«Штаб Тутберидзе лучше всех изучает правила и понимает судей». Разбор оценок чемпионата России от профессионала

30 декабря 2020, 20:00
Сергей Дудаков, Этери Тутберидзе и Даниил Глейхенгауз. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Взгляд судьи ISU от Израиля Алексея Белецкого.

Судейство чемпионата России по фигурному катанию вызвало множество вопросов. Речь не только о критике результатов короткой программы, но и об оценках в произвольной. На крупных повторах, которые распространились в соцсетях, показалась очевидной разница в технике четверного лутца у Анны Щербаковой и Александры Трусовой, причем не в пользу первой. Или, например, по некоторым фотографиям было видно, что Щербакова делает более чем пол-оборота на одном из прыжков коньком на льду. С другой стороны, многие критикуют высокие компоненты Трусовой.

Так было ли между ними 18 баллов, заслуженно ли второе место Камилы Валиевой и чем в принципе руководствуются судьи при выставлении оценок, «СЭ» узнал в видеоэфире у судьи ISU Алексея Белецкого, автора книги «Фигуристы ледникового периода» (нет, это не о Бузовой) и ведущего канала о судействе на YouTube. Разговор с судьями — дело непростое, люди они дипломатичные. Не везде удалось получить ответы, хотя в некоторых моментах Алексей и признал наличие «вопросов». Тем не менее, по мнению судьи-профессионала, судьи в целом имели право расставить спортсменок так, как это было в протоколах. А, если у тренеров есть вопросы, им стоит больше общаться с теми, кто ставит оценки.

Результаты чемпионата России в общей массе отражают реальность

— Алексей, прежде всего — почему вы стали судьей?

— После окончания карьеры я поработал тренером в США, затем вернулся на Украину, понял, что спорт не отпускает. И вот нашел такую возможность остаться в нем. У меня есть вторая работа — я произвожу металлоконструкции, а судейство — это профессиональное хобби.

— Как вам чемпионат России по уровню катания?

— Я посмотрел прокаты лидеров, и это был восторг. У всех спортсменов — и парней, и девушек — есть своя индивидуальность. Каждый по-своему интересен. Уровень чемпионата очень высок. И надо сказать спасибо федерации, что в такой ситуации они смогли его организовать.

— В этом году судейство в России обсуждается очень широко, даже трибуны временами свистят. Чем это объяснить?

— Я лично пока это не ощущал (смеется). Был в этом году на турнирах на Украине, в Белоруссии, Венгрии, России и не слышал. Но, наверное, разговоры о судействе вовлекают больше людей в спорт. Если будет больше массовость — для фигурного катания это неплохо. А может быть, нехватка соревнований обострила интерес к соревнованиям. Тут вопрос к социологам.

— Расклад сил у женщин, по-вашему, отражает реальное положение дел?

— В общей массе — да, тот результат, который есть, он и должен быть. Тяжело рассуждать, смотря через экран. Очень важно впечатление, которое оказывает спортсмен в зале, и ты чувствуешь энергетику, которую он или она передает, хочешь ты или не хочешь. Также важен эффект скорости, который нужно наблюдать от бортика.

— 18 баллов между Щербаковой и Трусовой — по делу?

— Судя по протоколам — да. По копеечке набирались баллы — где-то на вращениях, где-то на связках, в компонентах, и получилось то, что получилось.

По лутцу Щербаковой могут быть вопросы

— Давайте пойдем по протоколам. У Анны Щербаковой за одно из вращений один судья поставил -3, несколько человек -2, а еще один +3. Когда разница шесть делений, что происходит? Могут с судьей жестко поговорить?

— Да, вопросы задаются, конечно. После соревнований всегда проходит круглый стол. У нас на судейской панели работают девять человек. И система продумана так, чтобы убрать эти ошибки. По одной самой низкой и самой высокой оценке выкидывается. Если одна выбивается из общего ряда — она не будет учтена. При разборе, конечно, у судьи спросят, какие критерии он взял. Многое зависит от ракурса. Это действительно влияет.

— Могут ли быть последствия?

— В данном случае — это одна оценка, которая не сыграла. Все зависит от ответа, конечно. Мнение всегда основывается на критериях, если ты логично объяснил — оценка принимается. Дисциплинарные меры тоже бывают. Если ты не попадешь так несколько раз в коридор — это чревато дисквалификацией и понижением в категории, такие случаи происходили. Никто с этим не играет.

— Вы сказали о ракурсе. А возможность посмотреть повтор у вас есть?

— Мы можем вернуться посмотреть повтор, но у нас нет стоп-кадра, мы видим момент в том же формате, что и первый раз. Неудачный выезд или ошибку мы увидим и откорректируем оценку. Обычно проставляем компоненты, затем становится понятно, где техническая бригада поставила недокруты или неверные ребра — и там тоже корректируем оценку.

— Есть в принципе сейчас какая-то рекомендация — судить либеральнее, строже?

— Это, скорее, к технической бригаде. Они могут такими терминами оперировать — мы просто оцениваем качество прыжка.

— Давайте о них и поговорим. Например, лутц Анны Щербаковой. Вам он нравится?

— (смотрит видео) Я тут не вижу всего ее положения, трудно поставить конкретную оценку. Но по отрыву... могут быть вопросы.

— Аргументом в ответ на критику этого лутца было то, что должен учитываться не только отрыв, но и заход на прыжок. Насколько он важен?

— Когда мы оцениваем прыжок, то для оценки +3 и выше (У Анны на лутце +4,76. — Прим. «СЭ») нам нужно три фактора. Первый — очень хорошая высота и пролет. Это должно быть прям ух, вау! Экстраординарно. Второй — очень хороший отрыв и приземление. Третий — легкость исполнения. Шаги перед прыжком идут следующим фактором, и они уступают по важности первым. Если еще есть музыкальный акцент — еще +1. Информация для спортсменов — музыка реально важна! Если ваш прыжок будет попадать в музыку — это сразу один балл в судейских оценках.

— Среди российских девушек у кого вам нравится лутц, у кого он эталонный?

— У Коляды. (смеется)

— А вы слышали, что Анна каталась после пневмонии, это вас впечатлило?

— Знаете, я был в стороне от этого. Узнал только по ходу, слушая комментарии. Она проявила характер, молодец.

— Это могло повлиять на судей психологически, убедить их ставить оценки выше?

— Судья должен ставить так, как видит. Нас учат абстрагироваться от этого, то, о чем нам говорят на семинарах. Мы должны отсудить то, что было на льду. Я бы не сказал, что оценки Щербаковой завышены.

Шансы на золото Олимпиады есть и у всех трех медалисток чемпионата

— Следующий момент — по Камиле Валиевой. Многие отмечают, что у нее в каскадах после первого прыжка идет перетяжка, то есть конек водит из стороны в сторону, а потом она уже делает тулуп. За это снижают оценку?

— Пока это никак не регламентировано правилами. Единственное — есть критерий «легкость исполнения», включая ритм в комбинациях. Она может не получить плюс по этому фактору, если ритм будет нарушен. Но это не значит, что это минус или строгая ошибка.

— И давайте по Трусовой. Я спрошу у вас про компоненты. Многим кажется, что ее вторая оценка завышена. В Челябинске она получила по компонентам более 108 баллов. Вас устроило?

— Опять же оговорюсь, что для суждения мне стоило бы находиться там, но по протоколам у нее в основном «девятки» или чуть меньше — для нее это не предел. Тут надо вспомнить и то, что она прыгала не все свои четверные. Я бы сказал, что и у Щербаковой, и Валиевой, и Трусовой есть все шансы быть золотыми не только на чемпионате России, но и на Олимпиаде. Просто у каждой фигуристки есть свои плюсы, иногда перевешивают одни, иногда другие.

Мы сейчас много говорим о математике, вот и Алексей Ягудин сравнил построение программ в фигурном катании с шахматами. Я с ним согласен. У одной фигуристки преимущество в прыжках, у другой — в артистизме. Тренер должен сделать программу такой, чтобы она раскрывала преимущества спортсмена и прятала недостатки. Важна любая мелочь, от соединительных шагов и использования всей площади катка до работы колен, осанки и дотянутых рук. И так по копейке набирается рубль в виде победы. У первых пяти-семи мальчиков и девочек, по-моему, хорошо сбалансированные программы, потому что со всеми работают топ-профессионалы. Все понимают правила хорошо.

— У нас часто говорят, что штаб Этери Тутберидзе лучше всех изучает правила и понимает судей.

— Да, это правда, согласен. Результаты налицо. Но одни заходы роли не сыграют. У нас сейчас накопительная система, важно все.

— Много вопросов от болельщиков о короткой программе. Валиева с падением с тройного акселя оказалась выше Трусовой с чистым двойным. Это некое домашнее поощрение риска?

— Она действительно допустила серьезную ошибку. Но давайте посмотрим — она не могла после падения получать выше 9,5 в некоторых компонентах, она их и не получила. То есть судьи как увидели, так и отсудили. Вообще двойной аксель на плюсы выше, чем неисполненный тройной, так и получилось. Тем более у Камилы он был не докручен.

— На ваш взгляд, такие высокие оценки за компоненты, иногда «десятки», 14-летним юниоркам — это не перебор? Или тут важно только то, что катают и как, а не возраст?

— Я таким феноменов пока не видел. Но я бы хотел поставить 10, если программа настолько впечатлила, в интерпретации или перфомансе. Было бы интересно увидеть такого спортсмена, который в 14 лет катает на «десятки».

Коляда может набирать и больше 300 баллов

— Вообще иногда складывается впечатление, что компоненты как будто предопределены. Судьи придерживаются определенной планки. Вас не удивило, что Коляда по компонентам обогнал Ханю, который выступал на чемпионате Японии?

— Могу ответить за себя. Я стараюсь своими оценками за компоненты отправить месседж спортсмену, что хорошо, а что еще стоит сделать. Что касается Коляды, то программы этого сезона, особенно произвольная, раскрыли очередную грань его таланта. Катал он их в основном чисто. Я когда досмотрел произвольную, то еще несколько секунд сидел с мыслями «А еще? А на бис?» Она впечатлила целостностью композиции.

— Его 300 баллов вас не удивили?

— Мне кажется, он может и больше набирать. По ощущениям все было на одном дыхании. Технически он мог еще что-нибудь туда добавить и получить еще баллов. Может быть, еще вставит и добавит функционально, все-таки легендарный лутц свой он еще не прыгнул. Дальше будет интереснее, надеюсь.

— Что-то в нынешней судейской системе вы бы исправили?

— Я могу рассказать о том, что на повестке дня, и это совпадает с темой нашего обсуждения. Фигурное катание прогрессирует, четверные у девушек становятся все более частыми. И встает вопрос о качестве этих четверных, в том числе отрыва ото льда. Это один из основных вопросов, который, возможно, в будущем станет обсуждаться в техническом комитете — как это все регламентировать. Более глобальных изменений стоит ждать после завершения олимпийского цикла.

— Резюмируя: ощущения, что некоторые оценки на чемпионате России ставили в зависимости от школы, не возникло? Потому что есть по этому поводу недовольство. Может быть, сталкивались со схожими моментами в своей карьере?

— На международной арене я такого не замечал. До этого сезона шумных кейсов на моей памяти не было, мол, этой стране ставят, а другой нет. У тренера есть возможность подойти к техническому контролеру и спросить, почему поставлены такие оценки, с рефери — чтобы получить компетентную оценку. По ходу сезона в нашей федерации, например, устраиваются просмотры, и судьи дают обратную связь спортсменам. Это нормальная практика, она существует во многих странах.

— Не нарушается ли контакт между спортсменами, тренерами и судьями? Вас не пытались, так сказать, склонить к сотрудничеству?

— Пока что нет.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Опрос

проголосовало: 49814
Все опросы
За какой фигуристкой вы следите наиболее внимательно?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
142
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир