12:29 26 сентября 2014 | Фигурное катание

Александр Лакерник: "Порой фигуристы перебарщивают со своими задумками"

Февраль 2006 года. Турин. Свою короткую программу Ирина СЛУЦКАЯ на Олимпиаде выполняла в комбинезоне. Фото REUTERS Январь 2012 года. Инсбрук. Казахские фигуристы Ильяс АЛИ и Карина УЗУРОВА на Юношеской олимпиаде были наказаны за слишком откровенное платье партнерши. Фото REUTERS
Февраль 2006 года. Турин. Свою короткую программу Ирина СЛУЦКАЯ на Олимпиаде выполняла в комбинезоне. Фото REUTERS

ЕСТЬ ТЕМА
Запретный код

Председатель технического комитета ISU по одиночному и парному катанию рассказал об ограничениях в одежде, с которыми сталкиваются фигуристы.

– На сегодняшний день в фигурном катании мало ограничений, связанных с костюмами, – считает Лакерник. – Из того, что осталось – костюм должен быть скромным и соответствовать характеру номера. Ну и еще мальчики должны выступать в брюках.

– А как же запрет на костюмы без рукавов?

– Это правило уже устарело. Сейчас для мужчин есть лишь ограничение с обязательным выступлением в брюках. А у девушек и вовсе никаких.

– Когда правило об обязательном катании в юбках или платьях для женщин перестало быть актуальным?

– Еще лет пять назад. Женщины могут спокойно кататься в комбинезонах. Это в свое время пробовала еще Ира Слуцкая и, надо сказать, выглядела в нем хорошо.

– Почему эти ограничения отменили?

– А откуда мне знать? Наверное, потому что никто не видел в этих правилах особого смысла.

– То есть, теоретически спортсмены могут выйти на лед в том же, в чем выходят в показательных выступлениях?

– Конечно, почему нет? Другое дело, что костюм выбирается в соответствии с программой, музыкой. Хореограф и тренер стараются найти органичное сочетание всех компонентов.

– Но если появится экстравагантный дизайнер со своим, особенным взглядом на костюмы, никто ограничивать полет его фантазии не будет?

– В общем, да. Если только это не будет противоречить канонам. Например, плохо, если мужчина выйдет без брюк. Все остальное – на ваш вкус и цвет.

– Вы говорили о скромности наряда. Есть критерии, по которым она определяется?

– Нет, все решает субъективное мнение судьи.

– Но прецеденты были?

– Я такого не припомню. Чтобы снизить оценку за костюм, за это должно проголосовать большинство судей. На практике такое очень маловероятно. Разговоры об этом иногда ведутся, но до реального наказания пока не доходило. Снизят, наверное, только когда кто-то из ребят выйдет в шортах. А вот девочкам в шортах кататься можно.

– А чрезмерно короткое и прозрачное женское платье, по-вашему, повлиять на судью никак не может?

– На одних это может подействовать в положительную сторону, а на других – в отрицательную. Например, на судей-женщин. Так что под всех не подстроишься. Меня всегда удивляло, что в фигурном катании очень много дорогих костюмов. Причем в нашей стране это выражено больше, чем где-либо еще. Наверное, это не всегда оправданно. Мне кажется, что порой фигуристы перебарщивают со своими задумками, но чтобы за это снизили оценку – такого не припомню.

– А насколько вообще велика в фигурном катании роль костюма?

– Для меня – невелика. Хотя кто-то, может быть, обращает на это большее внимание.

– Чьи костюмы удивили вас больше всего?

– Таких было очень много. Я видел массу безумно дорогих, красивых костюмов.

– Во время командного турнира на Олимпийских играх в Сочи у Елены Ильиных и Никиты Кацалапова сняли очко за то, что у партнерши отлетел кусочек платья…

– Это совсем другое! Есть правило, согласно которому, если после спортсмена на льду остается часть костюма, либо другой посторонний предмет, рефери снимает одно очко. Таких примеров в истории было немало.

Материалы других СМИ