20:21 2 декабря 2014 | Фигурное катание

Италия готовит костёр для Костнер

Март 2009 года. Милан. Каролина КОСТНЕР и Алекс ШВАЦЕР во время показа мод. Фото REUTERS
Март 2009 года. Милан. Каролина КОСТНЕР и Алекс ШВАЦЕР во время показа мод. Фото REUTERS

ДОПИНГ

Знаменитая итальянская фигуристка может завершить карьеру из-за того, что не донесла антидопинговой службе на своего бойфренда.

Италия готовится сказать новое слово в борьбе с допингом. На днях антидопинговый трибунал Национального олимпийского комитета этой страны потребовал дисквалификации знаменитой фигуристки – 27-летней Каролины Костнер. Сама девушка допинг вроде бы не употребляла. Вместо этого она помогала своему бойфренду, олимпийскому чемпиону по спортивной ходьбе Алексу Швацеру, встречаться с подозрительными специалистами и укрывала его от антидопинговых служб. Теперь Костнер грозит более чем серьезное наказание отстранение от спорта на четыре года и три месяца. Более того, если ее настигнет возмездие, то будет создан соответствующий прецедент, и под ударом окажутся все родные и близкие спортсменов топ-уровня.

Допинговая сага Швацера, победителя пекинской Олимпиады-2008, тянется уже много месяцев. Накануне Игр-2012 он был уличен в применении ЭПО и дисквалифицирован на три с половиной года. Столь суровый вердикт был вызван детективными обстоятельствами "поимки" легкоатлета.

В конце июля 2012 года антидопинговые инспектора нагрянули в дом Костнер в немецком Оберсдорфе с внесоревновательной проверкой. Но целью их была не фигуристка, а Швацер, который, по сведениям инспекторов, в то время гостил у своей подруги. Хозяйка встретила незваных гостей холодно, сообщив им, что Алекса в Оберсдорфе нет. В конце концов Швацера подстерегли в его итальянской квартире, и взятый у него там тест оказался положительным.

Во время следствия Алекс признался, что купил запрещенный препарат летом 2012 года в Турции и хранил его в холодильнике под видом витаминов в том самом доме Костнер в Оберсдорфе. Инъекции ЭПО атлет, по его словам, делал в ванной комнате втайне от своей подруги. Но когда в дом нагрянули контролеры попросил Каролину спрятать его и не выдавать на растерзание инспекторам. И фигуристка помогла бойфренду, так как "уважала его право на личную жизнь".

Во время расследования "дела Швацера" также выяснилось, что в 2011 году Костнер присутствовала на короткой встрече своего друга со скандально известным Микеле Феррари. Напомню, что еще в 2004-м этот фармацевт был приговорен в Италии к году тюрьмы условно, а также к штрафу за спортивное мошенничество и злоупотребление запрещенными препаратами. С Феррари сотрудничали многие знаменитые велогонщики, у которых впоследствии возникли проблемы с допингом американец Лэнс Армстронг, казахстанец Александр Винокуров и россиянин Денис Меньшов. В чем именно заключалось взаимодействие фармацевта со Швацером, не понятно, но это не мешает НОК Италии обвинять Костнер в "пособничестве".

Антидопинговые службы считают, что фигуристка нарушила пункт 2.8 кодекса WADA, в котором запрещены "помощь, потворство, подстрекательство, пособничество, сокрытие или любой другой вид соучастия, включая нарушение или попытку нарушения антидопинговых правил". По логике обвинителей, Костнер не имела права обманывать инспекторов в Оберсдорфе и должна была донести в соответствующие инстанции на своего бойфренда, когда узнала о его подозрительных связях с Феррари. Причем степень вины Каролины, по мнению чиновников итальянского НОК, столь высока, что достойна четырехлетней дисквалификации, которая больше, чем наказание Швацера, и почти наверняка будет означать для нее окончание любительской карьеры.

В настоящий момент Костнер находится в США, и новый виток скандала предпочитает не комментировать. Бронзовый призер Олимпиады в Сочи, чемпионка мира-2012 и пятикратная чемпионка Европы еще в июне решила, что пропустит нынешний сезон. Далеко не факт, что итальянка вообще возобновит любительскую карьеру вне зависимости от вердикта по делу "о пособничестве". Тем не менее, клеймо нарушительницы антидопинговых правил ей, безусловно, ни к чему. И адвокаты Каролины делают все для того, чтобы отбить атаку на свою клиентку.

Аргументы защиты достаточно весомы. Требование доносить на близких, мягко говоря, расходится с современными нормами права. По крайней мере, в уголовном законодательстве большинства цивилизованных стран свидетели освобождаются от ответственности за дачу показаний против членов своей семьи. Правда, Костнер и Швацер не были официально женаты, но они открыто встречались с осени 2008 года. Правда, в конце 2013-го пара распалась итальянка начала встречаться с чешским фигуристом Томашем Вернером. Но во время детективных событий лета-2012 Каролина и Алекс фактически были семьей.

Самое удивительное, что НОК Италии совершенно не склонен распространять современные нормы права на допинговые дела. В истории этой страны уже был случай, когда за "пособничество" была наказана целая семья. В 2011 году антидопинговый трибунал наложил пятилетнюю дисквалификацию на велогонщика Лоренцо Бернуччи. Одновременно его жена, мать и отец были отстранены от спортивной деятельности на четыре года, а брат на три. Причем Бернуччи положительной допинг-пробы не сдавал, а виновность его родных была установлена с помощью прослушивания телефонных разговоров и показаний свидетелей.

В 2008 году дисквалификация с формулировкой "пособничество" имела место в США. Тревор Грэхем, бывший тренер знаменитой легкоатлетки Мэрион Джонс и фигурант дела о лаборатории BALCO, получил пожизненный запрет на тренерскую деятельность и год домашнего ареста за дачу ложных показаний. Однако Грэхем не был родственником атлетов, получавших допинг из BALCO, и у него во время дачи показаний не возникало моральных дилемм. Семья Бернуччи также была наказана за конкретное нарушение антидопинговых правил, а не за отказ "стучать". Таким образом, возможная дисквалификация Костнер может оказаться уникальной во всяком случае, для спортсменов такого уровня.

Конечно, антидопинговые инстанции нуждаются в свидетелях, которые помогли бы им докопаться до истинных виновников использования запрещенных препаратов. Однако согласитесь, что требование доносить на своих близких, по сути, отправляет нас в мрачное средневековье. Оттуда недалеко и до пыток каленым железом и до сжигания подозреваемых на кострах.

Если бы подругой Швацера была не спортсменка, а обычная девушка, за отказ свидетельствовать против Алекса ей не грозило бы ничего, кроме общественного порицания. Но когда рядом с уличенным в допинге оказывается человек, зависимый от спортивных властей, это вдруг становится отягчающим обстоятельством. В итоге спортивные семейные пары и спортивные династии попадают в зону повышенного риска. После каждого положительного допинг-теста теоретически может вставать вопрос об ответственности родственников нарушителя, если они работают в системе спорта. И всякий раз этим родственникам придется доказывать, что они ничего не знали о своих проштрафившихся близких.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...