«Смотрю на учениц Тутберидзе — и понимаю, как удачно ушла в танцы». Яркое интервью российской фигуристки

Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
12 февраля 2020, 11:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «"Для одиночниц Тутберидзе я уже взрослая тетя"»

№ 8134, от 12.02.2020

Елизавета Худайбердиева. Фото Instagram
Вице-чемпионка мира среди юниоров Елизавета Худайбердиева — одна из самых ярких фигуристок на льду и вне его.

17-летняя Худайбердиева, вероятно, останется без юниорского чемпионата мира. В борьбе за третье место на прошедшем первенстве России Елизавету и ее партнера Андрея Филатова обошла пара Диана Дэвис/Глеб Смолкин. Были болельщики и специалисты, которые возмутились результату дочери Этери Тутберидзе, отыгравшей вместе с сыном известного актера 20 баллов по сравнению с этапами «Гран-при». Но Худайбердиева после соревнований выложила пост, в котором рассказала о дружбе с Дианой.

В разговоре с «СЭ» после соревнований без этой темы не обошлось, но Елизавета была крайне дипломатична.

Не уверена, что падение что-то изменило

— Первенство России закончилось, что скажете о результате?

— Мы откатались неидеально, был тяжелый год. Скажу, что если федерация решила, что именно эти три пары наилучшим образом представят Россию на чемпионате мира, никаких вопросов. Я буду счастлива, если наша нынешняя сборная будет бороться за лидирующие позиции.

— Андрей упал в ритм-танце, вечером были разборки после этого?

— Нет, никаких разборок. (смеется) Мы не в тех отношениях, чтобы такое устраивать. Поддержала, конечно, с кем не бывает. Это не волнение, это была странная ошибка. Бывает — моргаешь, и ты уже на пятой точке. Не уверена, что отсутствие падения бы что-то изменило. Может быть, кому-то мы жизнь этим падением упростили. Значит, так надо было.

— Себе упростили даже чуть-чуть, можно отдыхать...

— Да, сезон для нас закончен. Сессия в РГУФКе летом, так что сейчас подбор новых программ, восстановление от непростого сезона. Может, так даже лучше, как произошло.

Парники нас чуть ли не презирают

— Общее настроение вокруг результатов в танцах — «ничего не понятно». Это можно изменить?

— Боюсь, что понятнее танцы сделать не удастся, они останутся самым субъективным видом фигурного катания. В прыжке можно явно увидеть недокрут, а сделал шаг чисто или нет — каждый специалист видит по-разному. Падают у нас редко, и один человек может проехать элемент на первый уровень, другой — тоже на первый, но одному поставят первый, а другому четвертый. Сюрприза в этом не будет.

— С судьями танцоры же советуются?

— Можно узнать свои ошибки, конечно. Но в целом у нас такого не бывает — что нам ставят первый уровень, а мы не знаем, почему. У нас тренер (Денис Самохин. — Прим. «СЭ») — технический специалист, он разбирается лучше всех, это помогает. Но всегда можно к чему-то придраться, а значит, сделать чище.

— Но все-таки — наверняка есть какие-то правила, которые сдерживают в создании программы и хотелось бы отменить?

— Я очень надеюсь, что когда-нибудь можно будет касаться бортов. Это можно красиво обыгрывать в хореографических элементах, особенно у судейского столика. Хотя бы облокачиваться, садиться на них. Мы даже льда не можем касаться. Или, например, было бы неплохо расширить диапазон начальных позиций, чтобы партнер мог держать партнершу. Сейчас мы оба должны стартовать на земле. Но многое разрешают, слайдинг-элементы всяческие. Если хочешь, то можешь поваляться на льду.

слишком хорошо.

Публикация от KHUDAIBЕRD?EVА (@lkhudaiberdieval)

Что бы я изменила в судействе — это то, что у нас часто ставят +5 за поддержку, в которой девушка делает шпагат, и все, партнер просто катится. А рядом сидит товарищ (показывает на подошедшего Марка Волкова), который делает на одной ноге пять оборотов за шесть секунд и получает меньше. Но он же напрягался, а тот нет. Это бред сивой кобылы, извините. И так стыдно разминаться рядом с парниками, потому что у них поддержек больше, а нас чуть ли не презирают. (смеется) Отбивается желание развиваться. Сделал легкотню, и ладно. Нам нужно отличаться от пар, безусловно, но что-то взять у них — не зазорно.

Надеюсь, у будущего поколения фигуристов будет подпитка от спонсоров

— Вы проводите столько времени на катке. Неужели реально дружить парню и девушке в таких условиях, никто никого не держит во «френдзоне»?

— Реально! У нас с Андреем так и происходит. В 90 процентах случаев любая пара проходит конфетно-букетный период. Мне так тяжело, у Андрея был подобный опыт, он знает, что это такое. Когда мы вставали в пару, четыре часа об этом говорили обговаривали все детали. Ему тоже неудобно иметь с партнершей что-то большее, чем общую работу. И очень здорово, что это было наше взаимное условие — никаких романтических отношений в паре. Это мешает. Так что мы как брат с сестрой.

— Вторые половинки не ревнуют?

— Мне кажется, если ваш молодой человек или девушка не понимает, что это работа, то это стоит как минимум обсудить.

— Хорошо, тогда еще один вопрос. Реально ли танцами зарабатывать? По идее только самый высокий уровень может позволить себя содержать.

— В Саранск уже не приезжали те, кто не любит это дело, тут уже деньги не на первом плане. Мне просто повезло. Я в том году заняла на мире второе место, и моя зарплата полностью покрывает расходы на жилье, еду, дорогу. А с дорогой у меня непросто, я еду из области в область на нескольких автобусах, это 2,5 часа в одну сторону.

Я бы даже сказала, мне хватает на хорошую жизнь. Точно не голодаю. (смеется) Но сейчас на чемпионат мира я не поеду, половина урежется. Придется работать, подкатки искать. Я надеюсь, что будущим поколениям фигуристов, детям, которые сейчас занимаются, станет легче, и у них будет финансовая подпитка от спонсоров, а не только ставка от Минспорта или федерации. Сейчас на плечи родителей ложится очень большая нагрузка.

— Работу вне фигурного катания не ищете?

— Я хочу связать жизнь с фигурным катанием. Можно сказать, я особо больше ничего не умею. Не суперклассно звучит, конечно. Но мне в кайф этим заниматься. И даже дилеммы между спортом и учебой не было. Пошла на тренера учиться. Нет лучшего момента в жизни, чем увидеть себя в списках на бюджет. (смеется) Это было потрясающе. Поэтому нахожу учеников, спрос сейчас отличный. Бывший тренер в одиночном катании помогает, за что ему огромное спасибо.

Пападакис и Сизерон — высокомерные. Хорошо, что наши поставили им зажигалку под попу

— Довольны, что ушли из одиночного катания? Вот Диана Дэвис не хочет уже в одиночное, хотя танцы сначала не нравились.

— Я вот смотрела на юниорском первенстве на девушек, и пришла в голову мысль: когда мне было 11 лет, в топе была Каролина Костнер. И я тогда думала — у меня столько времени, могу сопли на палец понаматывать, успею еще научиться кататься, как она. А тут Соня Акатьева в 12 прыгает два четверных. Я в 11 учила тройные, прыгала их в «галочку» (с недокрутом. — Прим. «СЭ»), лутц — в две, и я была самая крутая девчонка на деревне. А сейчас вижу, что делают эти девчонки — и понимаю: боже, как же я удачно ушла в танцы. В одиночном сейчас нереально кататься.

— Нет обиды, что не осталась в одиночном катании? Все-таки там в основном, слава, контракты. Или наоборот, слава богу, что ушла от этих квадисток?

— Я точно знаю, что ради меня в Саранск приехали где-то 10 человек. Они написали в Instagram, что они со мной всем сердцем. И я катаю ради них, мне это важнее, чем тысяча японцев, которая будет восхищаться прыжками. Обида была в начале, конечно, но мне классно в своем виде. А с Камилой Валиевой, Соней Акатьевой, Дашей Усачёвой мы хорошо общаемся, я для них уже как взрослая тетя. (смеется) Очень горжусь ими.

— На популярность танцев может повлиять последняя победа Синициной и Кацалапова над Пападакис и Сизероном, которые выигрывали все в последние годы.

— Я рада за наших, что пусть и с ошибками соперников, но они поставили зажигалку им под попу. Все по делу. Потому что они настолько расслабленные... Я ко всем отношусь уважительно, не пристаю с фотографиями, но мы были на финале Гран-при, и Чок/Бэйтс, Хаббелл/Донохью — все очень открытые ребята. А вот французы какие-то очень завышенные, высокомерные. Ладно мы малявки, но они и с русскими не очень говорят, со Степановой и Букиным, даже с партнерами по группе. Мне было некомфортно, что я и не стала с ними фотографироваться. Приятнее с нашими. (смеется)

— Не накажут россиян на чемпионате мира?

— А мне кажется, мы квиты. Вспомните финал «Гран-при», на котором Вика с Никитой были шестыми. Ни с того, ни с сего. Но североамериканские дуэты сейчас очень сильные, конечно. А французы пусть напрягутся, пусть не будут уверены, что будут лучшими даже при падении.

— Помнится, брал у них интервью, сознательно жесткое, и они были очень удивлены вопросам про баллы за репутацию.

— Я ничего не имею против, у них очень техничное катание, но я стараюсь быть харизматичной на льду, показывать образ. Мы не должны с каменным лицом кататься. Я не могу вспомнить у Пападакис и Сизерона какую-то программу, где они сверхъяркие. Брови домиком — и сойдет. У Степановой и Букина страсть, потрясающее танго у Синициной с Кацалаповым, лучшее на мой взгляд. А тут взаимодействия со зрителями нет. Я не говорю, что они перестают быть великими танцорами. Если я буду кататься коньком хоть на одну десятую, как они, то я уже выполню задачу на всю свою жизнь. Я просто объясняю, почему, например, я болела за Тессу со Скоттом в Пхенчхане. Танцы — прежде всего для зрителей, для возбуждения эмоций у них.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
52
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир