15:15 1 ноября 2015 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Шоковая терапия от Туктамышевой

30 октября. Летбридж. Елизавета ТУКТАМЫШЕВА. Фото REUTERS
30 октября. Летбридж. Елизавета ТУКТАМЫШЕВА. Фото REUTERS

"ГРАН-ПРИ". SKATE CANADA

Второй этап чемпионской серии завершился тремя победами канадских спортсменов в четырех видах программы и достаточно убедительным выступлением россиян

Шанс отобраться в финал сохраняют за собой Елизавета Туктамышева, российская пара Евгения Тарасова/Владимир Морозов, а дебют Екатерины Бобровой/Дмитрия Соловьева в танцах после двухлетнего перерыва завершился третьим местом, что при определенном стечении обстоятельств тоже может позволить танцорам удержаться в финальной шестерке.

ПАРАДОКС ДВОЙНОГО АКСЕЛЯ

В короткой программе чемпионка мира Елизавета Туктамышева осталась седьмой, и это, разумеется, вызвало всеобщий шок: в столь технически разобранном состоянии Лизу не видели давно. Из трех прыжковых элементов она справилась лишь с двойным акселем, сделала это прекрасно, но вот парадокс: после того, как Туктамышева освоила этот прыжок в трехоборотном варианте, двойной аксель стал смотреться в ее программе совершенно инородным телом. Похожим образом, наверное, могла бы выглядеть ситуация, если бы Евгений Плющенко в свои лучшие годы сознательно вышел бы соревноваться с каскадом из двух тройных тулупов.

Кроме этого существует известный эффект: попытки спортсмена исключить из программы наиболее сложный элемент ради того, чтобы сконцентрироваться на прочих составляющих, достаточно редко бывают успешными. Словно организму таким образом дают сигнал, что можно не напрягаться. И тело вообще перестает реагировать на команды мозга.

Как бы то ни было, Лиза все-таки сумела взять ситуацию в руки. В произвольной программе. Пусть лучший результат и не позволил ей обойти американку Эшли Вагнер по сумме двух прокатов, но все сразу встало на места: и тройной аксель, и умение сражаться, и шанс на продолжение борьбы в декабрьском финале. Все, что нужно для этого сделать – не оказаться дальше второй позиции на этапе во Франции, где в серьезных соперницах у россиянки будет имеющая такое же количество баллов американка Грейси Голд, соотечественница Юлия Липницкая, которой на текущий момент откровенно не хватает сложности программ, и японка Канако Мураками, которую Туктамышева благополучно опередила в Летбридже.

ДЮАМЕЛЬ/РЕДФОРД: НУ-КА ДОГОНИ!

Первый старт в "Гран-при" Тарасовой и Морозова стал хорошим поводом обратить на себя внимание. Впервые Евгения и Владимир сделали это еще год назад, когда стали третьими на своем дебютном чемпионате Европы, и уже тогда было очевидно, что с таким качеством отдельных элементов фигуристы не затеряются ни в какой компании. Дело за малым: найти броский, запоминающийся стиль и усложнить программу в соответствии с возможностями, во-первых, и амбициями – во вторых. Теоретически рассуждая, делать это следовало бы сразу, не откладывая на лучшие времена. К этому располагала сама обстановка: чемпионы Сочи Татьяна Волосожар и Максим Траньков за время послеолимпийского "простоя" несколько растеряли былые качества, вице-чемпионы Игр Ксения Столбова/Федор Климов тоже в силу разных причин сражаются большей степенью с собой, чем с соперниками, причем не очень удачно. На своем этапе "Гран-при" неделю назад они, напомню, стали четвертыми, но по сумме баллов заочно проиграли Тарасовой и Морозову и короткую программу, и произвольную.

Другой вопрос, что стилистически более юная российская пара заметно не дотягивает до коллег по группе. Стиль спортсменов можно было бы назвать акварельным, но сильнее просится на язык слово "невыразительный". Это, разумеется, можно было бы не брать в расчет, но дело в том, что Тарасова и Морозов уже вошли в ту высшую когорту, где соперников непрерывно сравнивают друг с другом – как очно, так и виртуально.

Канадское очное сравнение оказалось сильно не в пользу россиян: Дюамель и Редфорд выиграли у них в общей сложности порядка двадцати пяти баллов.

Если бы этих спортсменов вообще не было в парном катании (а такое вполне могло случиться, если бы не идея Ришара Готье затеять свой проект на базе двух хорошо прыгающих одиночников), ее точно следовало бы придумать. Потому что канадцы вот уже который сезон служат для всего мира эталонным технологическим образцом: они постоянно идут вперед в сложности программ, у них прекрасно поставлена та часть подготовки, которая отвечает за мощь и крепость опорно-связочного аппарата, что в просторечии означает, что вероятность получить травму у спортсменов сведена к минимуму. А главное – Меган и Эрик все сильнее приучают мир к тому, что у них нельзя выиграть – неважно, в какой стране происходит дело и насколько субъективным оказывается судейство.

В этом сезоне жребий свел чемпионов мира с олимпийскими чемпионами в заключительном из шести этапов – в Нагано, и это, безусловно, обещает стать одним из моментов, сильно украшающим всю серию. Подобно тому, как украсило канадский турнир противостояние Патрика Чана и Юдзуру Ханю.

ДЕКЛАРАЦИЯ ПАТРИКА ЧАНА

История фигурного катания знала немало разного рода возвращений, и все они бывали разные. Не стану ни с кем сравнивать, но повторное появление на большом льду трехкратного чемпиона мира привлекает лично меня тем, что канадец сразу предельно четко обозначил свои намерения.

Дело даже не в том, что победителем этапа в Летбридже стал он, а не Ханю. Здесь, как говорится, можно еще и поспорить, кто из двух фигуристов был лучше в тех или иных составляющих (при выигранной произвольной программе Чан все-таки уступил японцу в технике, а короткий прокат и вовсе остался за мало кому известным японцем Дайсуке Мураками – внезапной “выскочкой” из гнезда Фрэнка Кэролла. Главным было другое – абсолютная конкурентоспособность программы и исполнения – словно и не было этих двух лет простоя, а была тяжелейшая и кропотливейшая работа в результате которой Чан стал лучше и стабильнее в прыжках и при этом ни грана не потерял в своей сильной стороне – скольжении.

Другими словами, вопрос "Зачем он продолжает кататься?" отпал сам собой. Ну уж точно не затем, чтобы дотянуть до Игр в Пхенчхане, если повезет отобраться в сборную, и записать на свой счет участие в командном турнире.

Еще одно возвращение – Бобровой и Соловьева – вышло несколько менее выразительным. Чемпионы Европы уступили в Летбридже не только своим канадским и американским визави, но по сумме произвольного танца показали более низкий результат, нежели Виктория Синицина/Никита Кацалапов, выступавшие на этапе в США.

Понятно, что еще ничего не потеряно – прекрасный по постановке танец нуждается всего лишь в том, чтобы его вкатать, но в целом сравнение россиян с соперниками стало хорошим поводом задуматься: мир, похоже не только лучше нас начинает понимать, как и куда и зачем стремиться, но и сплошь и рядом обыгрывает нас на старте.

И не только о танцах здесь идет речь.

Гран-при Skate Canada. Мужчины. 1. Чан (Канада) – 190,33. 2. Ханю (Япония) – 186,29. 3. Мураками (Япония) – 171,37… 7. ПЕТРОВ – 149,58. Женщины. 1. Вагнер (США) – 202,52. 2. ТУКТАМЫШЕВА – 188,99. 3. Нагаи (Япония) – 172,92… 8. ЛЕОНОВА – 160,37. Пары. 1. Дюамель/Рэдфорд (Канада) – 216,16. 2. ТАРАСОВА/МОРОЗОВ – 191,19. 3. Мур-Тауэрс/Маринаро (Канада) – 174,85… 5. БАЗАРОВА/ДЕПУТАТ – 156,15. Танцы. 1. Уивер/Поже (Канада) – 173,79. 2. М.Шибутани/А.Шибутани (США) – 168,36. 3. БОБРОВА/СОЛОВЬЕВ – 161,11… 5. МОНЬКО/ХАЛЯВИН – 147,57.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ