Полина Шелепень: «Верю, что Медведева выучит четверной»

17 сентября 2019, 17:00
Полина Шелепень. Фото Федор Успенский, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Мнение первой ученицы Этери Тутберидзе о первых стартах нового сезона

Бывшая ученица Этери Тутберидзе, а сейчас начинающий тренер Полина Шелепень побывала в гостях у «СЭ» и рассказала о прокатах Щербаковой и Туктамышевой на Lombardia Trophy, вере в четверной Медведевой и отказе от предложения из школы своего бывшего тренера.

— Анна Щербакова в минувшую субботу выиграла в Бергамо свой первый взрослый турнир. Но почему ей поставили так мало баллов за короткую программу?

— Я в судействе не увидела ничего криминального. Каскад действительно был не докручен. Кроме того, на взрослом уровне совсем другие компоненты, другой уровень, другие арбитры. И нужно немного времени, чтобы судьи увидели Аню и привыкли к ее прокатам. И я думаю, что к середине сезона оценки будут совсем другие.

— Почему в Бергамо Туктамышева проиграла Щербаковой?

— Лизе в произвольной программе не хватило настроения. Мне показалось, что на контрольных прокатах она была более веселой и энергичной. Не знаю с чем это связано, потому что прокат получился очень хорошим, и, я думаю, компоненты на это тоже повлияли

— Многие осуждали Лизу за то, что она не подготовила к Италии костюм — лишь черные брюки и белую рубашку.

— Я бы себе такого не позволила. Если бы я каталась у Этери Тутберидзе, у нас бы все было готово. Когда мы ездили на соревнования заграницу, у нас были даже специальные красивые тренировочные костюмы, чтобы и на тренировках выглядеть хорошо. Ведь туда тоже приходят судьи, делают пометки. И от выступления Лизы остались впечатления, не такие, какие могли бы быть в костюме. Щербакова на этом фоне в своем костюме выглядела гораздо выигрышнее.

Трусова в плане катания пока совсем юниор

— На контрольных прокатах в Москве Александра Трусова исполнила сразу три четверных прыжка в произвольной программе. Это предел возможного?

— Уверена, что она может больше. Саша настолько легко их скручивает, cловно на них не требуется особых усилий. Вопрос в другом: сохранит ли она их? Внутри меня по этому поводу постоянно противоречия: вроде классно, что четверные прыжки осваиваются девочками, но с другой — страшно, что с этим будет дальше. В переходном возрасте тройные и те страдают. Что касается программ, их нужно смотреть в костюме, но пока из их трио с Щербаковой и Косторной, Саша для меня в плане катания пока совсем юниор. У той же Косторной в короткой программе под каждый такт — ручка, взгляд. Надеюсь, что она освоит тройной аксель.

— Американка Алиса Лью, выиграв домашний юниорский этап «Гран-при» навела шороху двумя акселями и четверным лутцем в одной программе...

— Лью же делала эти прыжки еще в прошлом сезоне, когда выиграла чемпионат США. Уже тогда было понятно, что она станет конкурентной наших девочек. Я, наоборот, рада, что борьба будет не только между нашими девушками. Получается, что мы поднимаем фигурное катание не только в России, но и в мире. Тем и интереснее. Ей будут где-то откровенно подсуживать? Нам тоже иногда помогают. В том же Челябинске на юниорском этапе «Гран-при» оценки поставили чуть повыше обычных.

— В этом году контрольные прокаты юниоров были открытыми для прессы и транслировались на сайте Первого канала. Такое повышенное внимание к 13-летним детям не вредно для их психики?

— Это даже в плюс. Наш вид спорта — для публики. И в любом состоянии ты должен уверенно держаться, хорошо выглядеть и говорить. А это тоже сложно. Когда я сейчас смотрю свои первые интервью, то думаю: «Как такое можно было сказать?» Чем раньше ребенок научится быть на виду — тем лучше.

Медведева не оправдала ожидания болельщиков

— Сложилось такое впечатление, что Евгения Медведева в Канаде сделала самую важную для себя вещь, потому что откатала две программы без падений.

— Мне кажется, что на данный момент у нее была задача чисто откатать обе программы. Однако я вижу, что она может намного лучше, ведь на разминках и тренировках у нее совершенно другие прыжки. Там они легче и выше, а вот, что происходит во время проката — непонятно. Либо она аккуратничает, либо еще форму не набрала. Но мне кажется, что она от проката к прокату будет только прогрессировать и все будет смотреться гораздо легче, и я жду, когда она выучит четверной сальхов

— Вы в это верите?

— Да, и для меня интрига заключается не в том, кто из молодых девочек раньше прыгнет, а кто это сделает из взрослых фигуристок. Я верю, что это может сделать и Лиза Туктамышева.

— Это реально в случае с Женей и ее страхом?

— Реально. И все идет от поддержки тренера и от того, насколько решителен сам спортсмен. Женя очень решительная в этом плане. Она говорила о сальхове в интервью не один раз, и на шоу у нее были очень достойные попытки. И сейчас нужно дождаться, когда тело окончательно сформируется, если это еще не произошло. А потом можно будет тренировать этот прыжок, набирать форму и идти пробовать

— Почему, на ваш взгляд, Медведева вставляет три лутца в программу, если не решена проблема с ребром?

— Они борются с этим лутцем и стараются всем доказать, что Женя может прыгать его с правильного ребра. Вообще очень много было комментариев от Медведевой и ее команды до начала сезона. К примеру, они говорили о том, что произвольная программа будет лучшей в карьере спортсменки. Это спровоцировало ожидания от болельщиков, которые, на мой взгляд, не оправдались. Программа получилась хорошая, было красивое платье, но ничего больше. Наверное, потому, что еще только начало сезона, а тема взята сложная. Да и если бы не было этих комментариев до старта сезона, все бы пошло намного лучше

Когда я ушла от Тутберидзе, меня все возненавидели

— От повышенного внимания до негатива болельщиков — буквально один шаг. Та же Аделина Сотникова когда-то даже расплакалась, начитавшись комментариев фанатов. У вас был момент такой острой неприязни?

— Да, когда я ушла от Этери Георгиевны, меня все возненавидели, особенно, когда узнали, что я ушла в ЦСКА к Светлане Соколовской. Я старалась не читать ничего в соцсетях, но иногда заходила — интересно же. А там столько всего написали, словно я стала другим человеком. Обидно, что люди не знали ситуацию, но называли неблагодарной и плохой.

— Однако создается впечатление, что больше таких уходов от Тутберидзе как ваш и той же Медведевой больше не будет. Вы то были у нее в числе первых, тренировались с детства, сейчас же в «Хрустальный» идут дети постарше с конкретными целями...

— Сейчас, конечно, проще. У Этери Георгиевны большая команда, и ей больше не нужно все делать самой. А раньше на ней было все: хореография, ОФП, cкольжение, постановка прыжков. Позже появился хореограф, джаз-класс, пришел Сергей Дудаков. Плюс для того, чтобы выйти на топ-уровень тренеру нужно хотя бы одного спортсмена привести к хорошим результатам, причем его еще надо найти. А сейчас если уйдет один ребенок, то на его место очень много желающих. Мне кажется, они сейчас перед тем как взять новичка, оговаривают: сколько сезонов он будет работать и чего он хочет.

— Правда, что в команде Тутберидзе никогда не хвалят, а сразу же начинают разбирать ошибки?

— Там учат быть максималистами. Ты можешь выиграть золотую медаль, но при этом плохо откатать программу и тогда тебя никто не похвалит. Всегда есть к чему стремиться, а если говорить «Ты молодец», то человек начинает думать, что сделал максимум и, когда от тебя требуют большего, достигать этого становится сложнее. Однако в Америке совершенно другое отношение — там хвалят за все. Ты можешь упасть в первом прокате сезона, а тебя все равно похвалят. Это разница менталитетов, к которой быстро привыкаешь.

— Общаетесь ли вы с Этери Тутберидзе сейчас и не хотели бы с ней поработать?

— Мы виделись с ней в том году весной. Мне тогда предложили работу тренером в Самбо-70. Мы с ней встретились, поговорили и уже через какое-то время она предлагала мне с ней поработать, так как набирала группу детей. Я это предложение не приняла.

Когда приезжала Тарасова, все вытягивались по струнке

— На сборах и соревнованиях фигуристок, которым нужно держать строгую диету, селят в обычные гостиницы со шведским столом, как удерживались от сооблазнов?

— В Новогорске — шведский стол. Там хорошо кормили три раза в день, поэтому все было на нашей совести. Не всегда ведь мы ели вместе с тренерами. Этери Георгиевна любила поспать, поэтому приходила чуть позже, а мы, наоборот, пораньше, чтобы поесть до тренировки. Соблазн, конечно, был. Срывались, скрывать не буду. Хотя у меня проблем с этим серьезных не было.

— Татьяна Тарасова рассказывала, что ей даже приходилось отнимать еду у одной из учениц, которую та пыталась съесть тайком. У вас до такого не доходило?

— Нет. Но во времена, когда я тренировалась в ЦСКА и приходила Татьяна Анатольевна, все вытягивались по струнке. Она могла прийти и сказать: «Вы все толстые, а ну-как быстро на весы!». Взвешивали редко, но неожиданно. Санкции? Пробежка вокруг катка вместо тренировки, чтобы все видели. Одеваешься потеплее, чтобы вспотеть, и бежишь.

— В сети гуляет очень милое видео 2008 года, где вы сидите с Тутберидзе и эмоционально разбираете ваше выступление.

— Это было на чемпионате России в Казани, который вышел для меня крайне непростым. Где-то за неделю до него я неожиданно выросла почти на 7 сантиметров. И когда Этери Георгиевна приходила на тренировку и говорила: «Кажется, ты выросла», у меня начиналась паника. Так вышло, что я уехала на соревнования раньше нее и успела там провести одну тренировку сама. Я заходила на прыжки и падала с полуоборота, не понимая в чем дело, ведь я делала все как обычно. Потом приехала Этери Георгиевна, у меня разбитый локоть она в ужасе: «Что произошло?». Я объяснила — не чувствую прыжки. В итоге, из-за этого я плохо откатала короткую программу, но на удивление смогла собраться на произвольную. После ее проката я все спрашивала: «А этот прыжок хорошо, а этот?». Этери Георгиевна отвечала, что нормально. В итоге этот чемпионат России получился для меня лучшим в карьере.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
22
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир