12:31 27 марта 2014 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Столбова и Климов:
две проблемы и еще одно серебро

Четверг. Саитама. Ксения СТОЛБОВА и Федор КЛИМОВ. Фото AFP
Четверг. Саитама. Ксения СТОЛБОВА и Федор КЛИМОВ. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА

В четверг в Саитаме было установлено историческое достижение: Алена Савченко и Робин Шолковы стали пятикратными чемпионами мира в парном катании. Ксения Столбова и Федор Климов заняли второе место, на пять с лишним баллов опередив канадцев Меган Дюамэль/Эрика Рэдфорда. После награждения фигуристы раскрыли свои ощущения.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Саитамы

– Ваша партнерша несколько расстроена серебром. Вы относитесь к результату так же? - вопрос Климову.

– Нет, я всем доволен. На самом деле после того, как мы закончили кататься, мне было достаточно безразлично, какое это будет место. Главное, что мы откатали программу почти без ошибок – близко к максимуму. И рад, что удалось сохранить для России три путевки на следующий чемпионат.

– Неужели этот вопрос не был для вас второстепенен?

– На самом деле нет. Считаю, что наша страна не должна терять места на столь крупных соревнованиях ни в одном из видов программы. По крайней мере к этому нужно стремиться.

– Насколько тяжело вам с Ксенией дались те несколько недель, что отделили чемпионат мира от Олимпийских игр?

– Тяжело, могу честно в этом признаться. Все-таки мы в большей степени привыкли кататься и выступать, чем без конца с кем-то встречаться и давать интервью. После Игр было множество каких-то мероприятий, и это немного выбило нас из привычной колеи.

Вторая проблема заключалась в том, что после таких соревнований, как Олимпийские игры, тяжело продолжать находить в себе не только силы, но и мотивацию. Мы старались, как могли.

– Осознание того, что вы – вице-чемпионы Олимпиады и обладатели олимпийского золота в командном первенстве, пришло сразу?

– Это скорее осознание того, что мы сделали очень большое и важное дело. Многим спортсменам не удается достичь таких результатов за всю карьеру, мы же, по сути, только начинаем серьезно выступать. И знаю, что мы способны на большее.

– Когда ехали в Саитаму, рассчитывали, что сумеете бороться за победу?

– Я всегда придерживаюсь той позиции, что главное в фигурном катании – это чистый прокат, а не занятое место. Понятно, что о медалях бывает сложно не думать. После короткой программы мы проигрывали немцам (Алене Савченко/Робину Шолковы. – Прим. Е. В.) три балла. Естественно, было невозможно не думать при этом, что на Олимпиаде разрыв между нами и немцами после короткой программы был на балл больше, а в итоге мы выиграли. Здесь не получилось, но это объяснимо: все-таки кататься приходится на фоне усталости.

– На то, как катались Савченко и Шолковы на тренировках, вы внимание обращали?

– Вообще не смотрю на других до выступления – хватило одного неудачного опыта.

– Какого именно?

– Прошлогоднего чемпионата Европы. Там я с интересом смотрел, как катаются соперники. И сам в итоге не сумел настроиться на выступления.

– Когда вы пришли в группу Нины Мозер, то имели статус третьей пары. По ходу нынешнего сезона стали вторыми, опередив Веру Базарову/Юрия Ларионова сначала на чемпионате России и Европы, а затем и на Играх в Сочи. Соперничество с ними в Японии было по-прежнему принципиальным или внутренне вы уже чувствовали, что сильнее?

– Вера и Юра – сильная пара, которую нельзя не брать в расчет. Тем более что мы тренируемся на одном льду и прекрасно понимали, насколько хорошо они готовы. К тому же в отличие от нас с Ксенией ребятам не пришлось делать никакого перерыва в тренировках после Игр. Не могу даже сказать, почему у них не получилось показать хороший результат в Японии. Этого ничто не предвещало – могу сказать абсолютно точно.

– Вы с тренером уже успели хотя бы в общих чертах обдумать следующий сезон?

– Определенные задумки есть, но детально мы пока еще ничего не обсуждали. А новый сезон начнется для нас, как обычно, в мае. Постановкой программ планируем заняться в Америке, ставить их нам скорее всего будет Николай Морозов. Нам понравилось, как он работает.

– Вы ведь катали в этом сезоне только одну его программу – короткую.

– Произвольную программу Николай тоже для нас придумал. Просто потом было решено, что олимпийский сезон мы проведем со старой произвольной. Но наметки-то остались. Их мы и хотим взять за основу на следующий сезон.

Ксения Столбова, в свою очередь, рассказала о проблемах, с которыми ей пришлось столкнуться после Олимпиады в Сочи.

– Когда вы закончили кататься, по вашим губам отчетливо угадывалась первая фраза. Вы сказали партнеру: "Все!" Было до такой степени тяжело дождаться окончания сезона?

– С одной стороны, сезон у нас получился очень классным, но дался он тяжело. Прежде всего в эмоциональном плане. Поэтому действительно уже хотелось передышки.

– Что случилось с вами в параллельном вращении?

– Сами не успели понять. Обычно все получается автоматически – я даже не особенно слежу за Федей, зная, что в любой момент могу под него подстроиться. Здесь же мы с самого начала разошлись по темпу и чем больше я старалась подстраиваться, тем более заметным становилось расхождение. Кто в лес, кто по дрова, в общем. Ну... бывает такое.

– Не знаю, помните ли вы сейчас, но когда мы встретились на Играх в Сочи после исполнения короткой программы, вы произнесли достаточно неожиданную для дебютантки фразу: "Когда, если не сейчас? Возраст-то поджимает". Неужели с этим ощущением вы провели весь олимпийский сезон?

– Ну а как иначе? Мне уже 22, надо же как-то... господи, слова уже начинаю забывать – заявлять о себе, обращать на себя внимание, расти?

– Сознание, что в начале сезона вы с Федором были в группе Мозер всего лишь третьей парой, не доставляло дискомфорта?

– Во-первых, у нас не было даже намека на такое разделение. Нина Михайловна прекрасно умеет дать понять, что для нее каждый спортсмен – потенциальный чемпион. Только работай. Мы и работали. Лично я ни разу даже не почувствовала, что мои интересы как-то ущемляются.

– Каково было мотивировать себя после столь яркого выступления на Играх на дальнейшие выступления?

– Дело даже не в отсутствии должной мотивации, а в том, что после Игр я сильно переболела. Сначала началась аллергия на цветение, которая проходила очень тяжело, потом на этом фоне подскочила температура. Чувствовала я себя от всего этого отвратительно. Поэтому и раскачиваться на продолжение работы было тяжело. На самом деле я впервые в жизни поняла, что такое полностью выложиться. До такой степени отдавать катанию все силы мне до этих Олимпийских игр не приходилось еще никогда.

– Может быть, ваша болезнь стала всего лишь следствием пережитого напряжения?

– Думаю, да. Весь сезон как-то держалась, а после Игр накрыло. Поэтому в Японии для нас с Федей главным было просто откататься так, как можем. Выдержать. Если вспомнить, как непросто начинался для нас обоих этот сезон, когда Федя сломал ногу, а я – руку, мы вообще не могли предположить, что все закончится настолько хорошо.

3
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (3)

edka72

Молодцы, золото то было у немцев до начала, если только они б падать е начали

22:03 27 марта 2014

Ленинградец.

Отличный результат, учитывая судейские реверансы в сторону немецких старичков.

13:11 27 марта 2014

Delavar-80

это плохой результат! только золото!

13:01 27 марта 2014