00:10 27 сентября 2012 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Татьяна Волосожар:
"Для олимпийских программ идей пока нет"

16 сентября. Москва. Прокаты фигуристов сборной России. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Федора УСПЕНСКОГО, "СЭ". Фото "СЭ"
16 сентября. Москва. Прокаты фигуристов сборной России. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Федора УСПЕНСКОГО, "СЭ". Фото "СЭ"

Сегодня в немецком Оберстдорфе начинается Nebelhorn Trophy - один из самых известных международных турниров, предваряющих серию "Гран-при". Для двукратных вице-чемпионов мира в парном катании Татьяны Волосожар и Максима Транькова это будет первый старт в новом сезоне.

- Вы снова, как и в прошлом году, решили выступать в Оберстдорфе. Какие задачи ставите перед собой на эти соревнования?

- Если в прошлом году мы зарабатывали рейтинговые очки, то сейчас хотим просто обкатать программы, показаться судьям, проверить костюмы перед первым стартом в "Гран-при" на Skate America.

- До сентябрьских контрольных прокатов в Москве вы с Максимом держали в секрете музыку для постановок нового сезона. Почему?

- Ну, наши основные соперники в этом смысле тоже не слишком открыты и откровенны. Всегда хочется сохранить интригу и интерес как можно дольше. Потом бывает приятно, когда ожидание оказывается оправданным и зрителям все нравится.

- Но ведь есть и те, кто выпускает отдельный пресс-релиз, рассказывая, под какую музыку будут кататься в новом сезоне. Так, например, поступила олимпийская чемпионка Ванкувера Юна Ким.

- Ну, Юна Ким - единственный фигурнокатательный герой в своей стране (улыбается). А мы - не единственные, и ко всем нашим со стороны публики большой интерес. Поэтому хотелось сохранить тайну.

- В короткой программе на блюзовую аранжировку известной музыки из "Крестного отца" у вас довольно необычное амплуа роковой женщины, раскованной, дерзкой, с ярким макияжем. Насколько вам комфортно в таком образе?

- Вы знаете, мне очень нравится быть разной. В прошлом году в произвольной программе я пыталась воплотить на льду двух лебедей: быть и "черной", и "белой". Нынешняя короткая программа - это новый образ, и здесь, наверное, срабатывает опыт выступления в тех же шоу. У нас с Максимом в Art on Ice уже была подобная программа, и возможно, тот опыт как раз и помогает чувствовать себя комфортно.

- Я потому и задала этот вопрос, ведь в прошлом сезоне вы рассказывали, как сложно вам катать партию черного лебедя, поскольку, по сути, вы куда ближе к белому.

- Да, характер у меня мягкий. По натуре я добрая (смеется). Поэтому, если говорить о прошлогодней произвольной, образ белого лебедя, конечно, был для меня ближе.

- Кстати, о Юне Ким. Не так давно вы с Максимом ездили в Корею участвовать в одном из ее шоу. Какое впечатление оставила олимпийская чемпионка Ванкувера с учетом ее предстоящего возвращения в любительский спорт?

- Мне вообще очень нравится, как она катается. К тому же Ким довольно молодая. Я в принципе была удивлена, когда после Олимпийских игр в Ванкувере она сказала, что заканчивает любительскую карьеру. Где-то в глубине души была уверена, что это просто пауза, не более. Ким еще полна сил, эмоциональных в том числе, и в этом смысле вполне может покорить и Сочи-2014.

- Насколько трудно для вас с Максимом проходили поиски музыки на новый сезон?

- Мы определились довольно быстро. Прилетев летом в США, мы с Николаем Морозовым один из первых же вечеров полностью посвятили прослушиванию возможных вариантов. Короткая программа - "Крестный отец" в блюзовой обработке - очень понравилась: сразу представили эти образы, идею, которую можно удачно воплотить на льду. Что касается произвольной, эта мелодия (японской виолончелистки Якуко Каваи. - Прим. Е.К.) очень душевная, она в каждом человеке затрагивает какие-то нотки. Мне вообще всегда нравилось, как звучат скрипки и виолончели - очень эмоционально. Мы решили посвятить свою программу Японии, поскольку были там во время трагических событий (накануне чемпионата мира-2011, впоследствии перенесенного в Москву. - Прим. Е.К.). Наш сюжет таков: на люду обычные люди, которые попали в непростую ситуацию и пытаются из нее выбраться. И хотя это не их родная страна, они все равно ей сопереживают. Ведь жить хочет каждый (улыбается).

- В короткой программе вы, судя по увиденному мной на прокатах в Москве, решили абстрагироваться от сюжета легендарной киносаги Фрэнсиса Форда Копполы, не так ли?

- Да. Так и есть. Мы решили показать всю красоту блюзовой обработки: сексуальность, эмоции, отношение мужчины и женщины друг к другу.

- Неужели Максиму совсем не хотелось сыграть на льду Аль Пачино?

- (Смеется.) Ну может быть. (После паузы.) Просто изначально задумка была не такой. Американский хореограф Ли Энн Миллер, с которой мы работали над этой программой, пыталась показать мне образ такой сексуальной барышни, которая пытается соблазнить молодого человека. Мне очень понравились эти нотки женственности. Ли Энн показывала мне какие-то эмоции, абсолютно новые движения - вообще она больше работала со мной, конечно.

- Максим летом писал, что Николай Морозов предлагал вам для произвольной некую музыку, которая давно у него лежала, но не было фигуристов, способных ее катать. Но вы в итоге взяли другую тему. Почему?

- Нам та музыка показалась слишком эмоциональной. И мы не решились.

- Не скажете, что это было?

- Нет, зачем? Это секрет Николая. Может быть, он еще кому-нибудь ее поставит.

- Вы уже не раз говорили, что существенно усложнили произвольную программу, в том числе перенеся еще несколько элементов во вторую ее часть (по правилам за это полагаются бонусные баллы. - Прим. Е.К.). Идет ли речь о максимальной сложности с прицелом на Сочи-2014?

- Нет, это в принципе не что-то запредельное. Мы постепенно шли к этому, каждый сезон добавляя по сложному элементу во вторую половину, как того сейчас требуют правила. В плане хореографии пока все оставили как есть, будем дорабатывать по ходу. Пока же основное внимание уделяем технике и качеству исполнения элементов во второй части. Речь не идет о каких-то четверных подкрутках или выбросах во второй половине (улыбается). Будем делать каскад "сальхов - тулуп" в первой и отдельно тройной тулуп - во второй.

- Вы с Максимом и вашим тренером Ниной Мозер всегда повторяете, что нацелены на постоянный творческий поиск. В будущем олимпийском сезоне эксперименты продолжатся или же это будет не самый подходящий для них момент?

- Нет, поиски продолжатся совершенно точно. Мы не хотим быть однообразными. Что касается музыки, будем думать по ходу сезона. Пока идей нет.

- Как сейчас обстоят дела со здоровьем?

- Сейчас уже все гораздо лучше (в прошлом сезоне Волосожар и Транькову приходилось выступать на фоне ряда достаточно серьезных и неприятных травм. - Прим. Е.К.). С нами в Нью-Йорке работал очень хороший массажист-остеопат. В свое время к нему обращались и Татьяна Навка с Александром Жулиным. Недавно он дней на десять приезжал к нам в Москву. Мне еще периодически нужно проходить у него курсы лечения, у Максима же, тьфу-тьфу-тьфу, все в порядке.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

kaala-h

Желаю вам удачи! Уже много лет я абсолютно уверена , что Татьяна-самая сильная парница в мире.Очень желаю Тане золотой олимпийской медали. Она ее заслужила.

11:26 27 сентября 2012