15:22 26 января 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Третья сила

Третья сила Фото AFP
Третья сила Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ

Путевой дневник
Елены ВАЙЦЕХОВСКОЙ

Всегда было любопытно изучать механизмы, которыми руководствуются фигуристы, меняя одного тренера на другого. В этом процессе почти всегда участвуют родители, которые, как водится, хотят своему ребенку лучшего. Иногда их действия лишены всякого смысла. Допустим, решила мама, что ее сын заслуживает гораздо более опытного и пробивного тренера, чем тот, что есть. И ринулась исправлять ситуацию со всей пролетарской мощью.

То, что у сына есть партнерша, на которой, собственно, вся пара и держится, и что в планы партнерши совершенно не входит переход к другому наставнику, мама, естественно, не учитывает. Она изучает тренерский "рынок", ведет переговоры, заручается финансовыми гарантиями спонсоров, получает согласие выбранного тренера, наконец. Более того, потенциальный наставник даже допускает некую сознательную утечку информации, потому как в глубине души жаждет показать всему миру, что он при делах вполне, при перспективных, высококлассных спортсменах, а не на обочине тренерской жизни.

И тут во весь рост встает проблема с преданной первому тренеру девочкой. А у девочки стальной характер к тому же. И все мамины договоренности летят к чертовой бабушке, оставляя действующим лицам крайне неприятные "остаточные явления". Мальчику - чувство стыда - перед тренером, к которому пришлось вернуться, девочке - истрепанные нервы и несколько потерянных от переживаний килограммов, тренеру - ощущение, что ее предали люди, которым она абсолютно доверяла.

Как бы ни складывались отношения дальше, тренер в таких ситуациях начинает подсознательно ждать нового удара. Это нормально в принципе. Кто из нас по-настоящему верит человеку, однажды предавшему?

Можно, конечно, задать мне вопрос: почему достаточно банальную ситуацию я рассматриваю с позиции предательства? И я отвечу тогда, причем совершенно искренне, что вообще не считаю переходы спортсменов от тренера к тренеру предательством. Более того, убеждена в том, что это нормально - искать наиболее комфортные условия для того, чтобы продолжать прогрессировать. Кто и что считает для себя комфортным - другой вопрос.

Знаю примеры, когда прежний наставник сам убеждал своего спортсмена в необходимости уйти. И даже подсказывал, к кому лучше обратиться, чтобы получить те или иные знания.

"Прежним" всегда больно. Даже когда расставание проходит по обоюдному согласию. Но эта боль не идет ни в какое сравнение с той, что испытывает человек, когда все решается втихомолку за его спиной.

Именно это я и называю предательством. Хотя совершенно не призываю мою точку зрения разделять.

Вот еще история. Гораздо более спокойная и цивилизованная на первый взгляд. Девочка росла и выросла в очень интересную одиночницу. И родители сами, почувствовав, что их знаний становится недостаточно, отдали ее известному тренеру.

Через полтора года родители, не видя особенного прогресса в катании, засомневались: а правильно ли был выбран тренер? И выбрали другого, в другой стране. Тем более что в этом папу с мамой девочки сильно поддержала федерация фигурного катания той страны, за которую девочка выступает. Мол, зачем вам вообще нужен тот тренер? У нас что, своих что ли нет?

Живет девочка по-прежнему в Америке, то есть всем понятно, что выбранная тренерская кандидатура - временная. И тренеру это наверняка понятно.

Родители же продолжают рассматривать варианты. В идеале такие, чтобы девочка оставалась в семье, под родительским приглядом. То есть о том, чтобы отправить ее тренироваться в другой город, если там найдется даже самый выдающийся и относительно свободный специалист, речи не идет.

Схема того, что будет дальше, выстраивается достаточно легко. Скорее всего девочка через пару лет просто закончит кататься. Причем первыми, кто поймет бесперспективность этого занятия, будут именно родители.

Я их прекрасно понимаю, кстати. Принимать решения - дело сложное. Принимать решения в отношении собственного ребенка сложно вдвойне. Видимо, именно поэтому вмешательство родителей в тренировочный процесс (причем исключительно из лучших побуждений) очень часто становится той самой "третьей силой", которая способна разрушить вокруг себя что угодно.

Сама я, кстати, безумно уважаю родителей, умеющих понимать и принимать главенство тренера. Если уж они выбрали этого тренера для своего ребенка. Это редкое явление, но оно есть.

А еще почему-то в голову лезет фраза известного американского плавательного специалиста Джорджа Хейнца, рассуждавшего как-то о тренерской профессии: "Родители - это самая большая наша подмога. Родители - это самое большое наше несчастье..."

Берн

Материалы других СМИ