28 мая, 20:45

Фигуристка обвиняет тренера в травле, но за него почти все коллеги. Скандал с Нугумановой все сильнее

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Дело уже расследует федерация фигурного катания.

В российском фигурном катании — удивительное затишье. Ни по-настоящему громких переходов, ни конфликтов между тренерскими группами, ни прочих скандалов... И тут в качестве возмутителя спокойствия выступила Елизавета Нугуманова. Яркая как на льду, так и вне его девушка выступила с громким интервью, в котором обвинила своего тренера в некорректном поведении. После чего спортивный мир разделился: одни атакуют штаб Евгения Рукавицына, другие — саму Нугуманову. Как разобраться во всей этой истории?

Рукавицын отмалчивается в ответ на обвинения со стороны своей фигуристки

«Мне в команде часто говорили, что я толстая, что ничего у меня не выйдет. Были даже такие слова: «Ты даже в своих соцсетях скоро никому не будешь нужна со своей фигурой». Я слышала от них: «Ты не заслуживаешь музыку на старшем льду. Ты не заслуживаешь тут кататься, я так решил», — эти слова фигуристки Елизаветы Нугумановой в интервью matchtv.ru вряд ли кто-то из тех, кто интересуется этим видом спорта, пропустил. Вряд ли для кого-то будет открытием информация, что нравы общения в фигурном катании суровые. Жесткая дисциплина, подчинение, практически армейские порядки — о таком формате работы косвенно мы нередко слышали. Но вот чтобы действующая фигуристка высказала претензии своему тренеру... А ведь формально разрыва в отношениях между Нугумановой и Евгением Рукавицыным не было.

В том самом интервью Елизавета подтверждает, что продолжает тренироваться под его руководством. Другое дело, что продолжение карьеры по многим причинам теперь под большим вопросом. «Я хочу съездить отдохнуть и обо всем подумать. Абстрагироваться от всего, потому что я много всего в последнее время терпела — и унижения, и все такое. Поэтому сейчас мне нужно перезагрузиться и думать, куда двигаться дальше», — сказала Нугуманова. Сам Рукавицын заявлений об отчислении фигуристки из группы не делал. Более того, общения со СМИ он избегает. На настойчивые просьбы журналистов прокомментировать ситуацию либо бросает трубку, либо жалуется на нехватку времени. Нет реакции на громкие слова своей спортсменки и от руководства Академии фигурного катания, к которой формально относится группа Рукавицына. Такое молчание не может вызывать доверия, поскольку, будь слова Елизаветы оторванными от реальности, тренер наверняка поспешил бы их опровергнуть.

Против Елизаветы выступили многие известные тренеры и функционеры

Линию защиты Евгения Владимировича составляют его коллеги. «Татьяна Анатольевна Тарасова как-то говорила: «Ищи говно в себе». Полностью согласен с ее словами в этой ситуации», — отметил олимпийский чемпион Алексей Ягудин. «Могу сказать слова поддержки тренерскому штабу и выразить полную солидарность. Все видели сезон Лизы, — сказал Максим Траньков. — Абсолютно нормально, когда тренер тебе говорит какие-то вещи, чтобы спасти твою карьеру». Илья Авербух считает, что каждый имеет право на свое мнение. Но он в данной истории — целиком на стороне тренера. Логичным поведение Рукавицына видят Алена Леонова и Катарина Гербольдт. Самую яркую цитату выдал почетный президент Федерации фигурного катания России Валентин Писеев, заявивший, что Нугуманова из себя ничего и не представляет, чтобы как-то реагировать на ее слова. И только в словах Дмитрия Губерниева можно найти попытку разобраться.

«Должно быть расследование ее слов и его слов. Где доказательства? Такие высказывания нужно доказать. Если это было на самом деле, то конечно, такое недопустимо. Должно быть проведено расследование соответствующими структурами», — сказал телеведущий. И он абсолютно прав. Обвинения Нугумановой достаточно громкие, и оставлять их без внимания мы точно не имеем права. С другой стороны, презумпция вины на основе одних только слов также до добра не доведет. К слову, расследование уже началось. Пусть и не на уровне ФФККР или Минспорта, а на местном. Дело под свой контроль взял Антон Сихурулидзе, президент Федерации фигурного катания Санкт-Петербурга. От отметил, что слышит о таком впервые, и это удивляет. Ведь Андрей Мозалев сказал, что весь сезон видел Нугуманову в слезах. Косвенно поддержала ее и экс-фигуристка Рукавицына Мария Талалайкина, покидавшая группу со скандалом.

Специалист из группы Рукавицына угрожал травмировать Нугуманову

«Унижению и буллингу со стороны тренера не должно быть места. Я знаю точно, о чем говорю», — написала Мария в соцсетях без подробностей. Летом она уехала в Италию, не предупредив команду, и выступить за новую страну ей так и не дали. В ноябре прошлого года Елизавета давала интервью нашему изданию. И после основной беседы под запись шел неформальный разговор. Не вдаваясь в подробности, Нугуманова уже тогда рассказывала примерно те же вещи про давление со стороны тренерского штаба, критику за лишний вес и слабое рвение на тренировках. Но о желании тренера закрыть ей дорогу в спорте или даже угроз намеренно травмировать девушку не слышали ранее даже в частных беседах... «Валентин Молотов однажды подъехал ко мне и сказал, что, если я буду катать программы, он сделает мне подножку, и я уйду на тот свет», — говорит она о работе с коллегой Рукавицына.

Даже в шуточной форме подобные заявления непозволительны. Не говоря уже о якобы имевших место угрозах самого Евгения использовать против спортсменки свои широкие связи. Елизавета обещает собрать доказательства и представить их на суд общественности. Но сама публичная дискуссия — это уже большая победа. Авторитарный стиль в тренерской работе — это наши «традиционные ценности», которые идут еще от советской школы. Сама структура отечественного спорта направлена на систему, в которой все кладется на алтарь результата. Ни о каком ментальном здоровье речи обычно нет. Мы много лет живем в парадигме, что дисциплина — это здорово. Слова тренера — закон. И главное — результат. Так чему тогда удивляться?

В России считают жесткое обращение с учениками нормой

Никто не спорит, что нельзя побеждать с лишним весом и что в карьере Нугумановой наметился кризис. Еще год назад фигуристка блистала на чемпионате России — она стала третьей среди взрослых спортсменок и готовилась к чемпионату Европы. Его отменил ковид, а дальше вернуться на прежний уровень она уже не смогла. Но разве это достойный повод ее клеймить? Елизавету ругают за активность в соцсетях. Но разве медийность в XXI веке может быть порицаема? В команде Алексея Мишина работает экс-фигурист Артур Гачинский. Он профессионал своего дела и важный элемент системы Профессора. Но два года назад в Сети всплыло видео, на котором Гачинский в жесткой манере общается с юным учеником. Не требую рушить успешный тренерский тандем, но неужели справедливо было практически полностью проигнорировать данный инцидент?

Тема жесткого обращения тренера с учениками неоднозначная. Если в Европе и Америке часто переходят к другой крайности, при любых обстоятельствах заочно принимая сторону жертвы, то у нас, что бы ни произошло, сообщество профессионалов встает на защиту тренера. Понимаю коллегиальную солидарность, но неужели мы таким хотим видеть российский спорт? Попробуйте поискать в интернете заголовки про насилие тренеров над детьми. Вас поразит то количество новостей, которое выдаст браузер. Из последнего — инцидент в Щербинке, которым заинтересовался даже Следственный комитет. Большинство историй из глубинки, в них фигурируют не самые известные люди. Но это не значит, что в большом спорте их нет. Просто люди обычно не говорят о них, поскольку в фигурном катании все друг от друга зависят и боятся сказать лишнего. И вот хотя бы за смелость хочется сказать Нугумановой спасибо.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости