01:30 18 октября 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Яна Хохлова: "Все сильные партнеры заняты"

Экс-чемпионка Европы в танцах на льду Яна ХОХЛОВА. Фото Андрея ФЕТИСОВА Фото "СЭ"
Экс-чемпионка Европы в танцах на льду Яна ХОХЛОВА. Фото Андрея ФЕТИСОВА Фото "СЭ"

Чемпионка Европы-2009 в танцах, чей партнер Федор Андреев не так давно получил серьезную травму, рассказала, от чего зависит продолжение ее карьеры

Не случись той трещины на льду американского тренировочного катка, танцевальная пара Яна Хохлова - Федор Андреев сейчас вовсю готовилась бы к своему дебюту в "Гран-при" (российскому дуэту как минимум давали место на домашнем московском этапе, а на правах первых запасных они могли рассчитывать и на еще один старт). Теперь Федор восстанавливает травмированное колено и учится в престижном Мичиганском университете, одном из лучших в США, где будет осваивать профессию финансиста. 26-летняя Хохлова тренирует детей на родном катке в Сокольниках. Вопрос о будущем чемпионки Европы-2009 и бронзового призера ЧМ-2008 пока открыт.

- Вы вернулись в Россию в конце августа, практически сразу после того, как стал ясен диагноз Андреева. Не было мыслей в ожидании новостей остаться в США и там поддерживать форму, продолжая тренироваться в группе Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда?

 - Мне в любом случае нужно было приехать, чтобы лично пообщаться с руководством федерации. Я бы с удовольствием вернулась, но пока я остаюсь в "подвешенном" состоянии, тренироваться там без партнера особого смысла не вижу. Но я каталась у Марины и Игоря до последнего дня, да и сейчас поддерживаю форму, работая на катке с детьми, занимаясь ОФП, танцами.

- Как дела у Федора?

- Ничего (улыбается). Он чувствует себя лучше и даже иногда приходит тренировать. Очень серьезно занимается учебой. Не зря же говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Видимо, это как раз тот новый этап, который у него займет место фигурного катания.

- Вариант с окончанием его карьеры был единственно возможным?

- После всех обследований встал вопрос о том, что Феде нужна операция. У всех одиночников есть проблемы с менисками, а в танцах из-за особенностей нашего вида на колени ложится большая нагрузка. А после операции нужно было бы пройти восстановление, которое у всех складывается по-разному и не всегда быстро. И мы, к сожалению, не могли себе этого позволить. В этом сезоне нам надо было "выстреливать", что в принципе мы могли сделать. На момент травмы у нас уже были готовы обе программы и практически пошиты костюмы. А если бы пропустили сезон, то следующий, предолимпийский, пришлось бы снова начинать из задних рядов.

Не секрет, что целью нашего проекта были медали в Сочи. Но чтобы реализовать ее, нужно было работать сейчас в три раза больше, чем можно было бы после операции. А давать какие-то обещания руководству и болельщикам, чтобы потом не выполнить их, не хотелось. Мы же осознавали свою ответственность перед страной. Федя понимал, на что идет, и не хотел никого подставить. Если бы мы, скажем, прервали сезон на середине, было бы еще хуже.

- Поиски нового партнера тем не менее продолжаются?

- С "партнероискателем" (смеется). В моем случае область изысканий ограничена - все это прекрасно понимают. Поэтому активного поиска как такового нет. Вариант выступать за другую страну я не рассматриваю, а российская сборная, в общем, укомплектована. Все более или менее сильные партнеры заняты. Я ходила смотреть на прокаты нашей сборной и увидела, что у нас есть хороший резерв. Наверное, имеет смысл как минимум подождать старта официального сезона. Думаю, уже по первым выступлениям российских пар будет понятно, на каком они сейчас счету. Есть, в конце концов, начальство, которое принимает решения. Так что от меня тут не все зависит.

Кроме того, есть еще один момент. Мы с Федей удивительно, как говорится, совпали, причем сразу. За год с лишним совместной работы у нас ни разу не случилось конфликта. Это был особенный опыт. Такого у меня никогда прежде не было. Разумеется, я профессионал, и, если нужно будет встать с кем-то в пару, я это сделаю. Но найти такое же взаимопонимание и гармонию будет уже не так легко.

- Вы по-прежнему, как и полтора года назад, принципиально настаиваете на том, чтобы не разбивать "под вас" существующие пары? Хотя, если верить слухам, некоторые варианты тогда озвучивались, да и сейчас отголоски всплывают в интернете.

- Да, я до сих пор придерживаюсь этой позиции. На чужом несчастье счастья не построишь. В любом случае страдает одна из сторон. К тому же здесь нельзя рассуждать, исходя только из личных интересов. Я давно в сборной и прекрасно понимаю "политические" соображения руководства. До Олимпиады осталось не так много времени, и лучше вести к Играм дуэты, имеющие какой-то международный рейтинг, чем браться за проект, который может и не сложиться.

- Вас не напрягает повышенное внимание к вашему будущему и все те слухи, которые появляются время от времени?

- Нет. Единственное, раздражает, когда люди звонят с просьбами прокомментировать мои перспективы с фигуристом N, даже не проверив, а пробовалась ли я вообще с этим человеком. Но я не собираюсь закрываться для общения. Приятно, что тебя помнят и твоей жизнью интересуются. Хотя за последний год я пересмотрела свое отношение к публичности.

- В связи с чем?

- Возможно, сказалась смена обстановки, тренеров-учителей. Просто пришло осознание того, что не в этом соль. Год в Америке вообще многому меня научил. Помимо огромного количества профессиональных вещей - еще и самостоятельности. Это была такая школа жизни - оказаться, по сути, одной в чужой стране. Конечно, мне все очень помогали, но я понимала, что теперь за все отвечаю сама. Не могу сказать, что раньше я была недисциплинированна, но это было совершенно иное понимание себя в мире. У Марины и Игоря я научилась многому не только как у тренеров, но и как у учителей. И сейчас не жалею ни секунды, что уехала в Америку.

- Они наверняка помогают пережить непростой момент неопределенности?

- Конечно. Мы до сих пор общаемся и с Мариной, и с Игорем. Очень приятно, что у них сложилось ко мне такое теплое отношение. Меня все там замечательно приняли, и в какой-то момент я почувствовала, что это место становится моим вторым домом.

- С Зуевой вы совсем недавно виделись на турнире Finlandia Trophy. Она не предлагала каких-то вариантов?

- Нет. Но Марина и Игорь, как тренеры, согласны работать с нашей гипотетической парой, то есть со мной и партнером, если он появится.

- Установили для себя какой-то крайний срок для принятия решений относительно будущего?

- Рамки здесь можно устанавливать сколько угодно, все равно все зависит от обстоятельств.

- Вы готовы к тому, что партнер может не найтись и спортивная карьера закончится?

- Я, наверное, уже давно готова к этому. Даже наш проект с Федором был изначально довольно авантюрным. Грубо говоря, это был эксперимент, и никто не знал, что в итоге получится. Наверное, у меня уже тогда стало меняться отношение к мыслям о себе не только как о фигуристке. И потому для меня не стала таким огромным стрессом новость о том, что Федор заканчивает - и я, возможно, тоже.

- Тем не менее спортивные амбиции наверняка еще остались?

- Конечно. Но раз ситуация сложилась таким образом, значит, буду искать для них какой-то иной способ реализации. Впадать в депрессию точно не собираюсь - жизнь-то на этом не заканчивается. В мире столько всего интересного!

- Почему вы на данный момент остановили свой выбор на работе с детьми?

- Не буду скрывать, тут не обошлось без финансового интереса - московская жизнь, сами знаете, не дешевая. А потом втянулась. Сокольники - это прекрасное место, наполненное невероятной энергетикой. Приходить туда очень комфортно. Ставить детям программы - очень креативное занятие, поскольку к каждому тут нужен особый подход. Мне самой интересно, иначе я этим не занималась бы.

- Но тренером себя в ближайшей перспективе все-таки не видите?

- Трудно сказать. Это занятие приносит мне удовольствие. И все же, честно говоря, о начале тренерской карьеры пока всерьез не думаю.

- В популярные нынче шоу вас заманить не пытались?

- Я рассматривала такой вариант, чтобы зарабатывать на жизнь. Какие-то предложения на перспективу были. Посмотрим, как пойдет. Все будет зависеть от конкретных вариантов. Идей, что делать дальше, на самом деле много. Но пока я на распутье. Такого занятия, про которое я однозначно сказала бы: это мое, пока нет. Но я точно знаю, что оно будет.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

Материалы других СМИ