"Медведева уже никогда не будет кататься, как на "фабрике Тутберидзе". Мнение спортивного психолога

7 февраля 2019, 13:05

Статья опубликована в газете под заголовком: «"Медведева уже никогда не будет кататься, как на "фабрике Тутберидзе"»

№ 7848, от 09.02.2019

Евгения Медведева. Фото Ксения Нуртдинова
Двукратный призер Олимпийских игр психолог Елизавета Кожевникова – об ученицах Этери Тутберидзе, будущем Евгении Медведевой и ужасах детского спорта

Загитовой невозможно обойтись малыми потерями.

– Главная проблема Алины Загитовой – в психологии или все-таки в меняющейся из-за переходного возраста технике?

– Невозможно отделить одно от другого. Имея хорошо поставленный, доведенный до автоматизма навык, на него можно опереться и почувствовать уверенность. Но Алина сейчас переживает очень динамичный период в жизни. У нее меняется тело, меняются центры тяжести. Она не может больше пользоваться своим прежним навыком. Этот период можно относительно безболезненно прожить, имея теплое, поддерживающее окружение и не форсируя результаты. Здесь же мы видим, что ставки очень велики. И снижение амбиций не предусмотрено.

– Порой, когда Загитова встает в начальную позу своей произвольной программы, у нее такое выражение лица, словно она уже знает, что проиграла.

Замороженное выражение лица – это очень типично, это индикатор мощного аффекта. Как правило, девочки, которые очень рано начали заниматься профессиональным спортом, имеют систему защит, которая вообще не позволяет чувствовать негативных эмоций. Отрицательные переживания блокируются, но не уходят. Из-за этого происходит диссоциация – человек перестает чувствовать свое тело. Отсюда заторможенность, онемение, дискоординация...

– … и невозможность собраться после ошибки, например?

Дело в том, что человек в большом спорте может существовать только в двух режимах: делать все движения на автомате, либо контролировать весь процесс от начала до конца. Тут нет середины: или ты вообще не думаешь, или дробишь каждое движение на множество под-движений и думаешь о каждом из них. За эти режимы отвечают разные части мозга. Если ты в течение программы вдруг вынужденно уходишь из первого режима во второй, ты просто физиологически не можешь вернуться обратно. Отсюда и ошибки. Бывают исключительные случаи, когда спортсмен стартует испуганным, в диссоциированном состоянии, падает, испытывает ярость и таким образом "воссоединяется" с собственным телом, блистательно дорабатывает до конца.

– Что все-таки делать Загитовой? Как с минимальными потерями пройти этот сложный период – расслабиться и плюнуть на все?

Я очень желаю Алине обойтись минимальными потерями, но есть ощущение, что это невозможно чисто морфологически. Те нарушения, которые были сформированы из-за раннего спорта, ведут к нарушениям сразу в нескольких областях: мотивации, идентичности, координации, не говоря уж о биологической, гормональной структуре. В четыре-пять лет ребенок-спортсмен еще не понимает, зачем ему это надо, и большая нагрузка воспринимается им как травматичная. А что происходит с человеком, который постоянно борется со страхом? У него образуется зашкаливающий уровень адреналина и кортизола. Это порождает состояние непроходящей тревоги, телесного напряжения, нарушаются серотонинопроводящие пути. В результате человек вообще не чувствует себя хорошим. В моем представлении, Алине сейчас действительно очень плохо. Это или депрессивное, или суб-депрессивное состояние. Избавиться от хронического, зашкаливающего стресса малой кровью невозможно.

– Что тогда делать?

Первое и самое главное – минимизировать стресс.

– То есть вообще не выступать и взять тайм-аут?

Да. Взять продолжительный отдых, учиться жить по-новой. Нужно понять, что между понятиями "я" и "мой результат" нет знака "равно". Если я выступаю плохо, это не значит, что я плохая. На восстановление навыка получать удовольствие от самой себя и от жизни, думаю, уйдет минимум год.

Медведева строит свою новую идентичность

– Евгения Медведева, похоже, следует вашим советам. Судя по ее интервью, она как раз в поиске новой самоидентичности и гармонии с собой. Но катается она при этом гораздо хуже, чем в прошлом году.

Я думаю, Женя уже никогда не будет кататься так, как она делала это раньше. Она будет кататься по-другому, возможно, тоже красиво и классно, но иначе. Это уже не будет стиль "фабрики Тутберидзе". И эту потерю нужно тоже отплакать, отгоревать. Я всегда учу спортсменов относиться к изменениям организма, которые происходят в связи с возрастом, как к маленькой смерти. Это нельзя вернуть. Неправда, что "я сейчас немного поанорексичу – и снова буду это прыгать". Тут работает стандартная стратегия переживания травмы. Человек понимает, что произошло, испытывает шок, злится, горюет и, наконец, осознает и ищет новые смыслы. Женя сейчас, по сути, строит свою новую идентичность.

– Вам не кажется, что с этой новой идентичностью она постепенно придет к мысли, что результат уже и не очень нужен? Можно жить свободной гармоничной жизнью, кататься в шоу и не быть никому ничего должной?

Такой сценарий очень возможен. И лично я бы даже считала его приоритетным. Понимаете, профессиональный спорт в моем понимании должен приносить две вещи: радость и деньги. Когда он не приносит ни радости, ни денег, тогда он не нужен. Мы помним огромное количество несчастных карьер, когда люди не могут отцепиться от спорта, буквально как от наркотической зависимости. Ведомые фантазией, что можно повернуть время вспять, они держатся за поезд, который заведомо уйдет. Если человеку хватает ума и интуиции вовремя это осознать, я только приветствую этот выбор.

Зачем менять систему, которая идеально дает результат? Даже если это ведет к разрушению жизни

– Сможет ли Этери Тутберидзе довести свою уникальную тройку юниорок – Трусову, Щербакову и Косторную – до следующей Олимпиады 2022 года в Пекине?

- Извините, а зачем ей это? Просто из человеколюбия?

– Вы думаете, ей не нужна еще одна олимпийская чемпионка?

Я думаю, что конвейер выстроен гениально. Очередь настолько велика, что если даже кто-то из девочек-лидеров вдруг начнет расти на полгода раньше, чем нужно, всегда есть наготове второй, третий и четвертый номера. Это ровно то же самое, что было с Медведевой и Загитовой в Пхенчхане. Думаю, точно так же будет и в Пекине. Зачем менять систему, которая идеально работает на результат? Даже если это параллельно ведет к разрушению жизни девочек.

– Вы считаете, если девочка в 14 лет прыгает четверные прыжки и настолько крута, что обыгрывает олимпийскую чемпионку – это разрушение жизни?

Когда спортсмен мне начинает говорить о собственной крутости, я всегда задаю вопрос: "А как ты будешь эту крутость потом имплементировать в жизнь?". Ответа почти ни у кого нет. Потому что на самом деле, это ощущение "я крутая" никак не помогает адаптироваться к разным жизненным вызовам – учебе, получению профессии, поиску себя. Ко мне приходят родители, обеспеченные жители мегаполиса, и я спрашиваю: "А зачем вы вообще учите своего ребенка такому навыку, как фигурное катание?"

– А как же умение терпеть, дисциплина, овладение красивыми движениями? Не говоря уж о победах и призовых.

Давайте я развенчаю каждый из этих тезисов. Допустим, девочке 15 лет, она начала расти, перестала быть нужной тренеру и вывалилась из спорта. Она настолько объелась режимом, когда нужно вставать на тренировку в 5 утра, что она это ненавидит. Ее потребность в безопасности и поддержке настолько катастрофически не реализована, что еще пару лет она будет просто лежать на кровати и отдыхать. И я говорю это на основе собственного опыта. Когда я закончила карьеру, у меня полтора года было ощущение, что воля в принципе закончилась. Еще один миф – организованность. На самом деле, всю логистику, все детали берут на себя другие люди. Спортсменки просто делают так, как им велят. Девочки не притрагиваются к собственным "хотелкам". Поэтому после спорта они даже не знают, а чего можно хотеть в принципе.

– Получается, единственный плюс – это финансовая составляющая. Как иначе в 14-15 лет заработать на квартиру и стать обеспеченным человеком?

Это правда. Хотя деньги имеют свойство быстро заканчиваться. И потом, нужно же помнить, что на всем протяжении карьеры спортсмены просто не имеют времени учиться в школе. Невозможно закончить заниматься фигурным катанием и сразу же поступить в институт. Помню, я в свое время три года не могла дойти до института физкультуры, просто чтобы занести документы. Потому что тут все в комплексе: я считаю себя очень крутой, но у меня закончилась воля, плюс я обязана все делать идеально. А если я не могу что-то делать идеально, лучше вообще никак не делать. Почему-то родителям даже в голову не приходит, что вместо супер-организованного спортсмена они получат абсолютного прокрастинатора.

Турниры среди пятилеток надо запретить

– Чемпионка Европы Софья Самодурова – представитель совсем другой школы. Она выглядит очень свободной и получающей удовольствие от себя самой. Но в то же время, мы понимаем, что она не была олимпийской чемпионкой и вряд ли уже ей станет.

– Давайте вспомним историю с начала. Мама отводит девочку в фигурное катание с мечтой, чтобы она стала самой блистательной принцессой на свете. Если этого не происходит, ребенок чувствует себя очень плохим. Чтобы чувствовать себя нормально, ему нужно либо выигрывать самому, либо унижать других людей. Как по мне: да гори он в аду этот олимпийский подиум, если человек растет в такой извращенной системе координат!

– Самодурова теперь села на "иглу" побед и скоро станет такой же закрепощенной как сейчас Загитова?

Зависит от очень многих факторов. Если ребенок очень рано начал заниматься серьезным спортом, у него очень амбициозная мама, которая никак не реагирует на его потребности, и столь же жесткий тренер – итог для психики будет печальным. Но допустим, девочка пришла в спорт хотя бы на пару лет позже – с шести-семи лет. У нее теплые отношения с мамой, которая разрешает смотреть в окно, есть конфеты и плакать. Поддерживающий, терпеливый, не форсирующий события тренер, каким мне как раз видится Алексей Мишин. Тогда мы имеем счастливое стечение обстоятельств, благодаря которому девочка сможет продлить свою карьеру и в последствии закончить ее, не попав сразу в клиническую депрессию.

– Станет ли выходом из ситуации повышение возраста вступления фигуристок во взрослый спорт?

Если рассуждать из гуманитарных соображений – конечно, это должно быть сделано. Понятно, что фигурное катание в мире в целом – молодой спорт. Но, если брать федеральные стандарты, скажем, Швейцарии, там за основу берется возраст 9 лет. Только после него ребенок начинает нормально переносить профессиональные нагрузки.

– Но для женского фигурного катания 9 лет – это уже почти середина карьеры.

Но биологические законы работают именно так. Только в этом возрасте мозг созревает настолько, что ребенок может взять ответственность за собственный выбор и понимать, зачем ему нужно то или иное действие. Никто не говорит, что нельзя начинать заниматься спортом в три-четыре-пять лет. В Европе детей ставят на лыжи и в два года. Но там нет соревновательного контекста. До восьми-девяти лет они очень активно занимаются разными видами спорта, но только в игровом, развивающем режиме. Они не запоминают, что проигрывать – это плохо, у них здоровая психика. Но зато воспитывают мышечный интеллект, учатся контролировать собственное тело. И это "умное" тело потом в разы быстрее освоит элементы любого вида спорта. Понимаете, тут нет линейной зависимости: можно прийти в соревновательный спорт позже, а потом догнать и перегнать тех, кто соревнуется давно и заучил страх перед нагрузками и соревнованием.

– То есть на ваш взгляд, турниры по фигурному катанию или теннису среди пятилеток стоит просто запретить?

Однозначно. Причем в России же есть федеральные стандарты, которые четко оговаривают возраст начала официальных соревнований на результат. Но по ряду видов спорта, включая фигурное катание, они нарушаются. Соревнования начинают проводиться от двух до пяти лет раньше. А что мы получаем из большинства этих маленьких победителей потом, в 15-16 лет – к сожалению, прекрасно известно...

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
26
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир