«После падения на Олимпиаде понимаешь, что фигурное катание — не единственное, что есть в жизни»

Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
29 января 2020, 19:00

Статья опубликована в газете под заголовком: ««После падения на Олимпиаде понимаешь, что фигурное катание — не единственное, что есть в жизни»»

№ 8125, от 30.01.2020

Мария Сотскова. Фото AFP
Мария Сотскова — о приостановке карьеры, переменах в жизни и сложностях российских фигуристок

Сотскова — пример фигуристки, которая сумела изменить свое отношение к фигурному катанию и перестать считать его единственно возможной для себя сферой самореализации. Всего два года назад Мария отобралась на Олимпийские игры и вместе с Загитовой и Медведевой представляла на них сборную России. А сейчас учится в ГИТИСе, катается в шоу, учится хореографии и говорит, что счастлива. Корреспондент «СЭ» поговорил с вице-чемпионкой России и «Финала Гран-при» о новых вызовах в жизни и том, как она шла к их осознанию. Мы встретились в кафе у арены ЦСКА, но шла Мария не с тренировки, а с выставки, попутно заглянув на танцы.

Я приостановила карьеру. Чуть раньше, чем Загитова

— Давайте сразу — у меня нет конкретного ответа, закончила я или буду бороться до конца за спортивную карьеру, — проницательно начала Мария. — Мысль об этом у меня каждый день в голове, это самое главное, что меня волнует. Я еще не все сказала, во мне есть потенциал. Но конкуренция настолько высока, что она может сделать все это бессмысленным.

— Вы говорите об этом, видя результаты Трусовой, Щербаковой и Косторной?

— После них будут следующие девочки, их очень много на подходе. Я взяла паузу для восстановления себя. В какой-то момент поняла, что у меня застой в жизни. Каждый день на катке, рутина, которая ни к чему не приводит. Надо остановиться, взвесить все. Может быть, у меня другое место в жизни. А может, наоборот, я соскучусь.

— В общем вы, как Алина — приостановили карьеру, а не закончили.

— Можно и так сказать. Правда, получается, я чуть раньше к этому пришла.

— Когда?

— Сборы летом прошли максимально плодотворно, у меня была запредельная мотивация после перехода к Светлане Владимировне Соколовской. Я реально сильно поработала. Но по семейным обстоятельствам (У Марии скоропостижно скончался отец. — Прим. «СЭ») вынуждена была прервать сбор в Кисловодске, и после этого... появилась апатия. Я не жила, а существовала. По принципу «побыстрее бы этот день закончился». Тренировка — дом — тренировка. И так шесть дней в неделю.

— Как справлялись?

— Я человек, который любит «движ», компании, а здесь я ушла в себя. Старалась избегать знакомых. Когда приближались соревнования, я понимала, с одной стороны — я же хорошо готова! Но с другой, я была совершенно не в том виде, который требуется для спортсмена физически и ментально.

— Сниматься не думали?

— В какой-то момент, думаю, я была недалека от этого. Но меня так поддерживали все в команде, тренерский штаб, что я не могла позволить себе их подвести. Он всячески мне придавал сил, не давил, а подбадривал. Тренеры говорили, что все получится, все вокруг хотели, чтобы я все-таки выбралась из сложной ситуации. Мы все верили, что соревнования — это что-то новое, что поможет. Это помогло сохранить то, что есть. Осенью взяла паузу, а перед новогодними шоу я собрала все тройные прыжки, сделала. И подумала — а я рано сдалась! Я освободилась и занялась саморазвитием

— Итак, как ваша жизнь выглядит сейчас? У вас же стало больше времени.

— Неделю после своего решения я ходила в институт и узнавала про шоу. Я съездила на Kings on Ice. Перед этим подготовилась — и сразу собрала все тройные, хотя полмесяца не каталась! В самом шоу прыгнула риттбергер, флип и два дупля (двойных акселя — Прим. «СЭ»).

— Получается, дело в психологии?

— Да. Освободилась — и сразу пошло. А мышечная память никуда не делась. Потом начались новогодние шоу, которые я обожаю. Выступала на Пушкинской, полная площадь, максимум удовольствия, внутри эйфория. Шоу — это то место, где я могу самовыражаться. Я продолжаю заниматься любимым делом, но не боюсь оценок судей. 1 февраля буду выступать в Доброграде.

— Вы параллельно еще и учитесь в ГИТИСе.

— Да, после шоу сдала экзамены. Учусь на хореографа-постановщика, причем я одна там фигуристка, а рядом — люди из Большого театра, из Todes. Для меня всегда было важно, чтобы я поступила не в РГУФК. И в принципе я уже делаю первые шаги в хореографии, подготовке программ, но пока не хотела бы раскрывать всех карт. Скоро все узнаете. В будущем хотелось бы быть хореографом, но это все же сезонная работа.

Параллельно занимаюсь чем-то новым, саморазвитием, на выставке вот только что была. Без спорта все равно не могу, пробую разные направления. Сайклинг, воздушная гимнастика, подвесной тренинг. В общем, беру от жизни все и счастлива.

В России фигуристы к чемпионату мира подходят на пределе

— Чемпионат Европы смотрели?

— В основном парней. Очень рада за всех наших, за Мориса (Квителашвили. — Прим. «СЭ»). Дима Алиев, наверное, не катался так никогда. Разве что на предолимпийском чемпионате Европы. Артур (Даниелян. — Прим. «СЭ») дебютировал и сразу показал взрослое катание. Я его помню еще совсем юниором, а сейчас он так спрогрессировал! Девочки? Ну, сложно не восторгаться катанием Косторной. Оно у нее действительно женственное.

— Вы занимаетесь вместе с Александром Самариным. Почему не получается у нашего фигуриста, который умеет прыгать практически все?

— Лучше спросить у самого Саши. Мне кажется, он просто устал.

Если говорить в целом — у нас немного по-другому распределяются нагрузки по сезону по сравнению с иностранцами. Вспомните Кэйтлин Осмонд в олимпийском сезоне — она вкатывалась постепенно. А для многих россиян национальный чемпионат — главный турнир, к нему выходишь на пик. Конкуренция ведь высочайшая. У нас уже на Гран-при надо выкладываться на полную, показывать всем стабильность, иначе на чемпионате России попасть в медали будет очень сложно. Люди к чемпионату мира подходят на пределе. Дай бог, чтобы в этом году после успешного чемпионата Европы и в Монреале все было хорошо.

Например, в олимпийский сезон я все отдала, чтобы попасть в Пхенчхан. Олимпиада — цель всей жизни. Но когда ты падаешь в короткой программе и не оставляешь себе шансов, осознаешь, что фигурное катание — не единственное, что есть в твоей жизни. Мне вообще не понравилась Олимпиада как соревнование и тот отпечаток, который она оставляет. Он очень долго залечивается. Все, кто говорят про главное — участие, лукавят. Это так не работает. Но я все соки оставила на чемпионате России. А Алина и Женя еще и на Олимпиаде зажгли. Они очень крутые и работоспособные, обе.

Пубертат существует. Выходишь — а борты как будто ниже стали

— Сейчас в фигурном катании очень популярно слово «пубертат». Объяснение всех проблем фигуристок в одном слове. Можете рассказать, в чем он проявляется и как вы прошли этот период?

— До определенного периода мне казалось, что это отговорка девочек, которые сдались. Но будучи в этом состоянии, понимаю, что пубертат существует, и он реален, ребята. Эта вещь очень сильно ломает. Я бы сказала, есть даже две степени пубертата. Первая — детский, примерно 16 лет, вторая ближе к 18 — 19 годам. Пубертат взрослой девушки — самый жесткий. Тебя кидает из стороны в сторону, ты не понимаешь, что с тобой происходит. Я однажды за ночь выросла на сантиметр. Выхожу — и странные ощущения, борты стали ниже!

— Страшно, наверное.

— Да. Просто новое тело. Это не маленькая девочка ростом 150 сантиметров под 40 килограммов. И за это тело уже начинаешь опасаться, включается инстинкт самосохранения. Пару раз упал — уже и не хочется больше так, понимаешь, что можешь себя не соскрести со льда потом. Обходишься за тренировку двойными, «бабочки» появляются. А в таком возрасте технику уже не исправишь. В этом смысле Светлана Соколовская — просто спаситель, сделала все возможное и давала мне все необходимое.

Здесь надо понимать еще один момент. В 15 лет ты ребенок, у тебя есть спорт, амбиции и ничего больше. А в 20 у тебя появляются и другие интересы, люди, в жизни появляются новые краски. Ты думаешь, что ты и потренироваться успеешь, и поучиться, и провести время с друзьями. Я на сборах перед Олимпиадой по Skype занималась с репетиторами, учебники брала.

— Заявка на звание русского Нэйтана Чена.

— Но это очень требовательный режим. У меня всегда в семье было так: в школе проблемы — значит, фигурное катание уходит. А я хотела на каток, а не в школу. Вот и училась всегда на хорошие оценки, чтобы получить хорошее образование.

Я безумный фанат спорта, поняла это после того, как взяла паузу. Но в фигурном катании иногда у нас присутствует идея, что надо положить все на алтарь победы. И мы забываем, что жизнь богаче, чем соревнования и тренировки.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
15
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир