11:45 14 декабря 2015 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Юдзуру Ханю: "Не могу себе позволить думать только о себе"

12 декабря. Барселона. Юдзуру ХАНЮ - победитель финала "Гран-при". Фото AFP 12 декабря. Барселона. Юдзуру ХАНЮ в произвольной программе. Фото REUTERS 10 декабря. Барселона. Юдзуру ХАНЮ в короткой программе. Фото REUTERS
12 декабря. Барселона. Юдзуру ХАНЮ - победитель финала "Гран-при". Фото AFP
3

"ГРАН-ПРИ". Финал

Выиграв мужской финал "Гран-при" в Барселоне, Юдзуру Ханю установил уникальный рекорд – на 30,43 превысил гроссмейстерский рубеж в триста баллов. 7 декабря олимпийский чемпион отпраздновал свое 22-летие, тогда же дал интервью немецкой журналистке Татьяне Фладе (материал был опубликован в журнале Pirouette). С разрешения автора мы публикуем интервью полностью.

– На этапе "Гран-при" в Нагано вы впервые набрали более трехсот баллов (322,40. – Прим. "СЭ"). Это воспринималось как что-то инопланетное.

– Я и сам был тогда сильно удивлен результату – даже не знал, как его комментировать. С другой стороны, это же были не Олимпийские игры-2018? Хотя вполне допускаю, что не стану завершать свою карьеру и после выступления в Корее. Что до результата, не могу сказать, что все мои шаги и вращения получились в Японии безупречными. Так что буду пробовать улучшить и этот результат.

– Что вы чувствуете, когда в соревнованиях выполняете элемент за элементом и все они получаются идеально?

– Когда я катался на турнире NHK Trophy в Нагано, был прежде всего очень сосредоточен. И очень старался, разумеется. В этом сезоне было сделано очень много тренировочной работы, так что в глубине души я верил, что она обязательно должна принести плоды. После каждого прыжка я слышал, как восторженно реагирует публика – словно за меня болела вся страна. Это сильно воодушевляло.

– В этом сезоне вы впервые показали два четверных прыжка в короткой программе и три – в произвольной. А сколько таких прыжков вообще возможно исполнить в ходе одного проката? И сколько может быть необходимо, чтобы выиграть Олимпиаду в Корее?

– Лично я тренирую четверной риттбергер и лутц, который пока успешно делает только Боян Цзинь. В тренировках мне тоже удавалось делать этот прыжок, но сам я пока воспринимаю такие попытки как великое чудо. При этом отдаю себе отчет в том, что пока мои риттбергер и лутц недостаточно хороши, чтобы включать их в программу. Я даже как-то пробовал прыгать четверной аксель, но не докрутил и упал.

Что касается вопроса, сколько четверных понадобится для победы в 2018-м, ответить на него не так просто. На Олимпиадах случается разное. Прекрасно помню, как в 2002-м на Играх в Солт-Лейк-Сити четверной неплохо выполнила добрая половина участников. А в Ванкувере Эван Лайсачек стал чемпионом, вообще не имея в программе ни одного такого прыжка.

Если говорить о турнире NHK Trophy, все, кто там катался, прыгали четверной уже в коротких программах. Но мне кажется важным не столько сам факт четверного, сколько качество, с которым ты можешь выполнить этот прыжок. Хороший тройной аксель приносит ненамного меньше баллов. А это значит, что, имея прекрасный аксель и каскад с таким акселем, вполне можно побеждать тех, кто на среднем уровне прыгает четверные.

– Но сами вы тем не менее делаете в двух программах пять четверных прыжков.

– Это не было самоцелью. Цель – исполнять все эти прыжки со сложным заходом и сложным выездом. Кроме этого у меня есть хороший тройной аксель. В будущем, думаю, количество четверных прыжков в мужских программах будет конечно же увеличиваться. Это видно даже по Бояну Цзиню, который только пришел во взрослое катание из юниорского, но уже прекрасно прыгает четверной лутц. Так что глядя на Бояна я, можно сказать, вижу будущее мужского катания – то, к чему нужно стремиться.

– Прошлый сезон оказался для вас неимоверно трудным. С одной стороны, это был послеолимпийский сезон, с другой – он начался страшным столкновением на тренировке перед этапом "Гран-при" в Китае, где вы получили травму головы.

– Это было не настолько трудно, как принято говорить. Не могу сказать, что мне пришлось труднее, чем в любом из предыдущих сезонов. Гораздо более серьезная проблема заключалась в другом: я очень хотел как можно быстрее вернуться в Канаду к Брайану Орсеру, но вышло так, что после травмы пришлось остаться в Японии, где мне вообще было не с кем тренироваться. Поэтому я катался один, сильно нервничал из-за этого. Но никогда не пытался размышлять о случившемся с позиции, как все могло бы сложиться, если бы травмы не произошло. Это было бы просто бессмысленно мучать себя размышлениями на эту тему.

– Хоть какой-то перерыв в тренировках вам тогда сделать пришлось?

– У меня были две недели каникул – из-за того, что мне пришлось много выступать в шоу и разного рода спонсорских мероприятиях. Вообще-то это не так много времени, чтобы можно было полностью восстановить физические и психологические кондиции. Но в целом самочувствие было неплохим. Как олимпийский чемпион я чувствовал достаточно большую ответственность перед болельщиками. И не думаю, что было бы правильно думать в этой ситуации только о себе.

– Если бы вы могли позволить себе провести месяц, не приходя на каток, чем бы занялись?

– Никогда не задумывался об этом. Подозреваю, что мне очень быстро стало бы скучно, хотя помимо фигурного катания я еще учусь в университете. Мне нравится кататься, нравится добиваться результата, поэтому совершенно не уверен, что согласился бы месяц отдыхать.

– Какую специализацию вы выбрали для учебы?

– Меня привлекают гуманитарные науки. Хотелось бы получить более широкое образование, нежели спорт. Меня интересует все, что связано с окружающим миром, психология, поведение людей в тех или иных ситуациях. При этом совершенно не исключаю, что в какой-то момент своей жизни займусь тренерской работой, чтобы таким образом отдать фигурному катанию все то, что вкладывали в меня мои учителя. А возможно, мои знания будут реализованы в каком-то бизнесе.

– Почему для своей произвольной программы вы решили выбрать японскую тему?

– После выступления в World Team Trophy в конце прошлого сезона я чувствовал себя совсем опустошенным. Был настолько разочарован и расстроен своим результатом на чемпионате мира, что полностью ушел в тренировки. В тот момент вообще не думал о том, какую музыку выбрать для новой произвольной программы. Шэ-Линн (Шэ-Линн Бурн – чемпионка мира-2003 в танцах на льду, канадский тренер и хореограф) предлагала какие-то варианты, но ни один из них мне не нравился. А потом я наткнулся на японскую тему, которая меня заинтересовала. Над этой программой работали очень много людей, в том числе я сам. На этапе постановки я даже общался с актером, который играет в фильме, из которого взят саундтрек, и мы вместе обсуждали, как сделать танец наиболее выразительным. Очень хочу показать эту программу максимально хорошо.

– Вам это удается. Прекрасные прокаты, рекордные результаты. Какова следующая цель?

– Думаю, что могу кататься еще лучше. Это прежде всего касается качества дорожки шагов и второго четверного тулупа. Если говорить о будущем, мне хотелось бы кататься так, как не может никто другой. И чтобы мое катание узнавали все.

3
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (3)

mielen04ka

Юзуру 1994 года рождения. 7 декабря 2015г. ему исполнился 21 год. Поправьте.

16:01 19 декабря 2015

kukuna

Кстати он амбциозен, что помогает ему добиваться таких результатов.

09:32 15 декабря 2015

lamarin777

Замечательное интервью! Очень приятно узнать, что Юзуру не только гениальный фигурист, но и умный, думающий и ищущий и, похоже, просто очень хороший человек. "Как олимпийский чемпион я чувствовал достаточно большую ответственность перед болельщиками. И не думаю, что было бы правильно думать в этой ситуации только о себе" - не всякий так сможет о себе сказать. Больших успехов тебе Юзуру, а еще - здоровья и большого личного счастья! Радуй своих поклонников еще много-много лет!

12:26 14 декабря 2015