24 апреля 2020, 15:30

Судейский кошмар Солт-Лейк-Сити. Как русская мафия перевернула мир фигурного катания

Шеф отдела информации
Читать «СЭ» в
История самого громкого судейского скандала на зимних Олимпиадах.

Поздно вечером 30 августа 2005 года глава косметической фирмы, известный спортивный меценат и тренер Шевалье Нусуев вышел из своего ресторана в Беляево. На улице к нему подъехала серая «Волга», из которой раздались пять выстрелов. Через несколько часов бизнесмен скончался в реанимации от ран. Церемония прощания состоялась во Дворце спорта ЦСКА на Ленинградском проспекте. В последний путь Нусуева провожали певец Иосиф Кобзон, генерал Александр Коржаков, авторитетные предприниматели Алимжан Тохтахунов и Анзор Аксентьев-Кикалишвили, хоккеист Павел Буре, а также руководители различных спортивных федераций, клубов и сборных.

Разумеется, была и вдова Шевалье, чемпионка Европы по фехтованию Белла Зилинашвили-Нусуева. А вот представители фигурного катания на похороны не явились, хотя именно из-за них жертва заказного убийства в свое время получил всероссийскую известность. При жизни Нусуев всячески отрицал обвинения в участии в легендарном «скандале на льду» — истории с вручением двойного комплекта золотых медалей в соревнования спортивных пар на Олимпиаде-2002. Однако оправдания эти выглядели странно, при том, что бизнесмен имел широкие связи, в том числе в мире фигурного катания и лично присутствовал на Играх в Солт-Лейк-Сити, где произошла одна из главных судейских трагедий в истории спорта.

Канадская обида

«Скандал на льду», как эту историю окрестили по аналогии с хоккейным «чудом на льду» 1980 года, был поворотным пунктом в истории фигурного катания. Именно после него была отменена шестибалльная система оценок, продержавшаяся более ста лет, а сам вид спорта оказался чуть ли не на грани вылета из олимпийской программы. Виной всему стали спорные итоги турниров в парном катании и в танцах на льду на Играх в Солт-Лейк-Сити-2002. Собственно, спорными они стали для канадских и американских СМИ, перед которыми не сумели устоять чиновники МОК.

Накануне Олимпиады всем было понятно, что главные фавориты в парах — это действующие чемпионы мира канадцы Жами Сале и Давид Пеллетье, а также двукратные чемпионы мира россияне Елена Бережная и Антон Сихарулидзе. Оба дуэта на Играх-2002 выступили одинаково сильно, и все решил один судейский голос. Пять судей (из России, Китая, Франции, Польши и Украины) поставили на первое место россиян, а четверо арбитров (из США, Канады, Германии и Японии) — отдали предпочтения канадцам. Разумеется Сале и Пеллетье, да и всем канадским болельщикам, было очень обидно проиграть подобным образом.

Сложно сказать, стал ли последующий скандал реакцией на конкретный результат, или это был прорвавшийся наружу гнев по поводу субъективности и политизированности оценок в фигурном катании в целом. Но весь мир спорта штормило на протяжении пяти дней — зацепило и президента МОК, и глав государств. У нас принято считать, что все раздули американские СМИ, внезапно вступившиеся за своих соседей-канадцев и атаковавшие русских допингеров (Бережная за два года до этого была поймана на запрещенном препарате). Но, как показали дальнейшие события и рассказы участников скандала, на самом деле все было намного сложнее.

Теория заговора

И без того очень напряженную атмосферу Игр-2002 взбаламутили две неуравновешенные женщины — председателя техкома ISU британка Салли-Энн Стэплфорд и французская судья Мари-Рен Ле Гунь. После победы российской пары между этим дамами случился конфликт, в ходе которого француженка якобы призналась, что проголосовала за Бережную и Сихарулидзе под давлением президента своей федерации Дидье Гайаге. Стэплфорд поспешила слить информацию об этом признании в СМИ, которые тут же начали выстраивать различные теории заговора.

Канадская газета «The Globe and Mail» первой озвучила мотив французов — якобы они гарантировали россиянам первое место в парах в обмен на золото Марины Анисиной и Гвендаля Пейзера в танцах. То обстоятельство, что при этом проиграли российские танцоры Ирина Лобачева и Илья Авербух, никого не смущало. Ситуация, при которой представители Франции победили одним голосом российского судьи, действительно выглядела странной. Если бы Алла Шеховцова поставила на первое место соотечественников, быть бы Лобачевой и Авербуху олимпийскими чемпионами. Но является ли это свидетельством подтасовки результатов?

Ле Гунь вскоре отказалась от обвинений в адрес Гайаге и напротив, заявила, что это Стэплфорд требовала от нее подсуживать канадцам. Но ее уже никто не слушал — маховик скандала завертелся. Канадские и американские СМИ указывали на то, что Сихарулидзе в произвольной программе совершил одну ошибку, а Сале / Пеллетье откатали все чисто (правда, с более простым контентом). Кроме того, если сложить оценки, а не выставленные судьями места, то победителями стали бы канадцы. В общем, обосновать справедливость триумфа россиян в глазах массового североамериканского зрителя (а заодно — и бродкастеров со спонсорам) было уже невозможно. И недавно избранный президент МОК Жак Рогге оказался в очень тяжелой и даже позорной ситуации.

В дело вступает ФБР

Выход предложили сами канадцы — не отменять оценки Ле Гунь и не пересматривать результаты в свою пользу, а аннулировть все балы и директивно вручить по итогам соревнований пар два комплекта золотых медалей. Бережная и Сихарулидзе под давлением Рогге вынуждены были согласиться на такой вариант, и даже приняли участие в повторной церемонии награждения. Хотя потом они признавались, что никакой радости от такого «торжества справедливости» не испытывали. Впервые в истории фигурного катания результаты соревнований были пересмотрены задним числом — якобы из-за имевшей место судейской ошибки.

Ле Гунь и Гайаге получили дисквалификацию за «неправомерное поведение», хотя никаких прямых доказательств заговора предъявлено не было. Правда, дровишек в костер пытались подбросить спецслужбы США. Летом 2002 года в Италии на своей вилле в городке Фоте-дей-Марми по американскому ордеру был арестован российский предприниматель Алимжан Тохтахунов, больше известный в определенных кругах как Алик Тайванчик. Именно его следователи из США считали организатором преступной схемы на турнире фигуристов в Солт-Лейке.

В распоряжении американского ФБР имелись некие телефонные перехваты, из которых выходило, что Тохтахунов накануне Олимпиады пытался получить французскую визу с помощью Анисиной и Гайаге. Ради этого он якобы предложил им помощь в завоевании олимпийского золота в танцах в обмен на титул для россиян в парах, и связал спортивных чиновников двух стран. Среди посредников американцы называли также Шевалье Нусуева и одного из тогдашних вице-президентов ОКР. Но все фигуранты участие в этом криминальном проекте, разумеется отрицали.

Нусуев вообще заявил, что с Тохтахуновым не знаком, а во время Олимпиады несколько раз делился по телефону эмоциями с неизвестными ему людьми. Кроме того, имя Шевалье в телефонных перехватах совсем необязательно указывает на него. Тохтахунов также в общем-то справедливо напоминал, что Гайаге и тогдашний президент российской федерации фигурного катания Валентин Писеев (муж Аллы Шеховцовой) были отлично знакомы и без него, а французскую визу можно было получить намного проще, чем затевать сложнейшую криминальную схему.

Реформа судейства

Итальянский суд отказался экстрадировать Тохтахунова в США, бизнесмен вскоре вернулся в нашу страну, где живет по сей день, отрицая связь с русской мафией и всячески подчеркивая свою любовь к большому спорту. Нусуев стал жертвой наемных убийц, но покушение на него едва ли связано с его спортивными делами — у него были слишком сложные отношения с партнерами по основному бизнесу. Кроме того, главной любовью Нусуева все-таки были единоборства, а в фигурном катании не являлся большой знаменитостью.

В «скандале на льду» было еще много нюансов. И столкновение Сале с Сихарулидзе на разминке. И рассказ российского арбитра Марины Саная (из той самой бригады парного турнира в Солт-Лейке) о том, что немецкий рефери Рональд Пфеннинг якобы давил на коллег и буквально спас канадскую пару от четвертого места после падения в короткой программе. И недоумение иностранных комментаторов по поводу того, что представители нашей страны неизменно брали титул в парном катании на Олимпиадах начиная с 1960 года.

Справедливо был вручен канадцам второй комплект золотых медалей, или нет, но ситуация с вмешательством СМИ и руководства МОК в судейский процесс точно легла черным пятном на историю фигурного катания. С этим нужно было что-то срочно делать, и ISU решил, что главным ответом станет реформа системы оценок. Конечно, она тоже не исключила субъективности, но спорить с судьями стало сложнее. Ну и разных сомнительных личностей вокруг фигурного катания, безусловно, со временем стало меньше. Хотя полностью исключить политический фактор при принятии решений, наверное, не удастся никогда.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости