"Мы помогаем Медведевой? Изменения коснутся всех". Вице-президент ISU - о новых правилах и 12 россиянках на Гран-при

6 июня 2019, 21:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «"Мы помогаем Медведевой? Изменения коснутся всех"»

№ 7943, от 13.06.2019

Евгения Медведева и Елизавета Туктамышева.
Последние изменения в правилах не изменят расклад сил – считает Александр Лакерник.

Александр Лакерник
Родился 12 февраля 1945 года в Москве

Фигурным катанием занимался у Виктора Кудрявцева, но сделал карьеру как судья. Работал на крупных соревнованиях ISU и зимних Олимпийских играх с 1996 года. Судья и технический контролер всероссийских соревнований. Один из самых авторитетных мировых специалистов в сфере судейства. В 2000-2010-х возглавлял технический комитет ISU, с 2016 года является вице-президентом Союза.

Александр Лакерник - один из самых видных представителей России в международных спортивных организациях. После многих лет в роли рефери топ-соревнований сейчас он занимает пост вице-президента Международного союза конькобежцев, которым в том числе регулируется и фигурное катание.

На минувшей неделе в правила были внесены изменения, касающиеся недокрутов. Многие посчитали их играющими на руку определенным фигуристам, в частности Евгении Медведевой. Мы спросили у функционера ISU, действительно ли организация «тащит» россиянку, а также узнали о перспективах новых дисциплин в фигурном катании и том, сколько россиянок могут выйти на старт предстоящего Гран-при.

Нынешние изменения не играют колоссальной роли

- Александр Рафаилович, одно из главных событий межсезонья – очередные изменения в правилах. Правильно ли понимание, что это было сделано ради стимулирования риска фигуристов, чтобы они не боялись идти на сложные прыжки?

- Скорее неправильно. Просто прошлогоднее решение, что за недокрут ровно на четверть оборота уже ставилась галка и снижались баллы, повлекло за собой слишком много недокрутов. И технический комитет решил смягчить ситуацию. Вряд ли кто-то думал о поощрении прыгающих людей.

– Просто судейство сделали более либеральным?

– Да. В прошлом году было жесткое решение, его смягчили другим.

– Вместе с этим есть и противоположное мнение: что решение ISU помогает людям, страдающим недокрутами. В частности, Евгении Медведевой. По математике – разве не так?

– Никто не думал ни о Медведевой, ни о ком-то другом. Просто увидели, что недокрутов стало больше, и предложили снизить их вес. И все это не играет такой уж колоссальной роли. 20 или 30 процентов снижения – это не так принципиально.

– То есть вы не согласны с такой постановкой вопроса, что изменения работают, например, против Туктамышевой, но за Медведеву?

– Не согласен. Да, есть фигуристы, для которых недокрут не является угрозой, хотя иногда и Лизе ставили его на тройном акселе. Да, для нее это менее характерно. Но это общее решение, о ком-то конкретно не думали.

– Понятно, что всегда будут два разнонаправленных вектора – либо жесткое судейство, и тогда будут выигрывать Лайсачек или Браун, либо либеральное, но люди будут выигрывать с ошибками. Вам какая идея больше по душе?

– Я считаю, что сложность должна поощряться. Но при условии качества. Нам не нужны плохо выполняемые сложные прыжки. Не должно быть так, как несколько лет назад, когда главное было докрутить, при этом можно хоть на две ноги приземлиться. Многие так и делали – даже не стремились приземлиться на одну ногу, получали свои GOE-2 балла, но в итоге выходили в плюс.

– Нынешний баланс идеален?

– Идеального ничего нет, но все время будут попытки ситуацию улучшать.

– Даниэль Грассль недавно говорил в интервью “СЭ”, что он и хотел бы включать пятерные в программы, но получит за них ноль. Не пора ли добавить их в таблицу оценок?

– Включить в таблицу пятерные – не проблема, мы не против. Просто я не считаю, что мир созрел до того, чтобы это кто-то делал. Это только попытки, с большим недокрутом. Как только появятся спортсмены, которые его делают, и как только мы убедимся в реальности этого действа, мы их добавим. Год назад мы добились того, что таблица построена на процентах, поэтому конструкция таблицы стала проще. Осталось поставить новую базовую стоимость. Но пока история про пятерные – это разговоры, ни одного видео я не видел.

Обсуждение судейских решений со зрителями приведет к хаосу

– На последнем чемпионате мира мы были свидетелями работы программы Ice Scope, которая измеряла высоту прыжка, другие характеристики. Вам понравилась, будете стремиться больше роботизировать судейство?

– Пока речь идет не об этом, пока ISU проявил интерес к этим разработкам. Мы слушали представителей разработчиков, но мы задали определенные вопросы. Например: высота, длина – это важно, но у нас не прыжки в высоту или длину. Мы спросили, могут ли разработчики измерять докруты прыжка? Тогда это нам будет интересно.

– Они приняли к сведению?

– Да, до этого они этим не занимались, теперь займутся.

– Возможно, что, условно, после Пекина у ISU появится система, когда каждый градус недокрута будет высчитываться программой, а баллы просто автоматически пропорционально высчитываться?

– Сколько времени займет разработка – никто не знает. Теоретически двойной прыжок – это 720 градусов. Но на деле это меньше, все прыгают с дуги и приземляются не на прямую линию. Недокрут заложен в прыжок. Поэтому грубо говоря – программа должны сказать, что тот или иной фигурист выполнил прыжок на столько-то градусов. А эксперты будут интерпретировать эти данные. Вопрос в том, какой недокрут допустим. Сейчас вот – четверть. Кто-то скажет – много, кто-то – мало. Надо договариваться. Если когда-нибудь вся эта система получится – это будет очень интересно.

– Вы за видеоповторы в фигурном катании по примеру футбола, тенниса?

– Так они есть. Судьи имеют повторы в нормальной скорости, техническая бригада – в замедленной. И этим пользуются во время соревнований, и часто. Другой вопрос, что надо улучшать разрешение аппаратуры. Возможно, ставить вторую камеру с другой стороны. Но сколько это стоит? Как всегда, вопрос в соотношении “цена – качество”.

– Я скорее про публичность повторов. В хоккее судья объявляет о решении всему зал, в теннисе все видят, куда приземлился мяч. В фигурном катании возможно, чтобы зрители видели ту же картинку, что и судьи, чтобы им объясняли решение?

– Не знаю. И не знаю, нужно ли. Если много людей начинают смотреть одно и то же, возникает хаос. Слишком много мнений. Мы должны бороться за качество работы технических бригад, за одинаковый подход. Но начинать обсуждать это со зрителями на весь зал… Зрителю можно показать результат – этот прыжок был с недокрутом. У нас 11 прыжков за программу. Сколько же повторов будет?

– Фигурист может брать право на челлендж, например – как вам такая идея?

– Так ему оценки уже поставили. Просить изменить оценки? Ну, извините, мы хотим судейство сделать быстрее, а публичность звучит красиво, но затянет процесс. Приведет это только к еще большим спорам.

– Вы упомянули борьбу за одинаковый подход технических бригад. Сейчас с этим проблемы?

– Бывают. Не настолько, чтобы они прямо меняли результат, но есть разные взгляды. Мы стремимся к тому, чтобы это убрать.

12 россиянок в Гран-при? Если так положено, то этого у нас не отнимут

– Очень скоро будет принято решение по составу участников Гран-при. По моим расчетам, в женском одиночном катании у нас должно быть 12 представительниц. Это реально?

– Есть целая система критериев. Чемпионат мира, мировой рейтинг, рейтинг лучших результатов сезона. Что касается чемпионата мира – Загитова будет первая выбирать два любых Гран-при. Турсынбаева – из оставшихся четырех. А Медведева…

– Поедет, куда скажут, получается.

– Ей достанутся оставшиеся, да. Хотя спортсмены могут договориться. Но вот эта тройка на одном этапе точно не окажется. Далее, еще есть призеры юниорского чемпионата мира. И таким образом квоты постепенно заполняются, идет добор.

Подробнее о запутанных правилах отбора на Гран-при можно прочитать здесь.

Согласно последнему положению от сезона-2018/19 в предстоящем турнире имеют право принять участие аж 13 россиянок – они либо попали в топ-12 чемпионата мира, либо в топ-24 мирового рейтинга и рейтинга лучших результатов сезона, либо были призерками юниорского ЧМ. Это Алина Загитова, Евгения Медведева, Софья Самодурова, Александра Трусова, Анна Щербакова, Елизавета Туктамышева, Алена Косторная, Мария Сотскова, Серафима Саханович, Алена Канышева, Анастасия Губанова, Анна Тарусина, Станислава Константинова. Из них всех только 13-летняя Канышева продолжит карьеру в юниорах.

– А как определяется, будет человек катать один этап или два?

– Есть группа Гран-при, состоящая из представителей шести стран, и происходит дележка. Там есть делегаты России, а также США, Канады, Франции, Японии и Китая. 19-20 июня они соберутся и решат. Настолько непростой вопрос, что забыл про навигатор и пропустил поворот. (смеется)

- Я думал, вы больше на такси ездите.

- Не всегда могу себе позволить.

- И все-таки: вся тройка юниорок Тутберидзе – Трусова, Щербакова, Косторная – могут рассчитывать на два этапа Гран-при?

- Я думаю, две призерки чемпионата мира из трех – вполне. Косторная же не была на чемпионате мира. Будут обсуждать

– Вся тройка юниорок Тутберидзе – Трусова, Щербакова, Косторная – могут рассчитывать на два этапа Гран-при?

– Я думаю, две призерки чемпионата мира из трех – вполне. Косторная не была на чемпионате мира. Будут обсуждать.

– Допускаете, что реально Россия будет иметь право выставить 12 спортсменок?

– Теоретически – возможно. Но иногда спортсмены отказывается. Цурская, пожалуйста, закончила же. Кто-то перерыв может взять, кто-то по ходу сезона травму получить. Юниоры должны принять официальное решение, будут ли они переходить во взрослые (если это возможно по возрасту).

– Как-то вы пессимистичны вы в отношении России. Станем жертвой расширения географии?

– Нет, ну что вы, у нас столько народу сейчас выступает. Если положено – то кто у нас эти квоты отнимет? Никто. Такое группой Гран-при не обсуждается. Это опытные люди, они давно знают друг друга и работают вместе. Не могу сказать, что там нет борьбы. Но она такая, дружеская.

Я за синхронное катание на Олимпиаде. Но МОК пока не идет на компромисс

– Другие олимпийские виды спорта активно внедряют новые дисциплины. Даже конькобежный спорт, который подчиняется ISU, ввел масс-старт. Возможен ли в фигурном катании свой масс-старт, какие-то новинки?

– Разработок типа масс-старта нет, конечно. Есть идея об изменении соревнований, чтобы короткая и произвольная программы гораздо сильнее отличались друг от друга и имели одинаковый вес, чтобы давать за них одинаковые медали. Работа ведется. Но насколько эта разработка будет удачна, вот вопрос. Если все получится, то действительно появятся новые дисциплины, медали на Олимпиаде. Не надо думать, что никто ничего не делает.

– Вам нравится синхронное катание, его стоит добавить в Олимпийские игры?

– Да. Но вопрос сложный. МОК установил общую квоту спортсменов на зимней Олимпиаде – около 2900 человек. Для синхронного катания нам нужно еще человек 200. Если сокращать количество людей в команде – не потеряет ли вид своей сути? В свое время в командах было по 30 человек, давно, но я еще помню. Потом 20, сейчас 16, что уже делится только на четыре, а это тоже важно, это минус. При 12 количество конфигураций будет еще меньше. Я за синхронное катание на Олимпиаде, на чемпионате мира. ISU шел на компромисс с 12 людьми, но МОК и на это не согласился. Может, это и хорошо, не потеряли вид.

– Сокращать команды или площадь льда – реально? В синхронном плавании обходятся же девятью спортсменками.

– Возможно, но при 16 участницах это зрелищнее смотрится. Да и МОК даже на 12 человек не соглашается.

Возможно, изменением возрастного ценза кто-то хочет ослабить конкуренцию?

– На предыдущем конгрессе ISU резко встал вопрос о повышении возрастного ценза. В следующем году – новый конгресс, в женском катании расклад сил не меняется. Есть ли угроза изменений?

– Конгресс состоится летом 2020 года в Таиланде. Неизвестно, будут ли такие предложения. Обычно они вносятся зимой, если не являются срочными.

– А если будут?

– То будут обсуждать. Предложившие люди будут обосновывать необходимость нововведений. В изменении минимального возраста есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, красивое женское катание и тому подобное. С другой – при этом не будет такой сложности, как у маленьких вертких девочек. Мы все-таки предлагаем зрителю продукт. Захочет ли он смотреть на катание с большей грацией, но меньшей сложностью? Надо выяснять. На прошлом конгрессе предложение возникло спонтанно, в пожарном порядке его обсуждать никто не рвался.

– У вас какое мнение? Вы готовы защищать существующий ценз?

– Я не очень хочу высказывать мнение и влиять им на других, но сомнения в необходимости повышения возраста есть. И еще – надо задуматься, почему никогда раньше эту тему не поднимали. Тара Липински стала олимпийской чемпионкой в 15 лет. Потом возраст немножко повысили. Может быть, кто-то просто хочет этим ослабить конкуренцию? Я считаю, что прежде чем принимать решения, надо тщательно взвешивать все плюсы и минусы. Особенно когда речь идет о таком решении.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
14
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир