«После турнира мне снова придется уйти на восстановление». Пресс-конференция Загитовой и Медведевой полностью

6 февраля 2021, 23:30
Евгения Медведева. Алексей Ягудин, Алина Загитова. Капитаны команд и ведущий вечера. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Капитаны двух команд — о турнире, здоровье и своих тренерских перспективах.

После коротких программ на Кубке Первого канала Алина и Евгения, возможно, впервые в жизни предстали на пресс-конференции в подобном формате — один на один, без Этери Тутберидзе и третьих призеров. Пока на турнире благодаря девушкам лидирует команда Загитовой с преимуществом 18,5 балла — при этом на протяжении трех других видов вели подопечные Медведевой.

Вопросы после первого дня в основном касались турнира, две чемпионки рассказали о своем отношении к нему, Медведева немного покритиковала жеребьевку, а также тревожно высказалась о своем здоровье. Загитова прокомментировала свою работу в «Ледниковом периоде».

Мы не знали, что сделать, чтобы Коляда улыбнулся

— Как чувствовали себя в роли капитанов? Это все-таки не собственное выступление.

Загитова: — Наверное, это даже сложнее, чем выступать. Когда ты один, ты сам за себя, а тут у тебя целая команда из 16 человек, у меня даже аллергия пошла. Редко со мной такое бывает. Сил почти нет. Рада, что сегодня все смогли показать хороший результат.

Медведева: — Начну с того, что у меня потрясающая команда, у меня собралось столько народу, с которым я действительно общаюсь в жизни на постоянной основе, переписываюсь каждый день, кидаем друг другу мемчики. Мы действительно близкие друзья. Первым делом на этом турнире я получаю удовольствие от того, что я чувствую, что помогаю своим близким друзьям, и просто стараюсь хорошо провести время, потому что такое сейчас время... Самый важный аспект каждого соревнования — это получать удовольствие от того, что оно есть.

Легче ли выступать самому? Для меня — одинаково, но причины разные. За других я переживаю больше, но физически легче сидеть и смотреть, как другие люди работают. Поэтому это уравновешивает физическую и ментальную нагрузку. Одинаково, но по-разному.

— Как оцените выступление ребят из своей команды?

З.: — У меня все в команде откатались хорошо. Единственное — мальчики. Но, думаю, они соберутся завтра, основная проблема сегодня была в том, что они выдавали себя полностью и чуть-чуть не контролировали себя, как они сказали сами. Думаю, все сделают выводы.

М.: — Я хочу, напротив, похвалить наших мальчиков и в особенности Мишу Коляду, который вчера, казалось, совсем не в настроении был. Но при этом он вышел и идеально откатал свою программу. И все еще остался не в настроении (смеется). Мы не знали, что с ним сделать, чтобы он улыбнулся. Сказал, что улыбка будет завтра. Я ему поверила, это было убедительно.

Хочу сказать, что горжусь Сашей Самариным, так как он вышел после тяжелой травмы в начале сезона, больше половины сезона травма длилась. Насколько я знаю, до сих пор болит, он через боль выходит и катается. Да, сегодня, мягко говоря, не получилось. Но я уверена, что все-таки он мужчина, завтра он разозлится и все сделает.

И хочется пожелать силы духа Лизе Туктамышевой завтра с двумя тройными акселями. Надеюсь, что у нас все будет хорошо.

— Сам турнир вам нравится как идея?

З.: — Сейчас сложная ситуация во всем мире, соревновательной практики не хватает. И это хорошая практика, тем более перед олимпийским сезоном, — проверить себя перед чемпионатом мира. Все этот турнир воспринимают как что-то серьезное. Мы можем повеселиться в kiss-and-cry, но перед выходом на лед все волнуются.

М.: — В этом сезоне чемпионат Европы был отменен. Думаю, что это хорошая и качественная замена его для наших российских спортсменов, чтобы не просиживаться, долго не готовиться. У каждой группы собственная тактика, у каждого тренера. Возможно, за это время кто-то бы переработал, пересидел, переотдыхал перед чемпионатом мира. На сегодняшний день я думаю, что если провести опрос среди спортсменов, хорошо ли для них, что был проведен этот турнир, то они поддержали бы сторону «за».

Для меня сложно после длительного перерыва выходить на соревнования. А если посмотреть, то с отменой чемпионата Европы между чемпионатом России и чемпионатом мира чуть больше двух месяцев. Это большой срок для каждого фигуриста, сейчас как раз хорошая практика, даже перепрактика, выступлений на публике: шума, внимания, поддержки намного больше, чем на любых других официальных соревнованиях. На чемпионате мира ребятам, к сожалению, не удастся почувствовать вот эту настоящую атмосферу типичных международных соревнований. Хочется пожелать им терпения, потому что я ни разу так не выступала и не представляю, как можно выступать без публики.

6 февраля. Москва. Алина Загитова.

Ненавижу, когда кричат с трибун перед прокатом

— Как вы готовились к работе с командой, к настрою?

З.: — Я сегодня спрашивала, чтобы чувствовали себя спокойно. Мне сказал Денис Ходыкин, например, что их паре нужна максимальная тишина, поскольку они сосредоточены на своем прокате. Поэтому некоторым спортсменам мы кричали не так громко, как хотелось бы. Я поддерживаю как могу, думаю, у нас хорошо получилось сплотиться командой. Все были довольны.

М.: — Начну с того, что многие из ребят, которые находятся в моей команде, не участвовали в командных соревнованиях. Когда я спросила, как им больше нравится, они сказали: «Мы не знаем, чего ожидать». В итоге мы до Саши Самарина кричали, поддерживали, но после мы решили, что лучше все-таки помолчать. И, наверное, подействовало (смеется).

Лично я, по своему опыту, люблю находиться в тишине. Ненавижу, когда в тишине выкрикивают, в начальной позе слышно: «Женя! Мы тебя любим!» Ненавижу! Я хочу встать и сказать: «Остановите, пожалуйста, соревнования. Кто крикнул? Не надо больше этого делать». Прямо раздражает, мне не нравится. Меня это не сбивает, но на секунду я думаю: «Зачем, ну вот зачем?» Поэтому в некоторые моменты я просила ребят: «Тише, тише, пускай настраиваются». Но знаю некоторые пары, которым нравится, когда их подбадривают, как Настя (Скопцова) с Кириллом (Алешиным) и Саша (Бойкова) с Димой (Козловским). Им нравится, когда перед прокатом и особенно во время проката их поддерживают. Сегодня прощупали почву, кому что нравится, завтра будем двигаться по той же системе.

— Как пришла идея о названии? Вы сами его выбрали?

З.: — «Красная машина» — символ России, побед. Я люблю хоккей, моя жизнь с ним связана. Название пришло само. Плюс ко всему Этери Георгиевна мне тоже помогла, сказала, что меня многое связывает с хоккеем, было бы прикольно. Я согласилась.

М.: — Я ни в коем случае сейчас не хвастаюсь, но немножечко горжусь, потому что все от начала до конца придумала я сама. И название, и тематику, и плащи, и шлемы, и эти картонки и надписи на них. Это мое дитя, мое творение.

— А показательный номер?

З.: — Изначально я хотела сделать все сама, но потом поняла, что ничто так не сплачивает, как совместная работа. И каждый предлагал что-то свое. С фейерверком помог Даниил Маркович, было прикольно. Мы создавали этот номер все вместе. В начале теплые слова передали наши выдающиеся хоккеисты, спасибо, что помогли мне и поддержали.

М.: — Я изначально догадывалась, что Алине будет ставить Даниил Маркович (Глейхенгауз), поэтому не хотелось пересекаться хореографами. Я попросила помочь Ари Закаряна. Было такое, что я как-то сама себе ставила показательный, в который я до сих пор влюблена, но у меня никогда не было опыта постановки группового номера. Шестнадцать человек — это все-таки много народу на льду. Я просто поняла, что чисто стратегически и схематически я не смогла бы объяснить, что именно я хочу по шагам. Я изначально понимала, что это не мое, мне нужна практика. Времени было всего полчаса на льду, чтобы поставить этот командный номер.

Привет от космонавтов с МКС? Мы старались выбрать самое высокое и недосягаемое. Хочу поблагодарить Первый канал за осуществление этой абсолютно сумасшедшей идеи, которую изначально никто всерьез не воспринимал. Нам передавали приветы и напутственные слова космонавты, которые находятся на МКС. Я считаю, что это прорыв в поддержке команды.

Поняла, насколько сложна работа журналиста, только в «Ледниковом периоде»

— Евгения, чувствуете ли вы себя сейчас в России свободно, комфортно после возвращения и как у вас дела со здоровьем?

— Я русская, я здесь выросла, и я, в принципе, всегда себя комфортно здесь чувствовала, разговаривая на родном языке, кушая еду, к которой я привыкла с рождения. Собаки, мама, бабушка, друзья — все это у меня на родине.

По поводу здоровья хочу сказать, что плюс-минус. После завершения этого турнира мне, к сожалению или к счастью, придется опять уйти на восстановление. Не знаю, сколько это продлится, пока что непонятно. Не буду вдаваться в подробности, но хочу пожелать здоровья, терпения и выдержки всем людям, которые сейчас болеют коронавирусом. Пожалуйста, берегите себя после болезни, потому что она дает о себе знать еще в течение многих месяцев.

— Динамика хотя бы в пользу плюса или минуса?

— Посмотрим.

— Алина, в этом сезоне вы вели «Ледниковый период». Было много разных оценок, но никто не спрашивал у вас: как вы оцениваете свою работу? По любой шкале, как в РАНХиГС или какая вам понравится.

— Оценивать себя я не люблю, но могу сказать, что да, я не профессиональный журналист, у меня нет такого опыта, как у вас, я недоучилась. Кто высказывался обо мне... Это очень сложная работа, насколько она сложна, я поняла, только когда поучаствовала в «Ледниковом периоде». Очень рада, что это произошло в моей жизни, спасибо Илье Авербуху, что пригласил и поверил в меня. Могу сказать, что старалась и делала все возможное, чтобы спрогрессировать. Надеюсь, у меня это получилось.

Медведева недовольна отменой жеребьевки

— Какие у вас впечатления от прыжкового турнира?

З.: — Как нам сказали, это соревнование for fun (англ. ради смеха). Просто получали все удовольствие. Не знаю, что сказать. Прекрасно, что сделали такой турнир, у него нет аналогов в мире. Это мощно и круто.

М.: — Я начну с настроя команд мальчиков и девочек. С девочками все понятно — с ними все здорово, классно, все об этом давно мечтали и т.д. С мальчиками было невозможно разговаривать — приходилось вытягивать слова, они нервничали, было видно, что это для них большой стресс. Да, наши девочки — лучшие в мире фигуристки и фигуристы, что показало вчера их выступление. Но мне лично хочется поддержать мальчиков. Не пожалеть, а сказать — ребята, дерзайте, работайте. И все будет. Если девочки могут прыгать стабильные лутцы с руками наверх, значит, физически вы это можете делать на сто процентов.

Мы гордимся нашими девочками. Прыжки — это тот формат, о котором мечтали и девочки, и вся российская публика.

— Формат жеребьевки вам понравился?

З.: — Я согласна со всеми организационными моментами. Мне все понравилось. Более-менее одинаковые команды.

М.: — Хочу немного глубже опуститься в эту тему. Вчера мы довольно рано прибыли на каток, чтобы отрепетировать все, что должно было происходить. И вначале действительно должна была быть жеребьевка — две чаши, каждый из капитанов открывал бы шарик с фамилией спортсмена.

Хоть вчера мне понравился прыжковый турнир, но я не такой сторонник инноваций. И мне больше по душе формат жеребьевок, которого мы придерживаемся на официальных соревнованиях ISU и внутрироссийских соревнованиях. Не знаю... Нас не поставили в известность, что мы будем сами набирать составы в команды. Об этом я узнала только в прямом эфире от Леши Ягудина. Как и Алина. Возможно, ей Леша сказал чуть раньше.

Я стояли и думала: «Где чаши? Где шарики?» И сначала я восприняла информацию о том, что мы будем сами набирать команды, как шутку. Ничего против не имею, но хотелось бы, чтобы за нас решала фортуна. Так было бы немножко честнее. Сейчас у меня здоровская команда. Мы лидировали после трех видов.

З.: — Да, меня тоже не предупредили (смеется).

— В командных видах определяют игрока матча или звезду дня. Вы бы кому отдали эту награду, если бы ее вручали в своей команде?

М.: — Миша Коляда. Он действительно сегодня очень хорошо откатался. Хоть и серьезно, с таким нахмуром. Но если ему это помогло, то здорово. Главное, чтобы он был сам собой доволен.

З.: — Я бы взяла этот приз, разделила на кусочки и каждому бы отдала.

— Можно считать вашу роль капитана гипотетическим началом тренерской карьеры?

З.: — Я могу попытаться поднять настроение, но, думаю, у каждого спортсмена есть тренеры, и лезть в это мне не нужно. Я могу сказать не то слово. Про тренерскую работу — сейчас сложно сказать, как жизнь сложится. Я такой человек, который живет именно этим днем, минутой, секундой.

М.: — Мне повезло, что в нашей команде я могу спокойно подойти и к тренерам, и к спортсменам и пообщаться, что к чему. Насколько возможно было, я говорила. Настрой на завтрашний день они поняли, и от этого, думаю, они и будут действовать.

Но я не тренер. Из уважения к внутренним фигурнокатательным правилам я не имею права лезть в разговор между спортсменом и тренером — это неправильно.

Я хочу попробовать себя в тренерской карьере, мне нравится работать с людьми, самое главное, что я вижу отдачу и результат. Возможно, у меня есть тренерская черта — умение объяснять, показать, чисто психологически разгрузить. Возможно, я ошибаюсь, но, думаю, на 80 процентов готова работать тренером.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
37
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир