00:30 29 января 2015 | Фигурное катание

Ильиных/Жиганшин: прорыв в элиту

Среда. Стокгольм. Елена ИЛЬИНЫХ и Руслан ЖИГАНШИН. Фото REUTERS
Среда. Стокгольм. Елена ИЛЬИНЫХ и Руслан ЖИГАНШИН. Фото REUTERS

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ

После исполнения короткого танца чемпионы России Елена Ильиных/Руслан Жиганшин занимают второе место с минимальным отставанием от лидеров

Мужчины.
Короткая программа.

Первый "блин" вышел комом

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Стокгольма

Во всех интервью, что были взяты у команды Ильиных и Жиганшина накануне чемпионата Европы, со стороны спортсменов и их тренеров отчетливо звучала мысль: мы едем в Стокгольм, не думая о местах. Задача - показать все то, на что мы способны на текущий момент.

Со спортивной точки зрения – настрой совершенно правильный и, я бы даже сказала, единственно верный: расстановка в итоговом протоколе фигурном катании всегда зависит от множества вещей, поэтому единственным непоколебимым критерием качества во все времена было совершенно иное. А именно – способность спортсменов выдать на льду максимум возможного.

Выступая на протяжении первой половины сезона в турнирах "Гран-при", финале чемпионской серии, а затем – в чемпионате России, Ильиных и Жиганшин достаточно убедительно показали: одно из наиболее ценных качеств дуэта заключается как раз в умении если не прыгнуть выше головы в нужный момент, то как минимум взять "свое".

Вопрос тут в другом: какое место способны занять чемпионы России, если в Стокгольме все сложится для них благоприятно.

Утверждать, что на данном этапе высота занятого места не имеет для пары большого значения, я не готова. На то, что Лена с Русланом встали в пару лишь несколько месяцев назад и, понятное дело, не могли успеть по-настоящему скататься, можно было бы посетовать разве что в том случае, если бы фигуристы не сумели отобраться в сборную на декабрьском чемпионате страны. Но вышло так, что они не просто отобрались, но были официально признаны первой парой.

Сейчас даже не имеет смысла добавлять к этой фразе привычные слова: "в отсутствие Екатерины Бобровой/Дмитрия Соловьева". То, что чемпионы Европы-2012 из-за затянувшегося послеоперационного восстановления партнера до сих пор не начали полноценно тренироваться, означает как минимум одно: достаточно простая по своей сути операция прошла не лучшим образом. Соответственно более продолжительной получается борьба с последствиями.

А это означает, что Ильиных и Жиганшин вполне способны провести в статусе первой пары весь остаток сезона. И одному мирозданию известно, как далеко вперед они способны за это время уйти.

Возвращаясь к чемпионату Европы, трудно не понимать, что именно сейчас так или иначе в танцевальной Европе определяется потенциальный лидер. Уже никого не волнует, сколько времени катается вместе тот или иной дуэт. Но поскольку ни одна из пар не имеет пока весомых оснований считать себя неприкасаемой, а равных по техническим возможностям спортсменов достаточно много, значение начинает иметь любая мелочь.

Например – постановки. Вряд ли бы французы Габриэла Пападакис/Гийом Сизерон, занявшие, напомню, на прошлогоднем чемпионате Европы 15-е место, сумели бы так мощно "прозвучать" в первой половине сезона, если бы не два фантастически удачных танца, изрядно развеявших достаточно распространенную иллюзию, что успешность программ определяется величием постановщика. В частности короткий пасодобль французам ставил их соотечественник Ромэн Хагенауэр, который хоть и работал со всеми ведущими танцевальными дуэтами страны, завершив собственную карьеру фигуриста, но никогда не относился к числу хореографических легенд. Точно так же, как и Мари-Франс Дюбрей, поставившей Пападакис/Сизерону произвольную композицию.

Впрочем, в части короткого танца французам было не так просто тягаться с Ильиных и Жиганшиным. Дело даже не в том, что им, как я уже писала, принадлежит лучший результат нынешнего сезона. Просто постановка Антонио Нахарро стала тем самым попаданием в цель, когда очень четко понимаешь, ради чего фигуристы из года в год продолжают в достаточно массовом порядке эксплуатировать тему Кармен – как раз ради того, чтобы однажды родилась вот такая программа.

По жребию Лена с Русланом катались 15-ми. В любой другой ситуации  это могло бы стать поводом для расстройства, но тут получилось наоборот: ранний стартовый номер автоматически снимал со спортсменов достаточно большую долю напряжения, которая наверняка дала бы себя знать, окажись танцоры на своем первом чемпионате Европы в сильнейшей разминке.

Прокат вышел почти идеальным. Лучшее в этом сезоне исполнение случилось у Ильиных/Жиганшина на этапе "Гран-при" в Москве, где фигуристы при "домашнем" судействе получили за свой короткий танец 64,12. В Стокгольме сумма баллов составила 69.94. И это была уже очень весомая заявка – второй лучший результат сезона в мире после победителей финала "Гран-при" канадцев Кейтлин Уивер/Эндрю Поже.

Другой вопрос, что сидя на трибуне "Глобен-Арены", невозможно было предсказать, как долго этот рекорд продержится. Покуситься на результат чемпионов России, ставших лидерами, теоретически могли не только первые номера Франции, Италии и Великобритании, попавшие в заключительную разминку, но и какой-либо из российских дуэтов: те же Ксения Монько и Кирилл Халявин производили на тренировках очень мощное впечатление.

Всерьез включиться в борьбу у них, к сожалению, не получилось. Испанские танцы – достаточно коварная для исполнения вещь. Страсть, драма и прочие эмоции настолько концентрированно заложены в музыке, что по большому счету не требуют чрезмерной игры "лицом". Как только внешние эмоции начинают перехлестывать, сам танец блекнет. Не говоря уже о том, что все это сильно отвлекает от работы ног. Именно это, как мне показалось, произошло с Ксенией и Кириллом.

Кстати, именно об этом парадоксе испанских постановок в свое время говорил Нахарро, когда ставил программу Ильиных и Жиганшину. Руслан рассказывал, что выдающийся танцор постоянно обращал внимание на мелочи, на отточенность жестов. В частности объяснил, что страсть в таком танце должна передаваться не какими-то сексуальными телодвижениями и позами, а именно взрывной четкостью.

Повод для радости у российских болельщиков все-таки образовался: Степанова и Букин сумели наконец добиться именно того проката, к которому стремились с самого начала сезона: сложность программы не только была подчеркнута безукоризненным качеством исполнения, но танец еще и получился очень легким, воздушным. 

Дальше пошла чистая арифметика: по ходу проката Капеллини/Ланотте было понятно, что техникой они незначительно, но не дотягивают до планки, установленной Ильиных и Жиганшиным. По всем законам фигурнокатательного жанра действующие чемпионы мира и Европы просто обязаны были обходить россиян за счет второй оценки, но этого не произошло.

А следом россиян не сумели обойти в части техники и французы – превзошли Ильиных и Жиганшина лишь оценкой за компоненты.

Насколько это было справедливо, я судить не берусь. Но главное заключается в другом: чем бы не завершился для танцоров этот чемпионат, можно утверждать: арбитры официально признали за российскими дебютантами право на место в танцевальной элите.

Чемпионат Европы. Стокгольм. "Глобен-Арена". 29 января. Танцы. Короткий танец. 1.  Пападакис/Сизерон (Франция) – 71,06. 2. ИЛЬИНЫХ/ЖИГАНШИН – 69,94. 3. Капеллини/Ланотте (Италия) – 69,63.  4. СТЕПАНОВА/БУКИН – 64,95... 11. МОНЬКО/ХАЛЯВИН – 58,34.

Материалы других СМИ
Загрузка...