости можно находиться без маски либо же пренебречь социальной дистанцией.

К примеру, официально разрешено находиться без маски во время игры главным тренерам хоккейных и футбольных команд в КХЛ и РПЛ соответственно. По тренерам фигурного катания особого распоряжения не было, но стоит отметить, что маски специалисты и спортсмены снимают только в зоне kiss-and-cry — для телекартинки. В разминочной зоне, у бортика, в фойе арены подавляющее большинство спортсменов и тренеров — в масках. По возможности соблюдается и социальная дистанция между представителями разных школ. А вот требовать дистанцироваться от тех, кто постоянно контактирует друг с другом на домашнем катке, просто бессмысленно. Об этом говорят и сами участники.

— В kiss-and-cry я доверяю тренеру, поэтому могу находиться без маски, — сказал на пресс-конференции Петр Гуменник.

Его поддержал Морис Квителашвили.

— Нас всех тщательно обследовали перед тем, как допустить на Гран-при. Так что все безопасно, — отметил грузинский ученик Этери Тутберидзе.

Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Болельщицы на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Стюарды следят за масочным режимом и проводят термометрию

Дмитрий Алиев в микст-зоне был резок.

«Тренер меня обнимал? Мы работаем давно, он знает меня как сына, знает, через что я прошел и как мне было непросто. Обниматься и целоваться нельзя, оказывается? Ну что мне теперь, девушку не целовать свою, что ли? Я бы прямо сейчас ее поцеловал», — сказал он в ответ на обвинения Херша.

«Я считаю, ничего такого в этом нет — пожать руку тем, кто, по сути, твоя семья. Это эмоции, как без них? Не вижу ничего плохого, это обыденно. Мнение американца — без комментариев, но я так считаю», — добавил Алиев.

Надо признать, что в сравнении с этапами Кубка России требования по противодействию коронавирусу на «Гран-при» контролируются жестче. Связано это как с общей ситуацией по заболеваемости в России, так и со спецификой международных соревнований. В ФФККР отмечали перед стартом турнира, что ознакомились с рекомендациями ISU и примут их к сведению.

В отличие от этапов Кубка, которые проходили в Москве, на «Гран-при» жестко регулируется шахматная рассадка — соседние места запечатаны. Любая попытка приспустить маску практически сразу же пресекается стюардами, которые по мере физической возможности следят за трибунами. На входе в арену несколько раз проводят термометрию — на стадион не допускают никого с температурой выше 37 градусов.

— Закрывать ничего не нужно, мы исполняем все требования Роспотребназдора, — сказал в беседе с «СЭ» один из стюардов. — К тому же болезнь уже нам известная, сейчас ситуация не такая неопределенная, как была весной. Страха нет.

Конечно же, в «Мегаспорте» можно при большом желании найти болельщиков без масок или придираться к общению фигуристов и тренеров в чистой зоне, но меры, которые предприняли организаторы как раз органичны и продуманы.

Болельщица на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Болельщица на трибунах. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

ISU вряд ли отреагирует на письмо Херша — у них и так много проблем

Херш ставит в пример российскому этапу «Гран-при» американский. В США соревнования проходили без зрителей, а местные старты там и вовсе проводили в онлайн-формате. Только такие меры выглядят избыточными и губительны для спорта. Проведение крупных турниров — затратное мероприятие, и продажа билетов, пусть в ограниченном количестве, хотя бы как-то компенсировала эти издержки.

Инициативы Херша могут привести фигурное катание в глубокий кризис. Без зрителей, например, бессмысленны показательные выступления, которых многие зрители ждут даже больше, чем официальные прокаты.

На момент публикации данного материала на запрос «СЭ» в ISU не ответили. Из-за разности в часовых поясах не удалось связаться и с Филипом Хершем. Тем не менее, на условиях анонимности один из представителей ISU выразил недоумение претензиям Херша. По его словам, оргкомитет в лице ФФККР исполняет все требования Роспотребнадзора — а это ключевое условие для проведения соревнований.

Поэтому вряд ли на запросы Херша поступит какая-то реакция. Возможен сухой бюрократический ответ, но точно не санкции против России. У ISU и так сейчас много проблем: непонятно, что делать с чемпионатами Европы и мира, под большим вопросом финал «Гран-при». Зачем в таких условиях ссориться с Россией, которая последней держит фигурное катание на плаву?

К тому же коронавирус хоть и действительно серьезная болезнь, но борьба с болезнью не должна быть опаснее самого заболевания. Излишние меры, на которых настаивает Херш, вряд ли сильно улучшат ситуацию в здравоохранении, тем более пока заполнены вагоны метро и торговые центры. Зато приведут к катастрофе для и так не самого успешного в плане финансов вида спорта.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
30
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир