18:25 22 апреля | Фигурное катание
Газета № 7907, 23.04.2019

"Медведева в розовом? Не думаю, что она сама его выбрала"

Модный приговор эксперта для костюма Евгении Медведевой.
Модный приговор эксперта для костюма Евгении Медведевой.
Известный дизайнер – о провокационных нарядах российских фигуристок и сексуальности

Мария Евстигнеева – один из топ-дизайнеров российского фигурного катания. У нее запасается одеждой почти весь цвет мужского фигурного катания, в ее костюмах брали золото и серебро Сочи Ксения Столбова и Федор Климов. Прошедший сезон был богат на споры об эстетике и красоте того или иного наряда. Дискуссия продолжилась и с приходом шоу – последней из отечественных фигуристок решила проверить нервы болельщиков Евгения Медведева, одевшаяся для выступления в Корее во все розовое. “СЭ” решил спросить у профессионального дизайнера о последних модных событиях в российском фигурном катании и том, как устроена работа людей, в прямом смысле слова подносящих снаряды для будущих побед.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Конкурс на самый жёсткий коммент. Раунд.

Публикация от Evgenia Medvedevа (@jmedvedevaj)

Если хочешь девушку мысленно раздеть – костюм хороший

– Сезон только что закончился, началось межсезонье. Когда настает для вас активная пора шитья костюмов для фигуристов?

– Некоторые, кто уже поставил программы, говорят тему, уже что-то придумываем. Но вообще самая жаркая пора для нас – это август и так почти до января.

– У вас одевается почти весь Петербург, мужской так уж точно. Женщины почти все, кроме Софьи Самодуровой и Елизаветы Туктамышевой.

– С Лизой у нас была попытка, но не получилось.

– А что не получилось?

– Что-то ей не понравилось, ну или, скорее, звезды не сошлись. Такое случается, рабочие моменты.

– Бывает, что дедлайны поджимают? У фигуриста самолет на соревнования через два часа, он вбегает, забирает костюм и едет?

– Да. Да у нас почти всегда так и получается (смеется). У меня в принципе работы довольно лаконичные, я не люблю сложность. Когда у тебя мало времени, мало материала, то костюм получается красивее. Когда времени много, начинаешь думать – а вот как тут лучше сделать, а там. Иногда на что-то долго решаешься. Цвет выбираешь, фасон. И когда остается уже мало времени, начинаешь работать. Хореографы, спортсмены тоже думают по-разному. Часто бывает, что приходят, говорят – хотим костюм, а потом куда-то пропадают. Приходят ближе к осени: “А у нас через неделю соревнования!”

– В чем тренд сейчас в дизайнерской индустрии в фигурном катании? Дрейф в сторону большей откровенности, сексуальности?

– Это правда, что сейчас фигуристы начинают раздеваться. В принципе костюм и должен быть сексуальным. Грань такая: если хочешь мысленно девушку раздеть – скорее всего, костюм нормальный, красивый, приятный. Хочешь прикрыть – значит, перебор, это не очень хорошо. А вообще есть правила, что ты не можешь оголять, кажется, 50% тела на соревнованиях. То есть это регулируется. Совсем раздеться не получится.

У Туктамышевой было бы все нормально, если бы не бытовой лифчик

– Елизавета, кстати, в этом смысле сейчас на передовой.

– У нее, на мой взгляд, все было бы нормально, если бы не лифчик. То есть если бы это было сшито, тогда да, но бытовой лифчик на соревнования надевать все-таки нельзя. Было бы это включено каким-то образом в костюм – тогда пускай, это может эстетически быть красиво.

С другой стороны, это шоу, результат есть – про нее говорят. Может быть, так и надо, если такая цель у человека была.

– Но вы замечаете, что за годы работы дизайнером действительно нравы изменились?

– Материалы сильно изменились. Появилось много стрейч тканей, которые можно купить даже в магазине. Они плотнее прилегают к телу. А раньше старались все прикрыть, потому что одно неверное движение – и все упадет. Теперь открываются больше, конечно.

– Если не брать ваших клиентов, какой костюм в мире фигурного катания у вас любимый?

– Мне очень нравятся работы Лизы Маккиннон, которая одевает сборную США, а в свое время шила костюмы для Алены Савченко и Бруно Массо. Но в последнее время у нее наблюдается некоторая однотипность – переход, камни, линии, снова камни. Нет разнообразия.

– А если из своих?

– Олимпийское платье Ксении Столбовой – любимое, конечно. Красное с черным, классическое, по типажу оно ей подходило идеально. В этом сезоне – пожалуй, Коляда. Но на самом деле, они все любимые. Костюм надо пропустить через себя, надо почувствовать историю, понять, что нравится спортсмену и хореографу. Тут как с ребенком – нельзя сказать, кто больше нравится, сын или дочь.

Коляда – очень позитивный человек. Может быть, эта легкость ему мешает

– Многие отмечают у Михаила проблемы с психологией, что ему нужны какие-то изменения, прорыв. Костюмом можно каким-то образом помочь фигуристу в этом?

– Костюм должен быть морально приятен и удобен спортсмену, это точно. Человек должен согласиться на наши предложения. Иногда я думаю, что лучше по-одному, а спортсмен думает по-другому, и я иду навстречу спортсмену, потому что это ему выступать. По поводу Миши… Лед скользкий. Я не могу сказать, что у него проблемы с психологией. Может быть, что-то просто не сходится.

– Как происходит процесс отбора, насколько вы вообще можете повлиять на него?

– Я предлагаю материал. То есть такого, чтобы спортсмен приходил со своим материалом, у меня не было. И когда я закупаю ткань, я уже подсознательно выбираю, что я хочу сделать. Спортсмен выбирает уже из того, что выбрали мы. А на примерках это корректируется, у девушек глубина выреза, выше или ниже и так далее.

– Насколько долго вы со спортсменами утрясаете все эти моменты? За один раз или постоянно приходится ходить?

– Очень по-разному. Бывает, отшивается очень быстро. А, например, Диме Алиеву пришлось шить второй вариант, первый мы отложили. То есть в целом его “Маскарад” очень долго шился, но конечный результат был создан за два дня. Иногда попадаешь сразу. Каролина Костнер ко мне пришла, сама нарисовала эскиз, а я ей почти сразу показала платье. За день сделали. Просто этот костюм был у меня давно в голове. Дизайнеры черпают идеи из показов мод, фильмов, и мысленно я ей его уже сшила. С Ксенией Столбовой тоже легко работать, она готова к экспериментам и всегда знает, чего она хочет. Для меня самое страшное, когда спортсмен не знает, чего он хочет.

– Частое явление?

– У мальчиков такое сплошь и рядом. Они спортсмены, им некогда о костюмах думать. Хореографы думают за них. У Рукавицына много парней, там Ольга Глинка занимается костюмами. Но она старается их все-таки вовлекать в процесс.

– С Михаилом долго находили оптимальный вариант? Учитывая популярную тему “Кармен”, непросто было удивить. А костюм публике очень “зашел”, что называется.

– Миша не так давно у нас, два года, но с ним тоже решили все быстро. Он вообще очень легкий человек, позитивный, всегда улыбается, никогда не было, чтобы он приходил уставшим. Вы спрашивали про психологию – может быть, на соревнованиях он какой-то другой? Я не знаю. Может, эта легкость ему и мешает. Но в целом он очень хороший парень.

Медведева была в красном платье до Загитовой, но Олимпиаду выиграла Алина

Евгения Медведева недавно презентовала новинку – вышла на шоу в Корее во всем розовом. Как вам?

– Не думаю, что она сама его выбрала и что она полностью решает, в чем выступать. Скорее всего, ей его дали организаторы. Я просто смотрела, когда Туктамышева в “инстаграме” предстала в платье с декольте, то был шквал комментариев в духе: “Посмотрите, что творится, они снова раздеваются!” Но потом я посмотрела само шоу – и там почти все были в таких нарядах. Ксюша, когда выступала в Art on Ice, присылала мне сообщения – нужно красное платье в таком-то стиле. Или – черная футболка с такой надписью. А дальше спортсмен подстраивается либо получает одежду от организаторов. Если в Азии сейчас, например, мода на определенный цвет – то спортсмены оденут, что попросят. Возможно, был запрос на розовый. Сомневаюсь, что Медведева по жизни будет в нем кататься.

– То есть вы бы не посоветовали выступать в этом образе на соревнованиях?

– Я не думаю, что розовый подходит для соревнований, и ей тоже. Это вообще такой детский цвет. Для шоу это, может быть, и неплохо, ее подсветят, это будет красиво. Но на соревнованиях на белом льду – вряд ли.

– Доводится слышать, что и Алина Загитова в образе Лары Крофт в латексе выглядит слишком откровенно.

– Мне нравится. Я еще в 90-х годах шила похожие костюмы для эротических шоу. Если это эстетически красиво, почему нет. Мне она кажется красивой. Но всем понравиться невозможно. Есть люди, которые за, есть, которые против. И это значит, костюм удался. А дальше уже зависит от того, кто громче кричит. Это нормально. С Алиной еще присутствует такой момент, что ей всего 16 лет. Наверное, поэтому люди так высказываются. Но слушайте – а в 30-40 лет вы скажете, что она уже старая и зачем это напялила. Не угадаешь.

– А ее красное платье для “Дон Кихота” вам нравится? Его теперь и на ее собаку надевают.

– Ну в каком смысле нравится? Ведь точно такое же платье, один в один, было у Медведевой, посмотрите. Медведева была первая. Да, платье красивое, но в итоге же Алина выиграла Олимпиаду! Если бы она была в другом, запомнили бы ее в ином образе. Не заслуга платья в медали, а наоборот. Я всегда говорю спортсменам, особенно маленьким: “Я вам костюм сделала, украсила как могла, теперь ваше дело украшать его золотом или серебром”.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

💙❤️

Публикация от Alina Zagitova (@azagitova)

– Какие планы у вас на межсезонье? Фигуристы обычно скучно отвечают про тренировки.

– А я тогда буду отдыхать (смеется). Недавно завершили работу с танцевальными костюмами, не для фигурного катания. Вот Алена Леонова уже идеями поделилась, для нее будем что-то подбирать.

– Для нее вы уже, кажется, подобрали кое-что более глобальное недавно.

– Да, вчера у нее была свадьба, мы шили для нее красивое свадебное платье (Алена вышла замуж за фигуриста Антона Шулепова. – Прим. “СЭ”).

– Вам больше нравится бытовые вещи шить или спортивные?

– Я в принципе училась в “Мухе” (Санкт-Петербургская Государственная Художественно-Промышленная академия им. А. Л. Штиглица. – Прим. “СЭ”). И в 1995 году сделала первую свою коллекцию. А тогда ничего в магазинах почти не было, только бифлекс. Так что я давно работаю с этим материалом. И поэтому, конечно, мне больше нравится работа для фигурного катания, балета. Сейчас все есть в магазинах, ничем особо не удивишь, а вот видеть результат своей работы на льду или в театре – это круто.

Мария Евстигнеева
Родилась 14 апреля 1971 года в Санкт-Петербурге.
Закончила Санкт-Петербургскую государственную художественно-промышленную академию имени А. Л. Штиглица в 1997 году. Выполняет заказы для многих российских фигуристов. Среди ее клиентов – Михаил Коляда, Андрей Лазукин, Дмитрий Алиев, Станислава Константинова, Алена Леонова, Серафима Саханович, Ксения Столбова, Каролина Костнер.

Газета № 7907, 23.04.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ