18:00 15 июля 2014 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Максим Маринин: "Новая пара - как ребенок,
который учится ходить"

13 февраля 2006 года. Турин. Олимпийские чемпионы Татьяна ТОТЬМЯНИНА и Максим МАРИНИН, а также их тренер Олег ВАСИЛЬЕВ (слева).
13 февраля 2006 года. Турин. Олимпийские чемпионы Татьяна ТОТЬМЯНИНА и Максим МАРИНИН, а также их тренер Олег ВАСИЛЬЕВ (слева).

Олимпийский чемпион Турина и двукратный чемпион мира в парном катании попробовал себя в новом качестве: он поставил короткую программу для недавно созданной пары – Веры Базаровой и Андрея Депутата

– Максим, как возникла идея поработать постановщиком?

– Предложение поступило от Олега Васильева, у которого когда-то катались мы с Татьяной Тотьмяниной и который сейчас тренирует Веру с Андреем. Он позвонил и поинтересовался, найдется ли у меня на это время.

Сначала я воспринял предложение немного настороженно. Одно дело, когда много лет сам катаешься с кем-то в паре и хорошо знаешь как свои возможности, так и возможности партнера. Совсем другое – когда ставишь программу людям, которые катаются в ином стиле и к тому же совсем недавно встали в пару. Но потом я подумал: почему бы и нет? Попросил прислать музыку.

Вера с Андреем выбрали достаточно известную композицию My Way. Все мы и в спорте, и в жизни проходим определенный путь, на котором всегда встречаются какие-то развилки, препятствия. Вот у меня и возникли ассоциации в контексте истории Веры и ее расставания с прошлым партнером. Она как раз подошла к такой развилке, не очень понимая, куда идти. Тут появляется Андрей, вместе с которым она начинает новый путь. Это вкратце история программы, ее смысл. Вообще считаю, что интереснее смотреть на спортсменов, которые катают какую-то историю, а не просто элементы, составленные в определенном порядке.

– Где именно вы работали со спортсменами Васильева?

– В Петербурге. 22 мая у нас там было юбилейное шоу – 10 лет "Ледовой Симфонии". Я приехал на два дня раньше – и за это время мы успели поставить программу.

– Вам понравился этот опыт постановщика?

– Не могу сказать, что поставил что-то серьезное. Максимум, что можно придумать в короткой программе, – это два захода. Все остальное – обязательные элементы. К тому же ребята пока не скатанные; для того чтобы реализовывать какие-то хореографические задачи, им предстоит очень многому научиться. На это иногда уходят годы. Новая пара – это как ребенок, который родился и учится ходить.

– И каковы ваши впечатления от "новорожденного"?

– Все, конечно, зависит от самих ребят. Андрей – очень позитивный парень. У Веры еще наблюдается некоторая скованность, но за то время, что мы работали, она много улыбалась. Мне кажется, все прошло хорошо.

– Вы бы хотели еще кому-то предложить свою помощь в постановках, поделиться идеями?

– Пока не хочу… Точнее – сам я никому не навязываюсь. Меня попросили – я помог по мере сил. На мой взгляд, все остались довольны – это главное.

– А вашей паре с Татьяной Тотьмяниной вы не пробовали ставить программы?

– В рамках шоу все программы нам ставит Илья Авербух, мы ему полностью доверяем.

– Эти программы неизменно отличает высокое качество и техническая сложность. При этом вы уже восемь лет не соревнуетесь. Как удается держать столь высокий уровень?

– В совершенствовании нашего с Татьяной катания колоссальную роль сыграл ледовый проект Ильи. Одно дело – когда ты катаешься с профессионалом, и совсем другое – когда встаешь в пару с человеком, который никогда прежде не стоял на коньках. Именно в такой ситуации наиболее ярко проявляются твои профессиональные качества. Можно сказать, что мы занимались у Ильи не обучением звезд, а прежде всего раскрытием собственных талантов.

– Какой из проектов Авербуха был для вас наиболее интересным?

– "Кубок профессионалов". Это был уникальный опыт – попробовать себя в дуэтах и с танцорами, и с парниками. Еще запомнились сезоны, в которых нужно было танцевать на полу. Мне было интересно посмотреть, как я смогу с этим справиться.

– Многие фигуристы из вашего проекта стали публичными личностями, а вы – нет. Это осознанный выбор?

– Когда живешь публичной жизнью, личная, как правило, проходит стороной. А для меня личная жизнь гораздо важнее. К тому, что меня не всегда узнают, отношусь спокойно. Мне кажется, жизнь превращается в кошмар, если на тебя начинают оборачиваться, тыкают в тебя пальцем. Я к этому достаточно болезненно отношусь, поэтому не стремлюсь к публичности. В то же время понимаю, что это необходимо, потому что от того, насколько мы с Таней будем популярны, в какой-то степени зависит мое будущее.

– Насколько внимательно вы следите за российской сборной и за тем, что происходит в любительском фигурном катании?

– Одно время не следил вообще. Но в предолимпийский и олимпийский сезоны старался смотреть, как катаются лидеры. Было интересно.

Больше всего порадовали девочки – Аделина Сотникова и Юлия Липницкая. И ведь никаких громких званий у них до Игр не было: чемпионкой Европы Юля стала буквально накануне. И Аделина шла за ней. Другое дело, что народной любви кому-то досталось больше, кому-то меньше. Но это уже вещи, которые предугадать нельзя.

Порадовали наши пары. Максим Траньков с Таней Волосожар были лидерами, все ждали от них золотых медалей, и они это ожидание оправдали. А Ксения Столбова с Федором Климовым, считаю, стали открытием этих Игр.

Кто будет новыми звездами – трудно сказать. Здорово, что Россия возвращает себе статус страны фигурного катания, в которой всегда были сильны традиции. Все, что происходило в нашем виде спорта до 2006 года, было скорее остатками "советского" запаса. А вот результаты Игр в Сочи – уже российская история. Лично меня как гражданина России это радует.

Материалы других СМИ