11:54 29 апреля 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Haute couture

Четверг. Москва. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ - вторые на чемпионате мира. Фото AFP
Четверг. Москва. Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ - вторые на чемпионате мира. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА.
ДНЕВНИК Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

13 лет назад я совершенно случайно познакомилась с удивительной женщиной. Можно просто сказать, что она была обычной портнихой и шила одежду фигуристам. Но это будет неправдой. Лена Данилова не просто шила одежду. Она была портнихой от бога. И умела создавать спортсменам совершенно потрясающие костюмы. Удобные, стильные, роскошные и одновременно лаконичные, продуманные до последнего стежка.

В костюмах Даниловой не могло быть ни одной случайной детали. Она научилась этому еще совсем девчонкой, когда по стечению обстоятельств попала швеей-подмастерьем в Большой театр. Более крутых профессионалов в том, что касалось швейного и вышивального дела, в стране на тот момент, пожалуй, и не было. А еще в мастерских Большого театра обшивали всю легендарную советскую сборную по фигурному катанию. Женский цех кроил и расшивал платья для Людмилы Пахомовой, Ирины Родниной, Ирины Моисеевой, Екатерины Гордеевой, Натальи Бестемьяновой... Звездных  партнеров-мужчин одевали в мужском цехе. В отличие от костюмов артистов оперы и даже балета спортивные должны были выдерживать гораздо большие нагрузки. Поэтому их шили из специального эластичного полотна, которое вязали на специальных машинах прямо в цехах.

Шить такую ткань было мучением - она ползла и распускалась. И страшно линяла. Если спортсмен падал на льду, сам костюм, лед и тело немедленно покрывались трудноотмываемыми пятнами. О стирке не могло быть и речи - наряды полностью теряли вид.

Потом появилась ткань "стрейч". А еще чуть позже Данилова ушла из театра и сосредоточилась только на работе со спортсменами.

От Лены я узнавала множество интересных вещей. Например, о том, как в конце 90-х, когда у большинства тренеров и спортсменов, как и у всей страны, на счету была каждая копейка, и тем, кто тренировался в США было совершенно не по карману обращаться к американским мастерам, Данилова сама приезжала к тому или иному тренеру. В магазине, правила которого позволяли отказаться от товара в течение месяца после покупки, в складчину покупалась швейная машинка, ее нещадно эксплуатировали пару-тройку недель, затем чистили и относили обратно в магазин.

Как женщине мне было невероятно интересно слушать о бесчисленных спортивно-портняжных хитростях. О том, как "сделать" талию, если ее практически нет, как зрительно увеличить пышность форм или, напротив, скрыть их. Как правильно сшить для партнера пиджак и брюки, чтобы плечи при подкрутках и поддержках не "застревали" в районе шеи, а пояс прочно держался там, где должен быть, не задираясь и не сползая.

Еще мне безумно импонировал характер Лены. Слово "невозможно" в ее лексике вообще не употреблялось. Белоснежный крест с лучами, уходящими в стороны и растворяющимися на ткани на синем олимпийском платье Оксаны Грищук Данилова сама вышивала стеклярусом по ночам. Работала не разгибаясь, как сестра двенадцати братьев-лебедей в известной сказке. Но уложилась в заданный, совершенно нереальный для большинства мастеров срок.

За два года до этого Лена придумала совершенно потрясающие вальсовые костюмы Анжелике Крыловой и Олегу Овсянникову. По замыслу ткань должна была переливаться, но шифона переходящего серо-черного оттенка найти не удалось. Пришлось купить серебристый. Когда платье было готово, Данилова принесла на каток черную автомобильную краску-аэрозоль и стала добиваться нужного эффекта прямо на льду: Анжелику одели в платье, закрыли ей руки, ноги и лицо газетами и… Главным было не упасть в танце на лед. Ну и, естественно, беречь платье от воды.

Потом подходящий материал все-таки был найден, из него сшили новые костюмы. Но часть того сезона Крылова провела с аэрозолем в сумке.

Мы не виделись больше десяти лет. Как-то не было повода искать друг друга. Я понятия не имела, продолжает Лена работать с фигуристами или давно уже занимается чем-либо другим.

Почему вдруг о ней вспомнила? Просто вчера, совсем уже поздним вечером вернувшись домой и еще раз просмотрев потрясающее выступление вице-чемпионов мира Татьяны Волосожар и Максима Транькова, я совершенно непроизвольно набрала телефонный номер Нины Мозер, зная, что тренер наверняка еще не спит.

- Нин, а кто вам костюмы-то шил?

- Лена Данилова...

Материалы других СМИ